Русская Православная Церковь и Всемирный Совет Церквей в 1948 г.: предыстория создания одного документа

Протодиакон Павел Бубнов

 В 1948 г. инициаторы экуменического движения планировали провести в Амстердаме организационную ассамблею Всемирного Совета Церквей, в задачу которого входило объединение прежде существовавших отдельно движений за христианское единство в одно и включение в это движение как можно большего числа Церквей.

Все Поместные Православные Церкви получили приглашение прибыть в Амстердам,  и организаторы особенно желали видеть на Ассамблее представителей Русской Церкви. Однако внешние связи Русской Православной Церкви являлись областью, в которой зависимость от государства ощущалась более всего. Поэтому и возобновление прерванных революцией контактов с экуменическим движением было инициировано советским правительством1. С другой стороны, все эти контакты подвергались созданным в 1943 г. Советом по делам Русской Православной Церкви и вышестоящими государственными органами тщательному анализу на предмет пользы для советской внешней политики. С января 1946 по февраль 1948 г. отношение советской власти к экуменическому движению и участию в нём Русской Православной Церкви изменилось от прагматичной заинтересованности к агрессивному осуждению, ярким выражением которого явилась справка Совета для вышестоящих советских органов от 18 февраля 1948 г., публикуемая ниже. Попробуем проследить, как и почему произошла эта метаморфоза.

В начале 1946 г. Святейший Патриарх Алексий I направил председателю Совета по делам РПЦ Г. Г. Карпову доклад об экуменическом движении2, составленный протоиереем Григорием Разумовским.

В нём, в частности, констатировалось:

1. Экуменическое движение и участие в нём Русской Православной Церкви является главным фактором воссоединения с Московским Патриархатом зарубежных русских православных епархий.

2. Вселенский Патриарх признается потерявшим авторитет в православном мире, а прочие восточные патриархи – неспособными к восприятию этого авторитета и способность к такому восприятию Русской Православной Церкви.

В докладе признается необходимым:

1. Войти в контакт с лидерами экуменического движения для демонстрации своего интереса.

2. Организовать объединение восточноевропейских Православных Церквей для выступления на предстоящих экуменических конференциях, для чего обратиться ко всем Православным Церквам с предложением высказать свое мнение по экуменическому движению.

3. На торжествах, посвящённых 1000-летию преподобного Иоанна Рыльского в Болгарии в мае 1946 г., принять единое для восточноевропейских Православных Церквей решение по экуменическому вопросу.

4. Направить патриаршую комиссию в Англию для знакомства с лидерами и документами экуменического движения.

5. Считать преждевременным вести какие-либо диспуты по вопросам вероучения.

6. В случае вступления в экуменическое движение в первую очередь выдвинуть предложение о создании «Всемирной Ассамблеи Мира»3.

Доклад прошёл правку в Совете, после чего автор внёс в него дополнения, которые содержали новые цели:

«Концентрировать внимание всего православного мира к Русской Православной Церкви и довести её значение до степени первенствующей Православной Церкви, а Святой Москвы – до значения «Третьего

Рима»… Показать активный интерес Русской Православной Церкви к экуменическому движению через церковную и светскую печать, а также через письменные сношения с лидерами этого движения»4.

Идеи, выраженные в этом докладе, начали воплощаться в виде активной переписки лидеров экуменизма с патриархом Алексием (Симанским) и митрополитом Николаем (Ярушевичем), первым председателем Отдела внешних церковных сношений. В апреле архиепископ Кентерберийский Джеффри Фишер5 направил письмо митрополиту Николаю, где выразил желание видеть Русскую Православную Церковь в составе ВСЦ6. О том же говорят письма В. Хуфта7 и других участников экуменического движения8.

Один из будущих сопрезидентов ВСЦ, англиканский епископ Чичестерский Джордж Белл9, в письме в Патриархию от 21 апреля 1945 г. пишет: «Если Русская Православная Церковь и Церкви, находящиеся под её влиянием не будут участвовать в ВСЦ – это будет трагедией. Если же Русская Церковь собирается участвовать – ей будет предоставлена ведущая роль»10.

Значительную роль в развитии отношений между Русской Православной Церковью и организаторами Всемирного Совета Церквей сыграл в этот период митрополит Евлогий (Георгиевский), вернувшийся в 1945 г. вместе со своей паствой в юрисдикцию Русской Православной Церкви. Однако кончина владыки Евлогия 8 августа 1946 г. существенно замедлила интенсивность контактов. Помощниками митрополита Евлогия в контактах с ВСЦ были игумен Серафим (Родионов)11 и Н. П. Полторацкий12.

В апреле 1946 г. Патриархия получает письмо с предложением от президента Всемирного Совета Церквей М. Бёнье 13 организовать осенью 1946 г. в Праге, Осло или Швейцарии встречу представителей Московской Патриархии и Всемирного Совета Церквей для «ознакомления друг с другом и установления общей базы, целей и деятельности Совета Церквей»14. В письме от 30 июля того же года митрополит Николай извещает М. Бёнье о принятии предложения, на что М. Бёнье телеграммой от 28 августа сообщает состав делегации Всемирного Совета Церквей и дату проведения встречи – 29–31 декабря 1946 г.

По достижении договоренности о встрече, 12 августа 1946 г., отец Григорий Разумовский, один из активных участников контактов с ВСЦ со стороны Русской Православной Церкви, отмечает задачи предстоящей встречи:

«Эти факторы вселяют в нас уверенность и надежду, что в недалёком будущем мы сможем в известной части деятельности ВСЦ взять инициативу, если только будет обеспечен блок всех православных церквей. Сейчас в идеологической тактике мы их почти догнали, а надо за время до 1948 г. перегнать.

Мы согласны вступить в экуменическое движение если:

Лидеры экуменического движения откажутся на деле от покровительства нашим раскольникам (Феофил15, Дионисий16, Герман Аав17, Анастасий18, Иоанн Шанхайский19) и фактически проявят действия известного этим лидерам давления на раскольников, в целях воссоединения их в юрисдикции Святейшего Патриарха Московского.

Если ни один из представителей наших раскольников не будет приглашен к участию в движении. Никаких Безобразовых20, никаких Флоровских21 и других креатур парижского Богословского Института к участию в движении не должно быть допущено.

Или они, экуменисты, пожелают иметь дело с единой целостной (в своих прежних границах) Русской Православной Церковью, или в экуменическом движении не будет участвовать ни одна из Поместных Православных Церквей (восточных, балканских и др.) Таков наш ультиматум. Чтобы он мог быть удовлетворён – следует сколотить блок всех православных и неправославных, но находящихся или на территории СССР, или в сфере влияния СССР (армяне, старокатолики) церквей. Без Православных Церквей (конечно, и без католиков) экуменическое движение – утопия, блеф, абсурд. Нам нужна единая Русская Православная Церковь, а им – участие всей Православной Церкви – давайте заключим договор! Москва – центр чаяния всех православных. Православная Церковь – Русская Православная Церковь. На сегодня именно в эпоху экуменизма Русская Православная Церковь, трезво и серьезно организуя встречу с экуменистами именно в Москве и в полном составе своего блока – явочным порядком и общепризнанно займёт место «второго Рима», с мнением которого начнут считаться. Наша задача – подготовка кадров, богословской смены. Не следовало бы и нам (как в Харбине) открыть при Богословском Институте Миссионерское Отделение, в число студентов которого принимать и женщин»22.

В телеграмме от 9 сентября митрополит Николай информирует М. Бёнье о согласии с составом делегации Всемирного Совета Церквей и сообщает о назначении представителями от Московской Патриархии протоиереев Григория Разумовского и Владимира Платонова. Однако уже 29 октября в телеграмме митрополит Николай сообщает М. Бёнье об отсрочке встречи на 1947 г. После этого переписка с лидерами экуменического движения замирает. Игумен Серафим (Родионов) отмечал во время своего отчёта в Патриархии, что «М. Бёнье беспокоится, чтобы Русская Церковь не передумала, чтобы Русская Церковь не обиделась, потому что они не послали первой делегации к нам, а к грекам…»

В декабре 1946 г. Патриархия получает приглашение участвовать в Конференции молодых христиан в Осло (22–31 июля 1947 г.); это приглашение повторяется 4 апреля 1947 г.23 После третьего приглашения, последовавшего 13 мая 1947 г., 29 мая того же года митрополит Николай известил руководителей экуменического движения об отклонении Русской Православной Церковью приглашения участвовать в

конференции в Осло. А в январе 1947 г. Патриархия уже отказалась от участия в Христианской социальной конференции в Хельсинки24.

Экуменическое движение пристально изучают и в Совете по делам Русской Православной Церкви. 1 сентября 1946 г. сотрудник отдела Шварев представляет Карпову своё видение вопроса.

«В настоящее время, когда на международной арене идёт ожесточённая международная дипломатическая борьба, по существу никакой богословской работы нет, а есть экуменическая лихорадочная политическая деятельность, преследующая те же цели, которые преследуют правящие круги их стран. Поэтому Русская Православная Церковь должна трезво, с сознанием своей силы, подойти к делу организации блока Православных Церквей и превращению Московской Патриархии во «второй Рим», с мнением которого должны так или иначе считаться. Для участия в Ассамблее Православия считаю необходимым подготовку 1/3 наших делегатов… Вступление в экуменическое движение Русской Церкви должно быть обусловлено непременным устранением с церковно-политической арены митрополита Анастасия и всех карловчан и прекращения покровительства сим со стороны восточных патриархов и англосаксонских церквей…»25. Итак Третий Рим должен стать вторым и бороться с первым. Так происходил синтез идей, рождённых церковным сознанием и сознанием политическим. Присущий Русской Православной Церкви патриотизм, не раз спасавший или укреплявший русскую государственность досоветского периода, совпал с частью советской позднесталинской идеологии, выражавшейся в возрождении русского национального патриотизма в общей системе советского патриотизма. Поражает то, с какой бесцеремонностью советские чекисты, ещё 10 лет назад активно уничтожавшие Церковь, священнослужителей и верующих, призывают Церковь «осознать свою силу» и заставить других считаться со своим мнением.

18 октября 1946 г. протоиерей Григорий Разумовский представляет патриарху доклад об экуменическом движении, выдержанный в достаточно благожелательном духе по отношению к последнему. «Экуменическое движение, – пишет он, – диктуется их (христианских масс) духовным безблагодатным голодом, ищущим удовлетворения путём воссоединения своих общин с насыщенными благодатью Церквами… Естественное стремление всех прочих христианских масс к привлечению нашей Церкви к делу воссоединении должно быть нами воспринято как их сигнал бедствия, как международный позывной зов «сос», на который мы не имеем права не откликнуться… Наш маяк спасения, наша Русская Православная Церковь, ещё медлит зажечь свой путеводный спасительный огонь… ещё не решается заставить свой колокол давать призыв спасения… Или мы предпочтём быть так же, как они (римо-католики) – холодными, расчётливыми сторонними наблюдателями там, где вопрос идёт о немедленном спасении погибших…. Необходимо до Амстердамской Ассамблеи 1948 г. декларировать правоту своих устоев и выявить своё отношение к экуменическому движению»26.

Как видно по оригиналу, документ был просмотрен Г. Г. Карповым, который оставил следующее замечание: «Экуменическое движение прежде всего политическое!». На это составитель доклада здесь же пометил: «Доклад составлен с церковной точки зрения, а не с политической, и для Русской Православной Церкви совершенно необязательно ставить политические точки над исключительно церковными тезисами. О политической стороне вопроса пусть думает государство, а не Патриархия – это не её сфера»27.

Однако поступают всё новые свидетельства о политической окраске экуменизма. Доклад секретаря Московской Патриархии Филиппова, представленный им после поездки в Париж, свидетельствует:

«В результате встреч с Бёнье, аббатом Прево, секретарём ИМКА Ф. М. Пьяновым, Ф. И. Лаурен (помощник Андерсена), отцом Серафимом (Родионовым), с различными дамами (С. М. Зернова, М. М. Кульман, Мандиари и др.) можно со всей ответственностью констатировать, что экуменическое движение, зародившееся в англо-саксонских кругах, является чисто политическим; на это дело даются громадные материальные средства, на службу этому поставлены обширные, хорошо подготовленные кадры…»28

Патриархия запрашивает Н. Полторацкого в Париже на предмет возможных последствий отказа от участия в экуменическом движении.  В апрельском докладе Н. Полторацкого сообщается: «Простой отказ от какого бы то ни было общения Русской Церкви с Экуменическим Советом не замедлил бы возыметь отрицательные последствия, несмотря на его возможную принципиальную обоснованность». Эти последствия, по мнению Полторацкого – в общественном резонансе. Отказ может спровоцировать новые обвинения Русской Церкви в несвободе, развяжет руки для новых обвинений раскольникам, лишит Церковь возможности вещания и влияния на Западе29.

Тем временем ведётся активная работа по привлечению к участию в Амстердамской Ассамблее представителей восточных патриархатов. В феврале–мае 1947 г. делегации ВСЦ посетили Константинопольского и Антиохийского Патриархов, от которых получили заверения в участии в Амстердамской Ассамблее.

Тем не менее, лидеры экуменического движения продолжают пытаться наладить контакт с Москвой. В письме от 3 июля 1947 г. В. А. Виссерт Хуфт высказывает сожаление о несостоявшейся встрече представителей Московской Патриархии и Всемирного Совета Церквей и вместе с письмом передаёт материалы о последних событиях в экуменическом движении30. Однако Виссерт Хуфт опрометчиво включил в число материалов сообщение о встрече Экуменического совета в Буч Хил Фалс (США), где, как гласит текст сообщения, «был митрополит Феофил от Русской Церкви»31. Это не могло не возмутить главу ОВСЦ, и в ответном письме 21 августа 1947 г. митрополит Николай отмечает, что «ни митрополит Феофил, ни кто-либо другой нами не уполномочен на контакты по экуменическим вопросам»32.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий