Россия, Украина и проблема «Русской Галиции»

Поэтому отрадно, что изучение галицко-русского движения получило развитие в России. Речь идет о небольшой (чуть больше 10 п.л., вышедшей маленьким тиражом), но новаторской книге Н. М. Пашаевой "Очерки истории русского движения в Галиции XIX-XX вв."16. Как указывает она сама, по сути, это первая попытка цельного изложения истории галицко-русского движения. «Очерки» Пашаевой призваны как раз положить начало глубокому и всестороннему изучению этого, по словам Пашаевой, «удивительного, во многом парадоксального, феномена отечественной истории». Поэтому книга носит скорее научно-ознакомительный, нежели сугубо академический характер (впрочем, она снабжена справочным аппаратом). Как указывает автор, ее задача состояла в том, чтобы дать представление об этом движении, о его возникновении, идеологии, историческом пути17. И сделать ей это с успехом удалось. Автор использовала редкие, порой даже уникальные материалы, а также информацию личного характера, рукописи деятелей русского движения.

Исследование охватывает столетний период, в который развивалось галицко-русское движение (вторая половина XIX — первая половина XX вв.), коротко обрисована его предыстория (историческая судьба Галиции), а также послевоенные судьбы некоторых участников движения в СССР (на Советской Украине). В книге рассматривается зарождение движения, внешние и внутренние причины, способствовавшие его становлению, этапы его развития (в том числе на примере жизненного пути его виднейших представителей — Я. Ф. Головацкого, Д. И. Зубрицкого, И. Г. Наумовича и др.). Пристальное внимание Пашаева уделяет проблемам, с которыми сталкивалось национальное возрождение в Галиции: вопросу о литературном языке (соотношению местного наречия, русского литературного языка и создаваемого украинофилами украинского языка), национальному мироощущению его участников, русино-польским отношениям. Значительное место занимают сюжеты, в которых речь идет о политике Австро-Венгрии в отношении русинов и особенно русинов-русофилов, в том числе о гонениях на них и терроре времен первой мировой войны.

Не столь подробно анализируется отношение к галицийским делам российских властей и общества (хотя наблюдения о точке зрения Н. Г. Чернышевского и журнала «Современник» на национальный вопрос в Галиции любопытны). Впрочем, это объяснимо неразработанностью темы, а также избранной проблематикой, предполагающей внимание именно к деятельности самого галицко-русского движения. По этой же причине Пашаева оставляет за скобками другое национальное течение в русинстве — украинское (исследованное, к тому же, во много раз лучше, чем русское) и не рассматривает его как самостоятельный предмет. В то же время, оно присутствует в тексте как важнейший фактор, влиявший на деятельность русофильского движения. Так, показана борьба украинства против последнего накануне и в годы первой мировой войны, и в межвоенный период в возрожденной Польше.

Особый интерес представляет раздел, посвященный деятельности галицко-русского движения именно в межвоенный период, и особенно ситуация на Лемковщине, где полонизация и украинизация лемков (самой западной этнографической группы русинов) осуществлялась наиболее агрессивно. Этот период известен меньше всего, поскольку стал, своего рода, «лебединой песней» галицко-русского движения, вышедшего из эпохи первой мировой войны обессиленным и обескровленным, оттесненным украинским движением от ведущих ролей в крае, а после присоединения Галиции к СССР/УССР и бандеровского террора, сошедшего на нет.

Работа Пашаевой написана спокойно и объективно, а личные симпатии автора нисколько не влияют на историчность и объективность монографии. В целом, «Очерки» открывают хорошие возможности для дальнейших исследований как галицко-русского движения, так и истории Галиции вообще.

Восстановлению исторической справедливости по отношению к поколениям галичан, развенчанию мифов посвящен и вышедший недавно сборник "Русская Галиция и мазепинство"18. Он появился благодаря «Православному центру имперских политических исследований», который занимается изданием трудов российских ученых и мыслителей консервативного и православного направления.

Данный сборник — не первая книга по указанной тематике, изданная «Центром». Еще в 1998 г. им был выпущен сборник "Украинский сепаратизм в России"19, в который вошли работы ряда известных дореволюционных и эмигрантских авторов общерусского направления, писавших об «украинской проблеме». За ним последовало переиздание широко известной до 1917 г. монографии С. Н. Щеголева — обширного, основанного на широкой источниковой базе аналитического исследования, посвященного истории и сущности украинского движения20. В 2004 г. появился большой сборник «„Украинская“ болезнь русской нации», в котором были собраны работы ученых и общественных деятелей об истории Малороссии, украинско-русском национальном споре. В нем также была представлена и галицкая тема: ей отведен особый раздел, ряд материалов принадлежит перу галицко-русских авторов. Таким образом, настоящий сборник продолжает эту тематическую серию и развивает тему «русской Галиции».

Задача сборника «Русская Галиция и мазепинство», как говорится во вступительной статье, состоит в том, чтобы "освятить великую и трагическую историю этой земли — «подъяремной» Подкарпатской Руси"21 (подъяремной — то есть пребывающей под иностранным и инославным господством — ярмом, как часто называли в дореволюционной России заселенные русинами провинции Австро-Венгрии — Галицию, Буковину, Угорскую Русь). Действительно, величие и трагизм накрепко переплелись и в судьбе этого края, и в судьбе галицко-русского движения, в течение столетий боровшегося за сохранение его исконного духовного и культурного облика. Кстати, посвящен сборник трагической дате — 90-летию геноцида галицко-русского народа, жертвами которого стали десятки тысяч человек.

В книгу вошло 10 работ, принадлежащих перу семерых авторов, среди которых ученые, литературоведы, публицисты, общественные деятели (и даже депутат австрийского парламента). Все они были убежденными сторонниками общерусского единства и относились к украинству как к опасной попытке разорвать историческую традицию и уничтожить духовное, культурное и государственное пространство Русского мира и России как его политического воплощения. Часть представленных работ впервые была опубликована в Галиции в начале XX века, другие вышли в межвоенный период. Важно отметить, что труды людей, выступавших с таких позиций (прежде всего, малороссов и галицких русинов), до последнего времени не переиздавались и потому практически неизвестны отечественному читателю. Поэтому подборка материалов, вошедших в настоящий сборник, вполне оправдана с исторической точки зрения.

Составители разделяют мировоззрение авторов, то есть выступают с позиций исторического единства русского народа, а к украинству относятся как к национальному расколу, измене своим корням, ставших следствием внутренних духовных болезней русского мира и воздействия внешних факторов. В этом можно легко убедиться, ознакомившись со вступительной статьей составителя серии М. Б. Смолина. Порой подход составителей кажется излишне резким (например, термины Украина, украинский подаются ими в кавычках). Впрочем, это имеет место лишь во вступлении и комментариях.

«Русская Галиция» скомпонована по проблемно-хронологическому принципу, наиболее точно отражающему специфику противостояния национальных идентичностей в этом регионе. "Материалы... сборника освящают две важнейшие проблемы — русское возрождение в Галиции и его мученическую голгофу в XX столетии"22, поясняют эту компоновку составители. Вначале помещены работы о национальном возрождении в Галиции, о развитии галицко-русского движения и борьбе, которую против него развернули поляки, австрийские власти, а потом и украинское движение. А затем следуют материалы, рассказывающие о гонениях на галичан-русофилов в Австро-Венгрии и их массовом уничтожении в годы первой мировой войны. Хронологически сборник и завершается событиями этой войны — самым ярким и жертвенным периодом в истории галицко-русского движения.

В сборник вошли труднодоступные даже для специалиста материалы. Например, работы профессора Варшавского университета И. П. Филевича, в которых исследуются вопросы этнического своеобразия и национальной принадлежности восточнославянского населения, фрагменты сочинений галицкого историка Ф. И. Свистуна. Не осталось обойденным вниманием и украинское движение, его идеология и деятельность в политической и культурной сферах. Этому посвящены статьи галицкого публициста О. А. Мончаловского, а также статья протоиерея Зарубежной Русской православной церкви И. Чернавина, рассказывающая о религиозно-политических идеалах Т. Шевченко, вклад которого в идейное развитие украинства весьма велик.

Удачной оказалась вписанная в контекст речь (последнее слово перед военным судом Австро-Венгрии) депутата австрийского парламента, известного галицкого общественного деятеля Д. А. Маркова. Вместе с другими участниками галицко-русского движения в он 1915 г. был осужден по обвинению в государственной измене. Речь является ценным источником. Она наглядно демонстрирует накал умело инспирируемой австрийскими властями национальной борьбы в русинском обществе и твердость участников галицко-русского движения в отстаивании своих идеалов, предопределивших мученическую судьбу этого движения на галицкой Голгофе.

Такой Голгофой стал упоминавшийся выше геноцид, печальными символами которого стали австро-венгерские концлагеря Талергоф и Терезин. Об ужасе концлагерей, о жестоком терроре против мирных граждан — собственных подданных, о первом в Европе геноциде по национальному признаку честно и предельно откровенно рассказывается в "Талергофском альманахе"23, вошедшем в сборник, как центральный (и самый объемный) материал. Это подробное собрание свидетельств (в том числе фотографических) об австро-венгерском терроре, воспоминаний людей, переживших издевательства и концлагеря. Особенно ярко «Альманах» показывает трагедию русинского народа, глубину национального раскола, повлекшего братоубийственную бойню. Всплывает наружу та неприглядная роль, которую сыграли при организации и осуществлении террора деятели украинского движения. Впервые «Альманах» был издан трудами галицких русофилов во Львове в 1924 — 1932 гг., а затем переиздан в Америке (1964 г.) и оставался почти неизвестен отечественным историкам и широкой общественности. Его возвращение в научный оборот является одной из главных заслуг сотрудников «Православного центра». Восстановление исторической правды как нельзя более актуально на фоне стремления украинской стороны замолчать и исказить факт геноцида и участия в нем украинских националистов. Историческая и нравственная важность источника столь высока, что он вполне заслуживает того, чтобы быть изданным и отдельно. Впрочем, у составителей было свое мнение на этот счет. Включение «Талергофского альманаха» в более обширную тему борьбы общерусского и украинского начал в Галиции позволило полнее раскрыть ее и показать величие и трагизм галицко-русского движения.

Теме австрийских концлагерей, развенчанию инсинуаций вокруг их жертв, помимо «Талергофского альманаха» посвящены и другие работы. В их числе брошюра галичанина д-ра А. Е. Хиляка, напечатанная одновременно с первым изданием «Альманаха» и включенная в сборник «Русская Галиция», Нельзя обойти вниманием и вышедший недавно отдельным изданием очерк узника тех лагерей, видного деятеля галицко-русского движения межвоенного периода (а затем советского литературоведа и публициста) В. Р. Ваврика24, впервые опубликованный галицкой диаспорой в США еще в 1966 году. Ценность очерку (помимо самих свидетельств очевидца) придает и то, что он снабжен наиболее полным на данный момент списком литературы о русском движении в Галиции XX в. и австро-украинском терроре, составленным Р. Д. Мировичем.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий