Женщина духовного сословия в системе народного образования XIX — нач XX в

Колесникова В. Л.

К середине XIX в. обучение дочерей духовенства включало не только домашние занятия, но и воспитание в приютах и женских монастырях, где главное внимание уделялось рукоделию.

Ивановский женский  (Иоанно-Предтеченский) монастырь

В то время разница в образовании мужа и жены в семье священника стала восприниматься как негативный фактор, влияющий на отношения в семьях, принадлежащих к духовному сословию.

Церковные власти всерьез озаботились этой проблемой. Выходом из ситуации сочли получение среднего образования девочками из семей духовенства. С 1843 г. стали открываться женские епархиальные училища. Однако в Тамбове подобное заведение было открыто лишь 22 декабря 1863 года1. В «Проекте устава Тамбовского училища девиц духовного звания» было записано, что целью его учреждения является создание приюта для сирот и организация их «приличного воспитания». Училище должно было готовить достойных жен служителей престола Господня, попечительных матерей, сведущих хозяек и т.д.2

В условиях отсутствия специальных учебных заведений большой популярностью пользовались женские частные образовательные учреждения. Например, "Ведомость о частном Учебном Заведении в г. Липецке за Майскую треть 1850 г."3 сообщает, что в числе учащихся состоят и дети из семей духовенства. Плата за обучение в год с одной воспитанницы здесь составляет 71 руб. 43 коп. серебром. В школе изучаются следующие дисциплины: история, русский язык, арифметика (1 часть), география, французский язык, чистописание, рисование, музыка и «танцование». Преподает Закон Божий священнослужитель, а остальные предметы Анна Муравьева, владелица данного учебного заведения, она же занимается и воспитанием учениц. Школа находится в очень хорошем состоянии, и содержательница работает с воспитанницами с примерным усердием.

Хотя встречались и негативные оценки: "Заведение находится в слабом состоянии, особенного усердия содержательницы не заметно"4, женское частное образование во второй половине XIX в. было довольно распространено. Дирекция таких школ, заботясь об их репутации в рамках конкуренции со стороны других образовательных учреждений, воздействовала на все стороны жизнедеятельности своих подопечных.

Некоторые воспитанницы частных школ жили на квартирах, хозяйки которых давали письменное обязательство перед учебным заведением, в котором обещали платить за обучение «исправно, в назначенные сроки» за 1 год или пополам в январе и июле. В противном случае, воспитанница отчислялась из заведения. Принимая воспитанницу, хозяйка обязывалась в выходные, праздничные и каникулярные дни «иметь над ней строжайший надзор, дабы она, находясь в моем доме без ведома моего никуда не отлучалась, в случае же отпуска, вела себя чинно, благопристойно и вежливо, всегда носила платье установленной формы застегнутое на все пуговицы, и волосы всегда прилично причесанные, соблюдая во всех отношениях чистоту и опрятность»; следить за тем, чтобы воспитанница посещала публичные места и собрания (концерты, театры и т.д.) с родителями или опекунами и избегала всяких случаев, которые могли бы иметь неприятные для хозяйки или начальства школы последствия; "вообще вела себя осторожно и во всей точности исполняла все предписанные правила заведения во время пребывания в учебном заведении"5.

Система среднего женского образования, сложившаяся к концу XIX в., тяготела к единообразию, но в то же время имела существенно отличающийся тип учебного заведения — епархиальные женские училища. При их организации духовенство, прежде всего, опиралось на христианское мировоззрение о роли женщины в семье и обществе и связанное с ним представление об уровне ее образованности. Дочери священников обучались бесплатно, девочки из других сословий — за плату. Учебный курс (6 классов) был близок к курсу женских гимназий. Окончившие курс епархиального училища получали право на звание домашних учительниц по предметам, по которым имели хорошие успехи, и принимались учительницами начальных, по преимуществу сельских, школ (с 1884 г. — церковно-приходских)6.

По мнению священнослужителей того времени, девице духовного звания недостаточно было быть доброй матерью, любящей супругой и опытной хозяйкой. Она должна была быть помощницей мужу в многотрудном пастырском служении. Жена священника являлась своего рода связующим звеном между народом и церковью. Кроме того, она должна была во всем поддерживать своего супруга.

Миссия, возложенная на жену священника, требовала изучения широкого спектра наук, которые могли иметь как теоретическое, так и прикладное значение для матери семейства, помощницы священника и служительницы церкви, а также учительницы начальной школы.

Нравственное воспитание стояло на втором месте после религиозного, основывалось на началах православной веры и было призвано укреплять воспитанниц в сознании безусловной обязательности евангельского нравственного закона. В девочках воспитывали вежливость, почтительность к старшим, дружелюбное и искреннее обращение с подругами, снисходительность к младшим и слабым.

Методы обучения, применяемые в епархиальных женских училищах, исключали «муштру и зубрежку», что широко практиковалось в мужских духовных учебных заведениях. Вместо них предлагались методы, стимулирующие творческую активность учениц и возбуждающие их «сознательную деятельность». Основными методами обучения считались «излагательный» (рассказ, чтение, лекция), «катехитический» (беседы, поучения, проповеди, наставления), эвристический, самостоятельная работа (с книгой, с первоисточником, устные и письменные упражнения, сочинения, рефераты), лабораторные работы. В методах преподавания особое внимание уделялось наглядному обучению. Так, для воспитания епархиалок в духе православия на уроках по Закону Божьему устные сообщения сопровождались использованием икон, книжных миниатюр, храмовых росписей для лучшего запоминания и понимания духовных текстов7.

Хорошо разработанная организация внеурочной работы в условиях полузакрытого учебного заведения развивала детские способности и интересы, отвечала разнообразным запросам учащихся, помогала целенаправленно готовить епархиалок к их будущей деятельности как жены священника, так и учительницы начальной школы. В этих целях большое внимание уделялось кружковой работе: иконописанию, золотошвейному искусству, ткачеству, шитью обуви, садоводству и огородничеству, просфоропечению и кулинарному искусству, медицине и гимнастике.

Материальное и бытовое содержание воспитанниц было самое простое и незатейливое. Их заранее приучали к скромной трудовой жизни. По мнению московского митрополита Филарета, "воспитание их должно быть направленно, к тому, чтобы дать девицам религиозно-нравственное и хозяйственное образование, но не уклонять их от простоты жизни, свойственной им по рождению и назначению... При помещении заведения должна быть устроена в нем церковь; прочее все, из бережливости, должно быть просто, кроме самого необходимого приспособления к потребностям заведения. Воспитываемые девицы живут в малых комнатах и непросторно. Кто придет в такое заведение из подобных светских, тот не похвалит видимого, потому что найдет только чистоту и опрятность, а не занимательный и блистательный вид. Но это сообразно с положением воспитываемых, которые пришли сюда из тесных и скудных жилищ и в такие же, по всей вероятности, должны возвратиться. Блистательное жилище во время воспитания сделало бы для них неприятным будущие их жилища, простые и скудные"8.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий