Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году (Продолжение)

 

Приложение I к № 13 Первое «Поучение с церковного амвона о „Займе Свободы"»1

29 марта 1917 г.

Все в нашей жизни совершается по воле Божией. Великие дни переживает наша Роди­на. Старое правительство довело Россию до края гибели. Случилось что-то невероятное. Ве­ликая Россия, питавшая своим хлебом всю Европу, теперь, в дни войны, когда, казалось, вся­кий вывоз хлеба за границу был прекращен, когда хлеба должно было хватить на всех с ог­ромным избытком, на самом деле, ощущает страшный недостаток в этом хлебе, а в иных мес­тах терпит чуть ли не настоящий голод. Нет не только хлеба, но не хватает и прочих необхо­димых предметов продовольствия: масла, мяса и т. д. А раньше все это и за границу вывози­ли, и сыты были, и запас оставался. Расстроилось народное хозяйство. Но не только хозяйство народа пришло в упадок, а и многое вызывает наше удивление и негодование. В самом деле, количества народа у нас чуть не в три раза больше, чем у немцев. При этом мы, русские люди, горячо любим нашу Родину, и наши воины на фронте дерутся с немцами, как львы. А, между прочим, враг далеко проник в глубь России и захватил множество нашей земли, разо­рив села, города, пустив по миру десятки тысяч наших братьев. Что это? Как это можно объ­яснить? Вы сами знаете ответ: в нужную минуту не хватало снарядов, бывало, что у немцев пушка и пулемет, а у русского воина дубина, да и то не у каждого. И произошло это потому, что при старой власти не готовилось снарядов, выдавались планы немцам, предавались рус­ские люди. Нельзя перечислить всех тех действий, которые претерпела Россия из-за этих не­годных людей. И вот народ восстал за правду, за Россию, свергнул старую власть, которую Бог через народ покарал за все ее тяжкие и великие грехи. Теперь народ хочет сам устроить свою жизнь так, чтобы всем жилось хорошо, легко, по правде Божией. Учредительное Соб­рание, которое изберет весь народ, установит новую форму правления, при которой будут ре­шены все важные задачи, устранено все то зло, которое еще осталось у нас от старого строя. Доя крестьян будет разрешен вопрос о земле, что так тревожит и волнует крестьянство; для рабочих — о правильной оплате их труда, словом, будет сделано все, чтобы всем обездолен­ным, угнетенным жилось на Божием свете легко и радостно. Не будет у нас больше неправ­ды, насилия, обмана и продажности, но сам народ решит все по полной справедливости. Дай Бог, чтобы скорее настало это благословенное, долгожданное и желанное счастливое время. Но, братья, сейчас нельзя приступить к разрешению всего вышесказанного. Скажу более то­го: еще неизвестно — да будет ли еще то, чего мы все так желаем. Может быть, все повернет­ся назад по-старому, и еще более — станет гораздо страшнее и тяжелее жить, чем это было при старом правительстве. Потому что грозный враг наш, немец, еще не побежден, потому что немцы так далеко ушли в глубь России, что хотят грозить и самым столицам нашим. Теперь немцы хорошо понимают, что Россия при новом строе для них враг гораздо более страшный, чем это было раньше, когда старое правительство продавало им Россию. Поэтому они напря­гают все свои силы к тому, чтобы победить нас, чтобы вернуть к нам все старое, может быть, мечтают о том, чтобы какой-нибудь немецкий принц стал русским царем. Что же будет, если это действительно случится? Страшно подумать. Зажмут всем рты, прикажут и забыть о во­ле, не дадут крестьянам земли, будут всячески теснить и обижать нас, как это они уже дела­ли и делают с покоренными народами. Но этого не будет, ответите вы. Мало ли чего хочет не­мец. Пусть попробует: ведь защищают же грудью своею Родину наши отцы, дети, братья на­ши. Все это совершенно справедливо. Мы все готовы отдать свою жизнь за спасение России. Но мы хорошо знаем, что голыми руками немца не возьмешь. У него и пушки, и пулеметы, и ружья, и аэропланы, и великое множество всяких других средств для борьбы с нами. Это же самое должно быть, конечно, и у нас. И должно быть всего не меньше, чем у немца, а даже еще больше. Конечно, у нас есть боевое снаряжение, но его надо пополнять и обновлять. Надо мно­жество снарядов, пуль, которые расходуются на фронте страшно быстро. Надо лить новые пушки, которые от времени приходят в негодность, нужны пулеметы, ружья и т. д. А солдат наших надо одеть и накормить. Понятное дело, что все это стоит страшно дорого, почему и нужно Правительству очень много денег. При старом правительстве денежные наши дела, как и все остальное, пришли в сильный упадок, по какой причине, между прочим, теперь и такая дороговизна. Денег новому Правительству не хватает, а деньги ему необходимы и, чем боль­ше, тем лучше. По этой причине Правительство объявляет теперь внутренний заем, «Заем Свободы». Правительство приглашает всех тех, кто любит Родину, одолжить ему свободные деньги, которые будут потом возвращены назад и с хорошей прибылью2. Я думаю, что вы все согласитесь, что это наш прямой и святой долг перед матерью нашей Россией. Без денег нель­зя продолжать войны. Если мы не будем продолжать войны, немцы нас победят, и тогда вер­нется старый порядок, погибнет наша свобода и все, чего мы от нее ждем. Несите же свои сбережения. Наши братья свою кровь проливают, жизнь отдают, т[о] е[сть] самое дорогое, что только может быть, а мы, оставшиеся дома, не можем, не смеем не отдать свои сбережения для защиты правого дела, тем более, что эти деньги будут нам возвращены полностью и с большими к тому же процентами. Эти деньги отдаем в верные руки. Новое Временное Пра­вительство, которое стоит теперь у власти, избрал сам народ, тот самый народ, который заво­евал себе свободу и свергнул поработителей этой свободы. Поэтому народное Правительство употребит те деньги, которые на время одолжит ему народ, действительно, на закрепление свободы, на ее защиту против грозного немца и всех ее врагов. Поступим же, дорогие братья, как повелевает нам долг граждан свободной великой России: одолжим на время нашей Роди­не свои сбережения, свою трудовую копейку, принесем эту небольшую жертву, поможем оте­честву в трудное время, чтобы земля и воля, к которой так стремится каждый крестьянин, бы­ла действительно получена им, чтобы жила и крепла Россия свободная и великая, чтобы не рассыпались прахом все эти наши задушевные пожелания. Да поможет нам Бог.

ЦВ. 1917. Вкладыш к № 9-15. С. 2-3.

1  Это и следующее поучение рекомендовалось вывешивать на дверях храмов (ЦВ. 1917. Вкладыш к №9-15. С. 1).
2  Участие РПЦ в пятипроцентном займе, как и содержание данного обращения, расходятся с нор­мами канонического права. Так, согласно 17-го правила I Вселенского собора, священно- и церковнос­лужители, дающие деньги в рост, подлежат «извержению из клира» и считаются «чуждыми духовного сословия». Эту же норму подтверждают 10-е правило VI Вселенского собора, 4-е правило Лаодикийского собора и 21-е — Карфагенского собора (Каноны, или книга правил святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец. Канада, Монреаль, Изд. Братства преп. Иова Почаевского. РПЦЗ. 1974. С. 41, 69, 132, 153).

Приложение II к № 13 Второе «Поучение с церковного амвона о „Займе Свободы"»

29 марта 1917 г.

Начинается для России новая жизнь. Всем нам дарованы светлые права свободы, равен­ства и братства, и первый порыв освободившегося существа к тому всегда направляется, чтобы закрепить свободу, не поддаться новому порабощению от злого врага. В прежние века, во время нашествия иноплеменников, русские люди оказывали великую любовь к Родине и часто отдава­ли все, что только могло дать средства для войны. Вспомним священный клич Косьмы Минина: «заложим жен и детей» для спасения отечества! Молодое наше Правительство, избранное ныне народными представителями, не требует таких жертв от нас. Изыскивая средства для войны, оно устроило 5 % государственный Заем Свободы и призывает нас только к тому, чтобы отдать наши сбережения взаймы нашей Родине, которая нам все возвратит, да еще с лихвою.

Откликнемся на этот призыв. Для войны нужно очень много всего: и орудий, и сна­рядов, и амуниции, и проч. Страшен был нашему врагу гнев русского воинства, когда оно в скудости ополчалось на него без снарядов, без продовольствия; оно бестрепетно отражало врага. Как же обрушится оно на врага, когда воины наши будут в доспехах, с ору­жием, со снарядами, сытые, одетые, обутые! Упадет тогда сердце сопротивников, и этого ждать уже не долго, так как силы врагов уже надломлены.

Поможем нашим защитникам! Вспомним и то, что, помогая им, мы себе помогаем, себя и наших ближних защищаем от страшной участи. Сохрани Боже, если враг возьмет верх над нами! Он расчетлив, как немец, он хочет взыскать с нас все свои расходы на вой­ну. А их столько, что и представить нельзя! Ужас леденит сердце, когда подумаешь об этом. Немец задушит нас непомерными податями, выпьет из нас всю кровь, вконец обе­рет наш народ, на многие поколения вперед обездолит нас.

Поможем Правительству довести войну до конца! Дадим ему взаймы наши сбере­жения. Подпишемся на заем все: и отдельно, и в складчину. Будем сами приобретать и других уговаривать сделать это. Деньги наши будут вполне сохранены и целы, за них от­вечает весь народ и все богатства России. 5 % заем доступен всем по льготам. Воины, ус­лыша наше участие в государственном деле, одетые и вооруженные, устремятся на врага с удвоенной силой, а поражение врага сделает наш вклад еще ценнее.

ЦВ. 1917. Вкладыш к № 9-15. С. 4;>
Костромские епарх. ведомости. Кострома, 1917. № 8. Отдел неофиц. С. 139-140;
Екатеринославские епарх. ведомости. Екатершослав, 1917. № 11-12. Офщ. отдел. С. 156;
Тверские епарх. ведомости. Тверь, 1917. № 13-17. Часть офиц. С. 117-118;
Церковная правда. Симбирск, 1917. № 1. С. 1; Холмский народный листок. М., 1917. № 7-8. С. 25-26.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий