Третий рейх против христианства. Документальное расследование

Но признавал ли сам Гитлер христианство за основу молиц – того же Йозефа Геббельса, запись из его личного дневника от 6 февраля 1937 года: «Фюрер мощно обрушился на Церковь. Он прав! Они испортили нашу мораль и обычаи. Прежде всего обратили смерть в отвратительный ужас. В античности этого не было»1. «Фюрер – один из приверженцев античности. Он ненавидит христианство, искалечившее все знатные слои. Христианство и сифилис, по Шопенгауэру, лишили человечество счастья и свободы.

Какое различие между благосклонным и мудрым Зевсом и искажённым страданием ликом распятого Христа» – это запись из того же дневника от 8 апреля 1941 года.

После этого очень занятно читать рассказы некоторых авторов о том, что «министр пропаганды Геббельс, будучи католиком, старался противостоять чинимым Борманом притеснениям духовенства и не скрывал от партийных функционеров своей веры (всех своих детей он крестил в церкви)»2.

За много месяцев в своём дневнике Геббельс не упоминает ни одного посещения церкви, хотя регулярное причастие и исповедь у католиков обязательны. Наоборот, посещение церковных служб государственными служащими (в вооружённых силах нацистам не удалось это искоренить) вызывало у него сильное раздражение: «Возглавляемый Редером военно-морской флот лишь отчасти справляется с вверенной ему задачей. Под его руководством [военнослужащие] проводят слишком много времени в церкви, но не на воде» (1 июля 1941 года). Если он и позволил жене крестить детей, то преподавание Закона Божьего в государственных школах вызывало у него приступы ярости: «Три урока религии и ни одного истории: вот [плоды] созидательной ра1940 г.). А вот запись в дневнике после посещения монастыря Санкт-Флориан в Австрии: «Великолепная постройка в стиле барокко. Мы хотим здесь избавиться от попов и использовать здание для Высшей школы музыки» (13 марта 1941 г.).

Да, Геббельс, как и Гитлер, посещал праздничные богослужения и исправно платил церковный налог. Но в тех же дневниках Геббельса есть запись о его разговоре с фюрером (от 29 апреля 1941 г.) в котором всё названо своими именами: «Фюрер ярый противник всего мистического, но он всё же запрещает мне выйти из церковной общины. Из тактических соображений. И за весь этот вздор я выплачиваю уже свыше десятилетия свой церковный налог. Это причиняет мне наибольшее страдание».

Геббельс перестал быть христианином уже в конце 1920-х годов. Вот что он писал в своём дневнике за 1928–1929 годы: «Церкви отжили»3, вообще «мне думается, что католицизм и протестантизм одинаково ленивы» (записи от 5 июля 1929-го и 16 сентября 1928 г.). «Из тактических соображений». Точно сказано! Действительно, демонстративный выход верхушки нацистской партии из Церкви мог настроить против них немалую часть общества.

Drang nach Kirchen

Нацисты делали успокоительные движения «на публику». А в «своём» кругу они уже обдумывали планы борьбы с христианством. Из дневниковых замечаний Геббельса: «Против Церкви. Мы сами станем Церковью» (7 августа 1933 г.). «Прокламация фюрера: враги государства – марксисты, клерикалы и реакция. Беспощадная борьба компромиссов» (13 сентя1935 г.). «Большой процесс безнравственности против католических священников. 175 (статья в уголовном кодексе о гомосексуализме). Фюрер считает это характердля всей Католической Церкви» (29 мая 1936 г.). С согласен и Геббельс: Католическая Церковь – банда педерастов» (11 октября г.). «Фюрер считает, что христианство созрело для гибели» (5 января 1937 г.).

В рейхе люди не особенно верили «христианским» официальным заявлениям – они судили по делам. Недаром в проповеди на Пасху 1935 года католический епископ города Трира Франц Борневассер констатировал: «Мы переживаем сегодня грозные времена – идёт открытая борьба против основных учений христианства. Руки нового язычества безуспешно тянутся к основам христианства, веры, которая дана нам Иисусом Христом»4.

Не доверяли лицемерным заверениям Гитлера по поводу отношения нацистского режима к христианству и в вермахте. Это убедительно показывают следующие примеры из религиозной политики нацистов.

«В декабре 1934 года командующий артиллерией VII военного округа генерал-майор Франц Гальдер докладывал начальнику округа генерал-лейтенанту Вильгельму Адаму о росте напряжённости в отношениях между офицерами и членами гитлеровской партии. Одной из причин этой ситуации, считал Гальдер, является конфликт между обеими христианскими конфессиями и NSDAP»5 (имеются в виду Евангелическая и Католическая Церкви Германии в их отношении с Национал-социалистской рабочей партией. – Прим. ред.).

«Сопротивление притеснениям Церкви выразилось в меморандуме евангелического военного духовенства, подготовленном в ноябре – декабре 1937 года и предназначенном для передачи Гитлеру. Авторы резко высказывались против антирелигиозной пропаганды нацистов: «Партия и государство сегодня борются не только с Церквами. Они борются с христианством... Положение стало совершенно нетерпимым». Этот документ был опубликован за границей и значительно подмочил репутацию гитлеровского режима»6.

А в январе 1937 года в западную прессу просочилось заявление протестантской «Исповеднической Церкви», объединяющей евангелических пасторов, противостоящих нацистскому режиму и не входящих в официальную Имперскую Церковь Третьего рейха: «Борьба против Христа и Его Церкви усилилась и систематически организуется виднейшими лидерами в публичной деятельности»7.

14 марта 1937 года последовала энциклика папы Пия XI «Mit brennender Sorge» («С глубочайшей тревогой»), обращённая к немецким католикам. В ней говорилось о том, что на паству обрушились «ненависть, клевета, решительная враждебность, откровенная или скрытая, питаемая из многих источников и использующая разные орудия против Христа и Его Церкви»8.

«Гестапо, конфисковав все экземпляры энциклики, всё же не могло запретить чтение папского послания с амвона. После этого период относительной терпимости по отношению к Католической Церкви закончился и положение её ухудшилось. Церковные мероприятия, службы, праздники и процессии стали своеобразным протестом Католической Церкви против нацистского режима, против посягательств на конституционную независимость Церкви; они носили подчёркнуто демонстративный характер и собирали десятки тысяч людей. Геббельс ответил католикам тем, что послал специального корреспондента в бельгийский монастырь, где монах на сексуальной почве убил ребёнка – этот репортаж стал поводом для обвинения всех монахов в гомосексуализме, а монастырей – в поощрении содомского греха. В 1937–1938 годах нацистская юстиция устроила несколько процессов против католических священников по обвинению в сексуальных извращениях (обвинения были, по преимуществу, сфабрикованы гестапо). Церковь и её служителей объявили погрязшими в разврате...»9

Священников и верующих сотнями отправляли в тюрьмы и концлагеря (в гестапо был создан специальный отдел по работе с «политическим католицизмом»). В 1938 году в одном лишь концентрационном лагере Дахау под Мюнхеном находилось уже 304 священника, позже, в годы войны, в Дахау было заключено 2720 священников, из них 22 православных10, многие погибли там от голода, побоев или в газовых камерах.

А вот – описания издевательств, которым подвергся пастор Зедлахер, арестованный и отправленный в концлагерь «за проведённое им 24 февраля 1937 года в школе занятие по изучению Библии» (!): «Беспомощный узник подвергался осмеянию и глумлению со стороны эсэсовцев за то, что придерживался библейской веры. К тому же ему было сказано, что они скоро излечат его от благочестия. А один из этих эсэсовцев – охранник, получающий свой денежный оклад от государства, имел наглость спросить заключённого: «Не хотите ли через меня передать привет вашему Богу, Иегове? Он должен навестить нас сегодня»11.

Всё это – свидетельства тех гонений, которые Гитлер описал в беседе с Геббельсом (а тот записал в дневник) 12 мая 1937 года: «Мы должны согнуть Церковь и превратить её в нашего слугу. Целибат отменить, экспроприировать церковное имущество. Запретить изучать теологию до 24 лет. Этим мы отнимем у них лучшую смену. Монастыри распустить, воспитание у Церкви изъять. Тогда они будут есть у нас из рук. Но первоочередное – процессы. Они идут по плану и вызывают огромное внимание. Всё, как мы хотели».

Архиепископ Брюссельский и Бельгийский Александр (Немоловский)

Православный архиепископ Брюссельский и Бельгийский Александр (Немоловский) в своей проповеди 31 июля 1938 года так сказал об этих гонениях: «В Германии жестокий варвар Гитлер уничтожает христианскую веру, одновременно насаждая язычество. Мы молим Бога, что-бы Он спас эту страну от этого ужасного человека...»12. Архиепископ не принадлежал к Московской Патриархии, подчиняясь как «евлогианин» Вселенскому Патриарху в Константинополе, и в «коммунистической пропаганде» его не заподозришь. Но в отношении религиозной политики нацистов его слова точно совпадают со словами митрополита Сергия (Страгородского) в годы войны.

Раз уж мы упомянули об отношении Русской Православной Церкви (пусть и зарубежной) к Гитлеру, развенчаем ещё один миф. Уже много лет по праворадикальным изданиям и сайтам кочует упоминание о том, что «христолюбивый фюрер Гитлер»-де пожертвовал большую сумму из своих личных средств (якобы даже из своего гонорара за очередное издание «Mein Kampf») на строительство православного кафедрального собора Воскресения Христова, открытого в Берлине в 1938 году. Как и стоило ожидать, ссылок на источники подобного рода «откровений» никто не приводит. Историк Михаил Шкаровский, долгое время работавший в германских архивах, пишет, что собираемых денег не хватило, и рейхсминистр по делам вероисповеданий Керрль был вынужден 30 мая 1936 года обратиться за выделением минимальной суммы 12000 марок, необходимой для начала строительства собора в Тегеле (район Берлина), к рейхсканцелярии и к Гитлеру лично. «18 июня [1936 г.] шеф канцелярии ответил, что фюрер отклонил разрешение на помощь в строительстве русской православной церкви». «Таким образом, существующие версии, что Гитлер относился положительно к созданию собора и даже являлся чуть ли не его инициатором, лишены всяких оснований»13. Собор был построен сугубо стараниями рейхсминистра Ганса Керрля. В конце 1930-х наступил некоторый перерыв в натиске на Церковь: «С началом 1 сентября 1939 года Второй мировой войны Гитлер, руководствуясь прагматическими соображениями поддержания в критический период «гражданского мира» в германском обществе, посчитал необходимым временно ослабить давление на Церковь и не поддерживать открыто неоязыческое германское движение за веру. Через несколько дней после нападения на Польшу фюрер заявил, что «всякие акции против Католической и Протестантской Церквей на время войны запрещаются», а в июле 1940 года это указание было повторено ещё раз. 24 июля министр внутренних дел разослал гауляйтерам провинций конфиденциальное сообщение, в котором говорилось: «Господин рейхсминистр и шеф Имперской канцелярии по определённому поводу сообщил мне, что фюрер желал бы избегать всех ... мероприятий, которые могли бы ухудшить отношения го сударства и партии с Церковью». Но от конечной цели – истребления христианских конфессий – Гитлер не отказался. Ограничения в проведении антицерковных акций государственными органами играли определённую роль лишь до конца «французского похода»14. Новое наступление на Церковь ознаменовалось появлением указа министерства труда от 29 сентября 1940 года о запрете вступления в монастыри.

Необходимость в издании в июле 1940 года повторного (после сентябрьского за 1939 г.) указания Гитлера с требованием «избегать мероприятий, которые могли бы ухудшить отношения государства и партии с Церковью», было продиктовано в том числе, надо полагать, и подготовкой к захвату эсэсовцами монастырей в Германии. «Известен приказ СД всем своим подразделениям и службам полиции от 11 мая 1940 года, в котором говорилось о необходимости изъятия имущества у монастырей и передаче его вермахту и другим ведомствам»15. Эти действия откладывали лишь на время и лишь из тактических соображений (обстановка на фронте была неясна, и провоцировать недовольство среди солдат и людей в тылу, многие из которых были католиками, было несвоевременно).

Гитлер отложил нацистское «богостроительство» и окончательную победу над христианством до триумфального завершения войны на Восточном фронте. Однако человек предполагает, а Бог располагает...

 Примечания:

1.   Дневниковые записи Геббельса цитируются по книге: Агатов А.Б. Дневники Йозефа Геббельса. Прелюдия «Барбароссы» /Перевод с немецкого. М.: Палеотип; Логос, 2002.
2.  Жуков Д. Указ соч. С. 140.
3.   Здесь и далее дневниковые записи Геббельса цитируются по: Ржевская Е. Геббельс. Портрет на фоне дневника. М.: Слово, 1994. С. 157.
4.   Цит. по: Бровко Л. Н. Церковь и Третий рейх. С. 231.
5.   Ермаков А. Оруженосцы нации. Вермахт в нацистской Германии. М.: Яуза, 2006. С. 220.
6.   Там же. С. 230.
7.   Цит. по: Ration cards. The New Year Mail for Germans. Meat may follow butter // The Canberra Times (Canberra). 04.01.1937.
8 .  Немецкий текст энциклики «Mit brennender Sorge» на официальном сайте Ватикана: http://www.vatican.va/holy_father/pius_xi/encyclicals/documents/hf_p-xienc_14031937_mit-brennender-sorge_ge.html
9.   Пленков О.Ю. Третий рейх. Арийская культура. СПб.: Нева, 2005. С.314–315.
10.  Шкаровский М.В. Крест и свастика: Нацистская Германия и Православная Церковь. М.: Вече, 2007. С. 47, 62.
11.  The Epistle of St. Paul is in error (Memorandum from Confessional Church) // Mosse G. L. Nazi culture: Intellectual, cultural and social life in the Third Reich. Madison: University of Wisconsin Press, 2003. P. 248, 249.
12.  Цит. по: Шкаровский М. В. Указ. соч. С. 234.
13.  Там же. С. 71, 72.
14.  Шкаровский М. В. Указ. соч. С. 51–52.
15.  Бровко Л. Н. Августин Реш. Иезуиты и национал-социализм. С. 113.

 Владимир Родионов

Источник: Журнал «Наука и религия» (№ 611) сентябрь 2010

Начало

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий