Русская Православная Церковь в 1958—1964 годах

М. В. Шкаровский,
доктор исторических наук,
ведущий научный сотрудник ЦГА СПб.

Беларусь,  пос. Строчицы

Конец 1950-х начало 60-х годов вошли в историю Русской православной церкви (РПЦ) как период последних попыток руководства СССР радикально и в кратчайшие сроки решить «религиозную проблему» в стране. Основной удар был нанесен по самой влиятельной и многочисленной конфессии — РПЦ. К 1958 г. сравнительно ровные государственно-церковные отношения первого послевоенного десятилетия стали постепенно обостряться.

Это объяснялось рядом причин. В ходе борьбы 1957 г. с противостоявшим ему большинством в Президиуме ЦК КПСС Н. С. Хрущев в значительной степени опирался на группу так называемых идеологов — М. А. Суслова, Е. А. Фурцеву, П. Н. Поспелова, Л. Ф. Ильичева, выражавших неодобрение существовавшей практике контактов с церковью. Искал себе поддержку Первый секретарь ЦК и у руководителей ВЛКСМ — А. Н. Шелепина, В. Е. Семичастного, С. П. Павлова, А. И. Аджубея, доверяя многим их советам. А эта группа комсомольских вождей желала вести «решительную борьбу с религией». Спокойные отношения с церковью преподносились как «ошибочное наследие», хотя именно религиозные организации особенно пострадали от репрессивных кампаний. Кроме того, у Хрущева крепло желание объявить о начале перехода СССР в период «предкоммунистических отношений», где не должно быть места пережиткам капитализма 1 .

В верхних эшелонах власти появилась также боязнь религиозного возрождения. Этот процесс начался в СССР примерно в середине 1950-х годов. Развенчание идеалов сталинизма и подрыв авторитета КПСС породили у ряда людей желание определить собственную веру и свой подход к жизни. А некоторое расширение границ духовной свободы позволило заниматься религиозными поисками. Проявился феномен индивидуального обращения 2 . Наблюдалась религиозность у ряда выпущенных заключенных ГУЛАГа. Наконец, изживание страхов сталинской эпохи способствовало активизации традиционно верующих 3 .

В конце 1957 г. было принято решение организовать акцию по осуждению всеми патриархами проведения ядерных испытаний, изготовления и накопления атомного оружия. Патриарх Московский и Всея Руси и Священный Синод ответили согласием. Наметили провести в мае 1958 г. в Москве, к 40-летию восстановления патриаршества в России, международную православную встречу. 18 апреля в Совете по делам РПЦ согласовали план мероприятия и проекты резолюций. Митрополит Николай заявил о возможной отрицательной реакции греков и сербов, но подчеркнул готовность бороться за то, чтобы документы подписали главы всех церквей.

На торжества, открывшиеся 11 мая, приехали делегации 12 из 14 автокефальных православных церквей (отсутствовали посланцы Кипра и Иерусалима), а Сербская, Элладская и Константинопольская церкви не были представлены их главами. Сербский патриарх Викентий хотел отправиться в Москву, но югославский лидер И. Броз Тито воспретил ему это. Сразу же после начала встречи стали возникать конфликты. Константинопольская и Элладская делегации не хотели ни обсуждать, ни подписывать каких-либо документов, касающихся вопроса защиты мира. Все это отразилось на ходе состоявшейся 17 мая официальной встречи Хрущева с руководством Московской патриархии. Патриарх Алексий и митрополит Николай информировали его о торжествах, сообщили о просьбах Александрийского патриарха выплатить ему единовременно 40 тыс. долларов вместо полагавшихся ежегодно 20 тыс., Болгарского патриарха — выдать ему 300 тыс. левов, о желательности увеличения валютных расходов на зарубежные поездки лиц Московской патриархии. Хрущев потребовал письменной заявки. В отношении просьб поддержать православных на о-ве Кипр и разрешить послать монахов в русские монастыри на гору Афон в Греции глава правительства поручил их рассмотрение министру иностранных дел СССР А. А. Громыко 4 .

Московская встреча закончилась относительной неудачей. Воззвание к христианам всего мира с призывом не ослаблять борьбы за мир и способствовать прекращению ядерных испытаний подписали главы 9 делегаций; сербы, греки Эллады и Турции отказались сделать это. Акт, выражавший стремление к единству православия и миру между народами, подписали все делегации, кроме Константинопольской. Отсутствие глав 5 автокефальных православных церквей на встрече позволило ее противникам заявить, что собравшиеся говорили не от имени мирового православия, поэтому их обращения не авторитетны. Соответствующие комментарии появились в западной прессе. Это породило негативную реакцию советского руководства, и дорога к наступлению на церковь была открыта.

Подготовка антирелигиозной кампании началась в конце 1957 года. Республиканские ЦК КПСС и председатели Советов по делам РПЦ и религиозных культов представили по запросу заведующего сектором в ЦК партии К. У. Черненко справки об активизации религиозных организаций и состоянии научно-атеистической пропаганды. 7 декабря на имя председателя Президиума Верховного Совета СССР К. Е. Ворошилова поступила «Информация о письмах граждан по религиозным вопросам», с которой были ознакомлены члены и кандидаты в члены Президиума ЦК. Там говорилось о потоке ходатайств насчет открытия и регистрации церквей, делался вывод о массовой самовольной организации религиозных общин и ослаблении атеистической пропаганды. 19 апреля 1958 г. дело было доложено секретарю ЦК партии Е. А. Фурцевой, курировавшей церковные проблемы. Свою роль сыграло апрельское письмо из «Литературной газеты» о «повсеместном наступлении церкви». В начале мая состоялось совещание ответственных работников отделов пропаганды, науки, школ и вузов, культуры ЦК КПСС, Госполитиздата, ЦК ВЛКСМ и др. Там говорилось о необходимости приступить к выполнению антирелигиозного постановления ЦК КПСС от 7 июля 1954 г., издавать массовый научно-популярный журнал «Наука и религия», прозвучала критика деятельности Совета по делам РПЦ.

Прежнее руководство этой организации было обновлено. После знакомства с новыми членами Совета патриарха Алексий встревоженно заявил управляющему делами патриархии Н. Ф. Колчицкому: «Я думаю, что это подготовка к уходу Карпова с должности председателя- это крайне нежелательно... Новым товарищам, вероятно, будет трудно работать, так как они, наверное, были активны в антирелигиозной работе». Посольства стран Восточной Европы перестали приглашать представителей духовенства на дипломатические приемы. Смета валютных расходов Московской патриархии на 1958г. была сокращена с 2,56 млн. до 1,8 млн. инвалютных рублей. Совет по делам РПЦ направил уполномоченным инструктивные письма о противодействии активизации церковников; улучшении информирования; пресечении торжественного празднования юбилейных церковных дат. Был закрыт доступ верующим к Глинковскому источнику близ Троице-Сергиевой лавры 5 .

Антирелигиозная кампания началась с гонений на монастыри, ибо они оставались местами паломничества и национальными источниками веры. Так, Почаевская лавра в Тернопольской обл. получила от верующих в 1957—1858гг. 11024 посылки и более 16 тыс. денежных переводов на сумму 3,4 млн. руб.; среди лиц, поступивших в конце 50-х годов в закарпатские обители, 84,6% составляли люди моложе 30 лет. Сами монастыри не имели так называемых «двадцаток» из мирян для правового представления перед властями. Отсюда — стремление властей поразить сначала слабое в правовом отношении звено церкви 6 . 24 октября секретарь ЦК КП Украины Н. В. Подгорный предложил закрыть 13 из 40 украинских монастырей и скитов, передать территорию нижней части Киево-Печерской лавры с «ближними» пещерами Государственному музею-заповеднику. И постановлением Совета Министров УССР от 1 ноября из 357 га их земель украинским монастырям было оставлено 60. В январе 1959 г. были выселены монахи из Киево-Печерской лавры. Молдавские власти предложили закрыть 12 из 14 монастырей в республике. В РСФСР Псковско-Печерскому монастырю из 26,5 га земли оставили 4,4 внутри двора, и со сверхвысоким налогом. Областной партийный актив решил вообще добиться ликвидации обители. Совет по делам РПЦ вынудил у патриарха согласие не давать никаких дотаций обителям без санкции Совета и запретить прием в монастыри лиц моложе 30 лет.

Повышение налога на доход свечных мастерских коснулось каждого прихода. Начали распускать платные церковные хоры. Уменьшили доходы священников. Патриархат захлестнула волна просьб архиереев о помощи. Например, Ивановской епархии необходимо было заплатить налог за четвертый квартал 1958 г. 3,088 млн. руб., а в епархиальный кассе имелось 0,1 млн; у Ярославской епархии соответственно 0,586 млн. и 0,037 млн.; уже 29 октября Совет по делам РПЦ посетили работники хозяйственного управления патриархии во главе с его председателем архиепископом Макарием, чтобы убедить в необходимости отменить подрыв всей экономической жизни церкви. Однако последовало твердое «нет». В ноябре — декабре 1958 г. прошла массовая чистка церковных библиотек. Вступила в силу «Инструкция о порядке пропуска в СССР религиозной литературы и предметов религиозного культа». 28 ноября ЦК КПСС принял постановление "О мерах по прекращению паломничества к так называемым «святым местам». Чтобы прекратить доступ верующих к 700 учтенным по СССР святым местам, применялись любые методы. Территория вокруг источника в Коренной пустыни под Курском была огорожена, выставлена милицейская охрана и планировалось изменение русла реки. В Ульяновской обл. при паломничестве к святому месту у пос. Сурское привлекли к судебной ответственности его организаторов. На Украине несколько почитаемых источников засыпали и выпустили кинофильм «Правда о мощах». На месте святого источника в с. Вязовое Тамбовской обл. устроили летний лагерь для свиней 7 .

С весны 1959 г. наметился временный отход от крайних форм антирелигиозного наступления. 31 мая патриарх Алексий и митрополит Крутицкий Николай обратились к Первому секретарю ЦК партии с письмом: «Мы вынуждены просить Вас, глубокоуважаемый Никита Сергеевич, каким-нибудь актом подтвердить действенность постановления партии 10 ноября 1954 года. За последние месяцы имеют место многие факты оскорбления религиозных чувств, а также отдельных ничем не опороченных священнослужителей и печатание в прессе заведомой неправды о некоторых явлениях нашей церковной жизни». Далее приводились многочисленные примеры 8 .

В редакционной статье «Правды» от 21 августа «Против религиозных предрассудков» критиковались отдельные сверхстарательные органы печати, обращалось внимание парторганизаций на недопустимость искривления линии партии в религиозном вопросе. Отдел пропаганды ЦК КПСС указал редакциям ряда газет на необходимость исключить оскорбления чувств верующих, не упоминать в атеистических статьях руководителей патриархии и почитаемые святыни. Значение имела и заинтересованность властей в международной деятельности Московской патриархии. В январе — феврале 1959 г. ее делегация посетила Эфиопию с целью установления контактов с ее церковью. Миссия была успешно выполнена: посланцев патриархии принимал негус, а в июле Хайле Селассие I сам приехал в СССР, посетил патриарха Алексия и наградил его орденом; в августе в Москве побывала делегация Эфиопской церкви. В 1961—1962 гг. должны были состояться крупнейшие для христиан события: Вселенский католический собор и Генеральная ассамблея Всемирного совета церквей (ВСЦ). Отношения СССР с Ватиканом оставались напряженными, влиятельные католические круги хотели отлучить от церкви всех борцов за мир как проводников коммунистического влияния, и Совет по делам РПЦ наметил линию неучастия православных церквей в католическом соборе. Стали осуществлять активные контакты с экуменическим движением, не вступая в члены ВСЦ. Попытались вовлечь ВСЦ в зародившееся просоветское «Христианское движение в защиту мира». I Христианская мирная конференция, на которой присутствовало 37 делегатов, почти исключительно из социалистических стран, состоялась в Праге в июне 1958 г. На II Пражскую конференцию (апрель 1959 г.) приехало 90 человек, в том числе около трети из капиталистических государств. Обсудили вопросы о введении всемирного «дня покаяния», приурочив его к дате атомной бомбардировки Хиросимы; об организации в 1961 г. Вселенского христианского мирного собора (переименовав его затем во Всемирный конгресс). Как заявил глава русской делегации на конференции митрополит Минский и Белорусский Питирим, важнейшей задачей было приглашение на конгресс протестантов и англикан; на католиков с самого начала особых надежд не возлагалось 9 . ВСЦ привлекал повышенное внимание ЦК КПСС и КГБ, рассчитывавших использовать эту организацию в своих целях.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий