Зло, которое никого не удивило. «Хрустальная ночь» в Германии, Австрии и Чехословакии

Холокост

Вот уже семьдесят шесть лет прошло с той мрачной ночи истории, когда почти все синагоги в Германии и Австрии были уничтожены нацистами. Несмотря на страшные антисемитские дискриминационные законы, принимавшиеся с 1933 года, когда нацисты пришли к власти в Германии, именно в эту ночь все ясно поняли, что насилие в отношении евреев не закончится высылкой из Европы. История тысячелетнего еврейского присутствия в Ашкеназе (семитское название средневековой Германии, воспринимавшейся как место расселения потомков Аскеназа, внука Иафета – прим. перев.) завершалась. В ту ночь началось одно из самых отвратительных проявлений человеческой извращенности. С тех пор идея гуманизма и его значение требуют нового определения.


Холокост не был результатом какой-то непроизвольной вспышки гнева или моментальной коллективной слепоты. День за днем, в течение многих лет, десятки тысяч людей были пассивными свидетелями депортации своих соседей. Кто-то вёл их на смерть, а кто-то превращал их тела в прах: они не считали евреев людьми.
Ловкость нацистов состояла в том, что они сконцентрировали различные анти-еврейские настроения, которые веками вырабатывались в Европе, в хорошо кристаллизованную ненависть. Где же были интеллектуалы? Почему было так мало людей, которых действительно волновала судьба их братьев?
27 января будет отмечаться семидесятилетие освобождения концентрационного лагеря Освенцим, которое символически ознаменовало окончание деятельности фабрик смерти. Этот же день является отправной точкой, ключевым моментом для формулировки самых мучительных вопросов, которые мы должны задавать самим себе, а также будущим поколениям до конца времён: «Как это стало возможным, что люди, выросшие в развитой культуре, изменили свои правила уважения «другого» и участвовали, действиями или бездействием, в убийстве живших рядом с ними людей? Где была в те страшные дни их совесть, сформированная в ходе двух тысяч лет христианства и греко-латинской культуры?».
Давайте поищем в Библии ответы на эти вопросы. В библейской литературе человек описан как существо, наделённое свободой выбора. Ангелы, согласно традиционному иудейскому толкованию, не имеют возможности свободного выбора. Они могут только исполнять приказы Бога. Слово «ангел» в еврейском языке имеет тот же корень, что и слово, обозначающее работу, профессию. Ангелы, как мы узнаем из Псалма 103 (20-21), заняты только тем, что подчиняются приказам Бога, как небесное воинство.

Мы читаем в Библии: «Благословите Господа, все Ангелы Его, крепкие силою, исполняющие слово Его, повинуясь гласу слова Его; благословите Господа, все воинства Его, служители Его, исполняющие волю Его».
Согласно учению мудрецов Талмуда, человек имеет черты ангелов и животных. У него есть совесть, он ходит прямо и говорит на сакральном языке, как ангелы; он ест, пьёт и размножается, как животные. Помимо буквального толкования этой фразы есть ещё идея о том, что небесный дух и земные инстинкты являются составными частями человека и что первый борется с последними.
Борьба между этими двумя аспектами человеческой природы является вызовом, который, согласно Библии, Бог бросил высочайшему из Своих созданий. Один из наиболее значимых стихов Пятикнижия (Второзаконие 30, 19-20) свидетельствует об отчаянном вопле Моисея к своему народу во имя Бога: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих, чтобы пребывать тебе на земле, которую Господь [Бог] с клятвою обещал отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову дать им».
Избрать жизнь не просто; необходимо вырвать с корнем все смертельные желания, которые есть в человеке. Он должен держать в узде свои инстинкты, связанные с приёмом пищи и с сексуальным удовлетворением. Библия содержит чёткие предписания по двум этим аспектам человеческой жизни.
Несмотря на многочисленные рассуждения, выдвинутые в качестве объяснения более глубокого смысла пищевых предписаний, точка зрения мудрецов Талмуда по этому вопросу кажется самой твёрдой. В трактате Йома (67Б) говорится: «Наши учителя учили: «Мои постановления соблюдайте» (Левит 18, 4)». Это относится к тем законам, которые, если бы они не были написаны в Торе, то их следовало бы написать, и это запрещение идолопоклонства, кровопролития, грабежа, богохульства и требование соблюдать сексуальную нравственность. Это вовсе не мелочи, поэтому в Писании говорится: «Я Господь» (Левит 18: 4), – Я, Господь, возвёл это в закон, и у вас нет никакого права критиковать его.

«Ибо Я — Господь, выведший вас из земли Египетской, чтобы быть вашим Богом. Итак будьте святы, потому что Я свят» (Левит 11, 45). Святость приобретается через господство человека над своими желаниями. То же самое возникает в контексте законов, регулирующих сексуальное поведение (Левит 20, 26), и именно так традиционные толкователи (Раши, Рамбан, Бахья бен Ашер и другие) объясняют стих 2 из главы 19 книги Левита. Святость направлена на то, чтобы укрепить небесные составляющие, которые являются частью человеческой природы, через сублимацию земных страстей. Есть ещё один момент, который следует учитывать.
Человек или люди, которые достигли святости, не имеют гарантии, что они будут продолжать оставаться в ней. Дети Израиля дали Богу возвышенный акт веры, когда они вышли из Египта и проследовали в пустыню, как в высшей степени поэтично говорит об этом Иеремия (2, 2). Они пережили особый и уникальный момент в истории человечества, приблизившись к Богу, как никогда раньше, когда они очутились перед Господом у подножия горы Синай. И Господь открылся им, чего Он никогда не делал раньше ни с каким другим народом. Но уже через сорок дней после этого необыкновенного события сыны Израиля впали в наихудшие формы извращения.
К тому же, духовное величие не является неким приобретенным имуществом, которое родители могут завещать своим детям и внукам. Из книги Судей 18, 30 мы узнаём, что внук Моисея был языческим жрецом. Манассия, царь Иудейский, был страшным грешником, его отец, царь Езекия, – праведником. Каждый должен строить свою жизнь. Своей праведностью, справедливостью и любовью человек при жизни распространяет искры света, и они сохраняют своё сияние, которое осветит существование других людей в будущих поколениях.
Анализируя иудейские ежедневные молитвы, сразу становится ясно, что их целью является восстановление бытия, чтобы придать новому дню самую высокую нравственность и духовность. Каждый новый день является новым вызовом, новым испытанием, и требует новой реконструкции ума и духа. У людей есть мощный инструмент, чтобы помнить об этом вечном вызове: историческая память. Моисей, незадолго до смерти, напомнил об этом, говоря: «Вспомни дни древние, помысли о летах прежних родов; спроси отца твоего, и он возвестит тебе, старцев твоих, и они скажут тебе» (Второзаконие 32, 7).

Когда человек теряет ориентиры в жизни и считает, что он или его состояние будут вечными, когда он ощущает себя одиноким во всей Вселенной и что никто другой не разделяет с ним жизнь, лишь слабый голос истории может помочь ему взглянуть на всё по-другому.
Единственное, что осталось нам от Холокоста, – это наша скорбь и наша хорошо документированная история. Со временем боль растворится в истории, и будущие поколения узнают о ней только по рассказам. Крепкая память о прошлом является тем важным опытом, который поможет решать жизненные проблемы.
Это и есть истинный смысл и глубина заповеди, которая говорит нам, чтобы мы помнили во все дни нашей жизни об избавлении от Египта (Второзаконие 16, 3). Исторический опыт рабства должен подтолкнуть наши умы к борьбе за свободу из поколения в поколение.
Бог также повелел помнить Амалика и зло, которое он совершил (Второзаконие 25, 17), – зло, из-за которого сыны Израилевы пострадали на их пути после выхода из Египта.
Этот отрывок из Второзакония подчеркивает двумя разными глаголами заповедь «помнить» зло, совершённое Амаликом: «помни» и «не забудь». Зло является драматической частью нашего существования, и об этом надо помнить. Библейская заповедь требует остерегаться зла, которое может поразить нас, и в то же время не быть равнодушными к тому злу, которое поражает наших ближних.
Когда мы вместе с тогдашним архиепископом Буэнос-Айреса Хорхе Бергольо анализировали концепцию ада, которой посвятили главу в нашей книге диалогов «Sobre el cielo y la tierra» («На небесах и на земле») (2010), у нас были разные представления.

Бергольо излагал концепцию о дьяволе, который существует вне человека и бросает вызов Богу и людям. Я придерживался идеи о том, что дьявол кроется в духовной структуре человека, который должен бороться против него. Я завершил диалог, сказав: «В конце концов, каждый человек волен принять или отклонить общую концепцию зла. Все остальное зависит от нашего восприятия и толкования текстов, которые мы считаем священными. Одно неоспоримо ясно, что есть что-то, будь то инстинкт или дьявол, что предстаёт перед нами, как вызов, который нужно преодолеть, так, чтобы вырвать зло с корнем. Мы не можем быть под властью зла». И Бергольо заключил главу фразой: «Именно в этом заключается битва человека на земле».
Сегодня мир продолжает представлять нам лицо зла и дьявола. И библейский наказ, так же, как слова тогдашнего архиепископа Буэнос-Айреса и нынешнего Папы Франциска, настойчиво взывают к нам: не забывайте! Не стойте в стороне! «Именно в этом заключается битва человека на земле».

Раввин Авраам Скорка,
ректор латиноамериканской раввинской семинарии
(Аргентина)

Текст взят со страницы сайта Радио Ватикана
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий