Брейшит (Бытие), 25:19-28:9 Толдот

Тора

Ицхак женится на Ривке и после двадцати лет бездетной жизни их молитвы наконец находят отклик. Однако, забеременев, Ривка испытывает мучения, поскольку «дети толкаются в ее чреве». Б-г сообщает ей, что она носит в себе «два народа», которые будут бороться между собой.

Первым на свет появляется Эсав. Вслед за ним, держась за пятку Эсава, рождается Яаков. Первый вырастает «искуссным охотником, человеком поля», Яков же становится «человеком цельным», сидящим в шатрах учения. Эсав становится любимым сыном Ицхака, Ривка любит Яакова. В один прекрасный день утомленный охотой и изголодавшийся Эсав продает свое первородство (статус первенца) Яакову за горшок красной чечевичной похлебки.

Ицхак поселяется в Граре, в стране филистимлян, где он обрабатывает землю, а также откапывает засыпанные филистимлянами колодцы, выкопанные его отцом Авраамом. Он также выкапывает несколько новых колодцев: из-за первых двух он конфликтует с филистимлянами, с третьим все обходится спокойно.

Эсав берет в жены двух хеттийских женщин. Ицхак, состарившись и ослепнув, изъявляет желание благословить Эсава перед смертью. Когда Эсав отправляется на охоту, чтобы угостить отца любимыми кушаниями, Ривка одевает Яакова в одежды Эсава, закрывает его шею и руки овечьими шкурами, маскируя его под волосатого брата, и посылает Яакова к Ицхаку. Яаков получает отцовское благословение о «росе небесной и о туках земных» и о господстве над братом. Когда Эсав возвращается и раскрывется хитрость Яакова и Ривки, все, что Ицхак может сделать для рыдающего Эсава, — это предсказать, что Эсав будет жить своим мечом, и что всякий раз, когда Яаков оступится, он будет терять превосходство над старшим братом.

Яаков покидает отчий дом и отправляется в Харан, чтобы избежать мести Эсава и чтобы найти себе жену в семье Лавана, брата Ривки. Эсав берет себе третью жену — Махалат, дочь Ишмаэля.

«И сказал ей Г-сподь: „Два народа во чреве твоем, и два народа из утробы твоей разойдутся; и народ народа сильнее будет...“» (Брейшит, 25:9)

Сыновья Ривки, братья-близнецы Яков и Эсав собою символизируют две души (и их противоположные устремления), присутствующие в каждом еврее. В каждом из нас есть внутренний Яков – то есть наша Б-жественная душа с ее духовными устремлениями, а также внутренний Эсав – то есть наша животная душа с ее материализмом и эгоистичными интересами. Когда в нас утверждает себя наша Б-жественная душа, она ослабляет материалистические наклонности души животной.

То, как Б-жественная душа побеждает животную, подобно тому, как свет побеждает тьму. Чтобы рассеять тьму, свет не должен оказывать на нее активного давления – тьму не разгоняют палкой, тьма просто перестает существовать в присутствии света. Подобно этому, как только мы – изучая Тору и исполняя заповеди – позволяем святости нашей Б-жественной души раскрыться и воссиять, эгоистичность нашей животной души устраняется.1

«И сеял Ицхак в земле той, и получил в тот год во сто крат, ибо благословил его Г-сподь.» (Брейшит, 26:12)

Как очевидно явствует из повествования Торы, нашим праотцам сопутствовало финансовое преуспевание. Тем не менее, столь же ясно, что материальными заботами они занимались единственно с целью исполнения воли Всевышнего.

К примеру, в случае с Ицхаком – его истинной целью, ради которой он посеял пшеницу, была благотворительность. То есть исполнение заповеди о десятине, которая (чтобы исполнение соответствовало уровню закона Писания) должна быть отделена именно от урожая и от урожая, принадлежащего именно самому человеку.

Когда, подобно нашим патриархам, мы в наших стараниях заработать на жизнь и обрести богатство опираемся на ту же мотивацию, Всевышний тоже благословляет нас ошеломляющим успехом.2

Примечания:
1.    «Сефер Амаамарим 5691», с. 328.
2.  «Ликутей Сихот», т. 5, с. 74.

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий