Русская Православная Церковь в 1958—1964 годах

10 ноября 1963 г. председатель КГБ Семичастный представил в ЦК КПСС справку о негативной деятельности церковников и сектантов, которые «оказывают серьезное реакционное, а в ряде случаев враждебное влияние на определенную часть населения, мешают делу идеологического воспитания трудящихся» 26 . Спустя две недели данные этой справки были использованы Ильичевым в докладе на расширенном заседании идеологической комиссии при ЦК КПСС. Комиссия наметила грандиозные «Мероприятия по усилению атеистического воспитания населения», оформленные 2 января 1964 г, как постановление ЦК партии. Эти мероприятия стали «государственным планом преодоления религиозного сознания масс». Перед партийными организациями ставилась задача к 1980 г. полностью освободить сознание людей от религиозных предрассудков.

Антирелигиозная истерия захлестнула страну. В вузах в качестве обязательного или факультативного курса были введены «Основы научного атеизма». Усилилась антицерковная направленность школьных программ. При Академии общественных наук при ЦК КПСС появился Институт научного атеизма. В Центральном доме литераторов 18 марта провели встречу писателей с учеными на тему «Наука, литература и искусство — против религии», и уже 25 августа секретарь правления Союза писателей К. В. Воронков докладывал ЦК, что в ближайшие месяцы выйдет более 40 литературно-художественных атеистических произведений. В июле ЦК ВЛКСМ предложил запретить любую деятельность по приобщению к религии детей и подростков, установив за это уголовную ответственность. Государственный исторический музей попытался лишить патриархию арендованной части Ново-Девичьего монастыря, и т. д.

Негативный анализ перегибов текущей антирелигиозной кампании дал в докладной записке (февраль 1964 г.) начальник 5-го отдела КГБ Ф. Д. Бобков. 14 мая ЦК компартии Украины принял постановление «О фактах грубого администрирования некоторых местных органов власти по отношению к верующим». В июле Совет по делам религиозных культов провел совещание уполномоченных о ликвидации административных перегибов. Росло также возмущение духовенства. 19 марта Совет по делам РПЦ докладывал в ЦК КПСС о всеобщей негативной реакции священников и архиереев на антицерковные выступления Ильичева, в том числе митрополитов Никодима (Ротова) и Иоанна (Вендланда). Московский протоирей В. Шпиллер писал в Совет: "Что же остается от религии — частного дела по отношению к государству, раз в активной борьбе с ней должна участвовать советская общественность, все общественные и государственные учреждения до министров включительно! ". Ленинградский протоиерей А. Медведский заявлял: «Растет антирелигиозный фанатизм, требующий, как можно скорее и не стесняясь в средствах, покончить с религией.

Слышатся призывы закрыть все церкви, отбирать детей у верующих матерей, уничтожить духовенство как класс, одним словом, требуют насилия над человеческой совестью». У части духовенства появилось даже стремление к объединению с Ватиканом: «Лучше подчиниться папе, чем безбожной власти» 27 .

Активизировались и церковные диссиденты. Значительное распространение получил «религиозный самиздат» — напечатанные на машинке листовки, статьи, брошюры, тексты передач западных радиостанций. В Ленинграде возникла в 1964 г. нелегальная организация «Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа». Верующие чаще стали обращаться за поддержкой к мировой общественности. В феврале 1964 г. группа мирян передала заседавшему в Одессе Исполкому ВСЦ «Обращение к Всемирному совету церквей христиан России, Украины и Белоруссии» с просьбой ознакомить с его содержанием ООН, всех восточных патриархов, папу Римского и передать обращение по радио 28 .

Но западное общественное мнение реагировало на преследования церкви в СССР слабее, чем в 1920—1930-е годы. Активнее других действовала Зарубежная РПЦ. Еще в 1959 г. архиепископ Иоанн (Максимович) создал братство «Православное дело» для защиты прав верующих в СССР. В октябре 1962 г. Архиерейский собор устроил в Нью-Йорке всецерковное моление «За страждущую и гонимую церковь в СССР» и выпустил специальное послание. В марте 1964г. в Париже состоялся митинг, на котором лауреат Нобелевской премии Ф. Мориак заявил: «Когда Христа распинают в Москве — мы в Париже слышим его стоны на кресте». После митинга был отправлен протест Хрущеву и создан международный «Комитет информации об антирелигиозном положении в СССР», в который вошли писатели О. Клеман, П. Эммануэль, Ж. Мадоль и др.

В различных городах мира прошли идентичные акции. Ряд представителей западных компартий высказал аналогичное мнение. Даже М. Торез в заявлении канадскому телеграфному агентству 19 апреля 1964 г. осудил гонения на религию, имеющие место в СССР. О том же заявил Р. Гароди. Письмо с протестом в ЦК КПСС отправили итальянские коммунисты. Это сказывалось на международной репутации СССР.

Когда в октябре 1964 г. на Пленуме ЦК КПСС Хрущев был снят со своих постов, верующие вознадеялись на смену курса по отношению к религии. В городских храмах Ленинграда прекращали жесткий контроль за совершением обрядов, резко выросло количество треб. Если за первое полугодие 1964 г. в Троицкой церкви «Кулич и пасха» крестилось 575 человек, то лишь за один день 18 октября—53 человека. Подобное наблюдалось повсеместно.

21 ноября из Совета по делам религиозных культов сообщали в ЦК партии, что за последние три с половиной года к уголовной ответственности привлекли более 700 верующих и кроме того многих отправили в ссылку согласно указу Президиума Верховного Совета РСФСР о тунеядцах; как тунеядцев «судят стариков, получающих пенсию, рабочих и колхозников, добросовестно работающих на предприятиях и в колхозах». ЦК просили: дать указания местным парторганизациям пресечь нарушения законности в отношении верующих, исправить ошибки, наказать виновных; подготовить к публикации официальное толкование статей Уголовного кодекса, касающихся религиозных культов, и зарегистрировать фактически действующие религиозные общества и группы.

В декабре 1964 г. в Верховном суде СССР прошло совещание по вопросам нарушения социалистической законности в отношении верующих. В январе 1965 г. Президиум Верховного Совета СССР принял постановление «О некоторых фактах нарушения социалистической законности в отношении верующих». Много осужденных мирян и священнослужителей было освобождено и реабилитировано. Прекратили существование академические антирелигиозные серии «Ежегодник Музея истории религии и атеизма» и «Проблемы истории религии и атеизма».

Партийно-советское руководство старалось публично продемонстрировать смену курса религиозной политики. 19 октября 1964 г. митрополиты Никодим и Питирим были приглашены на правительственный прием в честь космического полета корабля-спутника «Восток». 15 января 1965 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР А. И. Микоян принял представителей Пражского движения, вручивших ему «Обращение ко всем правительствам, парламентам и видным деятелям мира» II Всемирного общехристианского конгресса в защиту мира. В феврале 1965 г. Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин поздравил Алексия в связи с 20-летием его избрания патриархом. Но все это были изменения внешнего порядка. Никаких глубинных перемен не произошло. Антицерковная политика сохранилась, изменились только ее формы и методы.

Каковы же некоторые итоги описанных лет? Московская патриархия на 1 января 1958 г. имела 13414 храмов, 12169 священнослужителей, 56 монастырей и 7 скитов; на 1 января 1966 г. — 7523 храма, 19 монастырей, 7410 лиц зарегистрированного духовенства. Но религиозность населения в целом выросла. В Молдавии к середине 1960-х гг. количество крещений новорожденных возросло с 46% до 57%. Опрос 1966г. в селах Пензенской обл. выявил, что 47% их населения составляли верующие или колеблющиеся, от 63% до 97% селян держали в домах иконы. На Украине с 1964 г. по 1967 г. число крещений выросло до 51% 29 . Росли и доходы церкви. В 1965г. доходы Московской патриархии увеличились на 5 млн., достигнув 90 млн. руб. (в новых ценах). РПЦ выстояла и на этот раз. Лицезреть «последнего советского попа» миру не довелось.

Примечания

1. АЛЕКСЕЕВ В. А. «Штурм небес» отменяется? Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР. М. 1992, с. 221.
2.  ЭЛЛИС Д. Русская православная церковь: согласие и инакомыслие. Лондон. 1990, с. 8.
3.  ФЛЕТЧЕР У. Советские верующие. — Социологические исследования, 1987, N 4, с. 34.
4.  Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф.6991, оп. 2, д. 227, л. 16-18, 28-30.
5.  Законодательство о религиозных культах. Нью-Йорк. 1981, с. 35-36.
6.  СТЕПАНОВ (Русак) В. Свидетельство обвинения. Ч. II. Джорданвилль — Нью-Йорк. 1987, с. 186.
7.  Центр хранения современной документации (ЦХСД), ф. 5, oп. 33, д. 126, л. 53; д. 91, л. 115, 136-137, 140, 145; ГАРФ, ф. 6991, оп. 2, д. 227, л. 90-91.
8.  ЦХСД, ф. 5, оп. 33, д. 126, л. 35-53, 152.
9.  Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), ф. 9324, оп. 2, д. 71, л. 110, 209,218.
10.  ЦХСД, ф. 5, oп. 33, д. 126, л. 226; ГАРФ, ф. 6991, oп. 2, д. 176, л. 48; д. 255, л. 138.
11.  ГАРФ, д. 255, л. 100-101; д. 254, л. 86, 105; Журнал Московской патриархии, 1960, N 3, с. 34-35; ОДИНЦОВ М. Хождение по мукам, 1954—1960 годы. — Наука и религия, 1991, N 7,с.3.
12.  ГАРФ, ф. 6991, oп. 2, д. 284, л. 20-23.
13.  ВАСИЛИЙ (Кривошеий), архиепископ. Последние встречи с митрополитом Николаем (Ярушевичем). — Вестник русского христианского движения, Париж, 1976, N 117, с. 210- 215; ЦХСД, ф. 5, oп. 33, д. 162, л. 177, 180; САМАРИН В. Торжествующий Каин. В кн.: Православный путь. Джорданвилль. 1971, с. 155; ГАРФ, ф. 6991, оп. 2, д. 529, л. 28-31.
14.  ЦГА СПб, ф. 9324, оп. 2, д. 79, л. 12, 34-36; LOWRIE D., FLETCHER W. Khrushchev's Religious Policy, 1959—1964. — Aspects of Religions in the Soviet Union 1917—1967. Chicago. 1971, p.141-143.
15.  ЦХСД, ф. 5, oп. 33, д. 215, л. 17, 169; oп. 55, д. 10, л. 231; ЛЕВИТИН А. Э. Защита веры в СССР. Париж. 1966, с. 72, 86; Православный вестник в Канаде, 1964, N 6, с. 5-6.
16.  ГАРФ, ф. 699, oп. 2, д. 308, л. 31; д. 309, л. 10-11.
17.  ЧАЕВ П. О. Катакомбные монастыри. — Грани, Франкфурт-на-Майне, 1982, N 123, с. 190; ИОНА (Яшунский), иеродиакон. Наши катакомбы. — Вестник русского христианского движения, 1992, N 166, с. 255; там же, 1992, N 164, с. 267.
18.  ЦГА СПб, ф. 9324, оп. 2, д. 91, л. 135; POWELL D. Antireligious Propaganda in the Soviet Union. Cambridge. 1975, p. 69; Новые советские обряды и ритуалы. — Бюллетень: Радио «Свобода», Мюнхен, 16. VIII. 1974, N 258/74; УШИНИН Д. Новые веяния в атеистической пропаганде СССР. — Грани, 1966, N 60, с. 198-222.
19.  ЦХСД, ф. 5, oп. 33, д. 215, л. 166-170.
20.  ГАРФ, ф. 6991, oп. 2, д. 426, л. 1-5, 24.
21.  АЛЕКСЕЕВ В. А. Иллюзии и догмы. М. 1991, с. 369-370.
22.  СТЕПАНОВ (Русак) В. Ук. соч. Ч. III. 1988, с. 17.
23.  ЦХСД, ф. 5, oп. 55, д. 10, л. 177, 192.
24.  Там же, д. 72, л. 28-31, 68-75.
25.  ГАРФ, ф. 6991, oп. 2, д. 534, л. 119, 122.
26.  ЦХСД, ф. 5, oп. 55, д. 10, л. 205.
27.  Там же, д. 72, л. 49-60.
28.  ЭЛЛИС Д. Ук. соч., с. 15.
29.  ЦХСД, ф. 5, oп. 33, д. 91, л. 21; ГАРФ, ф. 6991, oп. 2, д. 529, л. 3-4 АЛЕКСЕЕВ В. А. «Штурм небес» отменяется?, с. 233, 244; К обществу, свободному от религии. М. 1970, с. 61.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий