Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году (Продолжение)

№ 14. «Акт» членов Св. синода состава зимней сессии 1916—1917 гг. председателю Временного правительства1 и членам Св. синода состава весенней сессии 1917 г.2

15 апреля 1917 г.

Указом Временного правительства от 14 апреля 1917 г. на имя Св. Синода, состав [присутствия] зимней сессии оного (1916—1917 гг.) освобождены от присутствования в Св[ятейшем] Синоде и на летнюю сессию 1917 г. вызван новый состав. Отправляясь в свои епархии и выражая тем повиновение Вр[еменному] правительству, мы, нижеподпи­савшиеся, остаемся однако при том, в свое время сделанном Временному правительству заявлении от 9/13 марта3, что новый состав Св[ятейшего] Синода должен быть образован способом каноническим, т[о] е[сть] архиереи должны быть избраны архиереями, а члены от белого духовенства — голосом последнего.

Сей акт составлен 15 апреля 1917 г. по выслушании означенного Указа Временного правительства4.

[Акт подписали (по порядку):]

Владимир [Богоявленский], митрополит Киевский; Тихон [Белавин], архиепископ Литовский; Арсений [Стадницкий], архиепископ Новгородский; Михаил [Ермаков], ар­хиепископ Гродненский; Иоаким [Левицкий], архиепископ Нижегородский; Сергий [Страгородский], архиепископ Финляндский5; Протопресвитер [придворного духовен­ства] Александр Дернов; Протопресвитер [военного и морского духовенства] Георгий

Шавельский6.

ГАРФ. Ф. 550. On. 1. Д. 97. Л. 1. Рукопись. Подлинник; Там же. Л. 3. Машинопись. Незаверенная копия.

1. Председателю Временного правительства данный «Акт» был препровожден архиепископом Новгородским Арсением. См. приложение к сему документу.
2. Членами Св. синода с 14 апреля 1917г. являлись: архиепископы Карталинский и Кахети­ нский (экзарх Кавказский) Платон (Рождественский), Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский), Ярославский и Ростовский Агафангел (Преображенский), епископы Самарс­кий и Ставропольский Михаил (Богданов), Уфимский и Мензелинский Андрей (князь Ухтомс­кий), протопресвитер Успенского собора Московского Кремля Николай Любимов и протоиереи: профессор Петроградской духовной академии Александр Рождественский, члены Государствен­ной думы — Александр Смирнов, профессор Петроградского университета, и Феодор Филоненко (ЦВ. 1917. № 16-17. С. 83).
3. См. документ № 6 и приложение к нему.
4. В изложении данный «Акт» приводится в книге: Любимов Николай, протопресвитер. Днев­ник о заседаниях вновь сформированного Синода (12 апреля—12 июня 1917г.)// Российская Цер­ковь в годы революции (1917—1918 гг.) Сборник. Материалы по истории Церкви. Кн. 8. / Сост. М.И. Одинцов. М., Крутицкое патриаршее подворье. 1995. С. 19.
В этом источнике «Акт» упомянут как посланный членами старого состава Св. синода его но­вому составу. «Акт» датирован 25 апреля 1917 г. — днем, когда состоялось первое в новом составе заседание высшего органа церковной власти. Заслушав данный «Акт», члены Св. синода постано­вили принять его «к сведению».
5. Перед тем, как подписать данный «Акт», архиепископ Финляндский Сергий поместил свое мнение: «Присоединяюсь к заявлению о необходимости образования состава Синода путем выбо­ров и считаю непременною задачей новой сессии [Св. Синода] выработку Временного (впредь до Собора) положения о Св. Синоде».
6. В знак согласия с архиепископом Финляндским, перед своими автографами о.о. Александр Дернов и Георгий Шавельский написали, соответственно: «Такого же мнения держусь» и «Присо­единяюсь к мнению архиепископа Сергия».

В своих воспоминаниях протопресвитер Г. Шавельский дал такую характеристику епископату, стоявшему во главе РГЩ накануне 1917 года:

«В предреволюционное время наш епископат в значительной своей части представлял кол­лекцию типов изуродованных, непригодных для работы, вредных для дела. Тут были искатели приключений и авантюристы, безграничные честолюбцы и славолюбцы, изнеженные и избалован­ные сибариты, жалкие прожектеры и торгаши, не знавшие удержу самодуры и деспоты, смиренные и „благочестивые" инквизиторы, или же безличные и безвольные на руках своих келейников, [жен] „мироносиц" и разных проходимцев, на них влиявших, пешки и т. д., и т. д. Некоторые владыки „та­лантливо" совмещали в себе качества нескольких типов.

Имел наш епископат, конечно, и достойных представителей. Назову некоторых из них: наш Свя­тейший Патриарх Тихон [(Белавин); с 22.12.1913 по 23.06.1917 гг. - архиепископ Литовский. - М.Б.], Новгородский митрополит Арсений [(Стадницкий); до 28.11.1917 г. - в сане архиепископа. - М.Б.], Владимирский Сергий [(Страгородский); с 06.10.1905 по 10.08.1917 гг. - архиепископ Финляндский. -™·&)]> Донской архиепископ Митрофан [(Симашкевич)], Могилевский архиепископ Константин [(Бу­лычев)] и многие другие бьши настоящими носителями архиерейского сана. Но и они, — думается мне, — в своем архиерейском служении бьши бы еще значительно выше, если бы прошли серьезную школу и имели более счастливую архиерейскую коллегию» (Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. Т. 2. Н.Х., Изд. им. Чехова. 1954. С. 171-172).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий