Брейшит (Бытие)

I. ВСЕСИЛЬНЫЙ — ТВОРЕЦ ВСЕЛЕННОЙ.

Принцип веры еврейской религии состоит в том, что мир, материя, Вселенная созданы из ничего по воле Всевышнего, Который не ограничен ничем в претворении Своих стремлений, и единственное Его желание — давать благо творениям, Им же созданным. Это принципиально отличает иудаизм от прочих вероучений. Ни одна религия не стремится раскрыть в процессе описания Творения его цели и не осмеливается декларировать, что благо и добро являются как целью, так и критерием, по которому определяется необходимость существования того или иного созданного аспекта. Ни один эпос не ставит перед собой задачу выявить цель Творения, представляя возникновение мира случайным событием, которое неизбежно приводит к жестокой борьбе самых различных элементов, стремящихся не к гармонии, но исключительно к подавлению друг друга.

В то время, как все народы поклоняются солнцу и луне, звездам или урожаю, камням и животным, великой реке Нил, крокодилу, который обитает в ее водах, и даже жукам, ползающим по ее берегам, Тора громогласно заявляет, что все исходит из Единого Источника, который единственно может рассматриваться как Бог и Творец, что все Творение осмысленно и подчинено определенному плану, а не есть игра случайных сил. Причем этот Единый Источник сам по себе непостижим и не может быть представлен ни одним из образов окружающего мира.

Если факт Творения и раскрывающееся через него единство и всемогущество Творца являются принципами веры, то сам процесс Творения и способ сотворения всего вообще и отдельных элементов в частности трудно назвать постулатами. Действия Всевышнего описываются посредством самых различных метафор пророками и мудрецами Талмуда, еврейскими мистиками и мыслителями. В самом тексте Торы мы находим по крайней мере три отличных друг от друга описания процесса Творения. Первая глава Брейшит описывает сотворение мира как последовательное возникновение по воле Всевышнего все новых и новых элементов, каждому из которых отведено свое место и время. Появление новых элементов продолжается до определенного момента, когда Творение прекращается так же, как началось, — по воле Творца. Описание каждого из шести дней Творения заканчивается фразой: «И был вечер, и было утро». Этот рассказ раскрывает перед нами структуру мира и механизмы его функционирования. Вторая глава как бы начинает повествование сначала и дает еще одну картину возникновения всего сущего. Здесь главное внимание уделяется шестому дню Творения, когда был сотворен человек. Основная цель этого рассказа — показать, что человек является центральным элементом Творения, с которым связано осуществление цели.

Обратившись к книге Теhилим, мы встретим описание Творения с точки зрения эмоционального восприятия человеком картины рождающейся Вселенной, когда, видя красоту, гармонию и грандиозность всего сущего, он начинает представлять себе мощь и величие Творца:

«Господи, Боже мой, велик Ты необычайно, в красоту и великолепие облачился Ты, окутан светом как плащом, простер небеса как завесу; прикрывает Он водами верхние чертоги Свои, тучи делает колесницей Себе, шествует на крыльях ветра, делает Он ветры посланниками Своими, служителями Своими — огонь пылающий».

(Теhилим, 104)

«Небеса рассказывают о славе Бога, и о деянии рук Его повествует свод небесный. День дню передает слово, ночь ночи открывает знание. Нет такого речения и нет слов таких, чтобы не было услышано звучание их».

(Теhилим, 19)

«Когда вижу я небеса Твои, сделанные пальцами Твоими, луну и звезды, упорядоченные Тобой... что же он человек, что Ты вспоминаешь о нем, сын человеческий, что приказываешь о нем?.. Господь, Повелитель наш, как велико имя Твое на земле!».

(Теhилим, 8)

Божественный разум присутствует в самом начале Творения материи и исключает элемент случайности и непримиримой борьбы враждебных сил, разрушение и дисгармонию — мир возникает в идеальном состоянии. Дисгармония и конфликт появляются позже, когда человек, наделенный свободой выбора, совершает преступление.

Главная цель Торы при описании Творения — не подробное научное рассмотрение всех деталей сотворенного мироздания, а формирование принципов веры, т.е. знаний о Всевышнем, которые человек обретает в те моменты, когда Всевышний открывается ему, и само по себе сотворение мира является одним из моментов такого сильнейшего раскрытия Божественного Присутствия. Поэтому концентрироваться на деталях самого Творения или изучать, как сотворен мир и что было до первого момента Творения, всегда считалось занятием опасным, отвлекающим человека от основных целей изучения Торы. Излишняя концентрация на постижении самого Творения и придание ему большего значения, чем следует, привели к возникновению различных сект, которые, отступив от принципов веры, отошли от иудаизма. Масонские ложи возникли из сект, члены которых представляли себе Творца в качестве «строителя», тайные свойства которого могут быть раскрыты через постижение природы, ее объектов, связей между ними и возникающих новых структур. Другие отошли от иудаизма, увлекшись поиском праматерии, якобы существовавшей до начала Творения, а Филон Александрийский ввел проблематичное, с точки зрения принципов веры, понятие о том, что Творение вообще происходило вне времени. Для многих камнем преткновения явилось неверно понятое объяснение процесса Творения в еврейском мистическом учении. Еврейская мистика говорит о мирах, сотворенных прежде того мира, возникновение которого описано в первой главе Торы. Все они исчезли, как искры, которые, разлетаясь в разные стороны при ударе молота по раскаленному железу наковальни, угасают, ибо не могут существовать в отрыве от раскаленной массы. Этот образ представляет процесс Творения как целый ряд последовательных эманаций, каждая из которых постепенно приближается к идеальному варианту, которым и является наш мир.

Раши, величайший комментатор Танаха (Тора, Пророки, Писания) всех времен и поколений, в начале своего комментария совершенно недвусмысленно дает понять, что для Торы описание Творения — не самоцель. Анализируя текст, он показывает, что в первой главе Торы описание Творения приводится не в строго хронологической последовательности: о сотворении воды, например, не упоминается вообще; вторая глава говорит о том, что человек сотворен раньше травы, в то время как в первой главе Торы о человеке говорится как о венце Творения, созданном в самом конце. Раши показывает, как снимается противоречие между первой и второй главой, но главный смысл его замечания состоит в другом: Тора не ставит своей главной целью — дать фотографически точное описание процесса Творения. Другой величайший авторитет, Рамбам, буквально предупреждает всех, кто приступает к изучению Торы, говоря о том, что не только с точки зрения хронологии, но и глобально, описание Творения, приведенное в Торе, нельзя считать буквальным: «Приведенное в Торе описание Творения нельзя считать, как это принято повсеместно, буквальным во всех его деталях». Более поздние еврейские мыслители (Леви бен Гершон, Хисдай Крескас, Ицхак Альбалаг) пошли по опасному пути, пытаясь согласовать описание Творения в Торе с философией Аристотеля, в которой материя считается существующей вечно. Йеhуда hалеви, так же как и другие еврейские философы, категорически возражал против любой подобной доктрины.

Еврейский взгляд на теорию эволюционного развития

Множество отражающих те или иные аспекты сотворения мира картин, которые рисуют комментаторы, философы и мыслители разных эпох, раскрывая смысл сказанного в первых главах Торы, не оставляет места для эволюционной теории, предполагающей постепенное развитие сложных форм из более простых и качественный переход от низших форм к высшим в результате случайно-статистического процесса. Казалось бы, сама Тора идет по этому пути, который представляется наиболее естественным, и описывает сначала этапы преобразования неживой материи и возникновения растительных форм жизни, затем появление простых форм жизни в воде, земноводных и птиц, вслед за этим — сотворение животных и только в самом конце — приход в мир носителя разума — человека. Но принципиальное отличие приведенного в Торе описания возникнов всего сущего от эволюционной теории заключается в том, что каждая качественно новая стадия развития возникает как этап заранее начертанного плана и переход к ней возможен только благодаря непосредственному вмешательству Всевышнего в начатые Им же Самим процессы. Мы видим, что Тора не оставляет места для случайностей, проб и ошибок, зигзагообразного пути развития. Ничто не отбрасывается, не уничтожается, все возникающее заведомо соответствует своему предназначению и служит ступенью на пути к достижению цели. Происходит это потому, что представленный Торой процесс развития имеет изначально определенную цель и при завершении каждого этапа оценивается, насколько все сотворенное до сих пор способствует достижению конечной цели. Каждый этап Творения является, таким образом, не результатом статистического процесса, но актом проявления Божественной Воли, реализацией Его замысла.

Теорию эволюции ее адепты часто представляют как экспериментально обоснованное научное подтверждение идей философской школы материализма, которая считает окружающую нас действительность результатом действия случайных процессов на протяжении длительного времени. Но те же экспериментально полученные данные можно рассматривать и под другим углом зрения, и тогда эволюционная теория дает несколько иную картину, чем та, которую рисуют материалисты: на каждом из этапов развития мира проводится проверка на основе неизвестных нам критериев и выбирается такое направление дальнейшего развития, которое наиболее быстро должно привести к определенной цели, однозначной, хотя и неизвестной нам. Усложнение структур на всех уровнях, начиная с молекулярного, медленно, но верно приводит к возникновению разумного существа.

Таким образом, теория эволюции при другом взгляде на вещи не исключает, а напротив, по-своему подтверждает факт действия Мирового Разума в окружающем мире. Проблема заключается вовсе не в том, что между Торой и научными данными якобы существует принципиальное противоречие (в XX в. подобные представления часто навязывались сторонниками «научного взгляда на мир»), а в том, что во внутренней логике теории эволюции как таковой есть слабое звено: остается необъясненным механизм каждого из переходов на принципиально новую, качественно отличную ступень развития: возникновение жизни, разума, сознания, личности.

Чтобы найти истинную причину, мы, объясняя появление качественно нового, всякий раз должны вернуться к идее Творца в том непосредственном понимании, в каком оно дается в первой главе Торы. Другое внутреннее противоречие теории эволюции выявилось, когда стало понятно, что в природе в целом и в каждом отдельном организме в частности нет ненужных элементов, представляющих наследие предыдущих этапов развития, медленно отмирающих из-за того, что утрачена их функциональная значимость.

В настоящее время в науке принято исходить из того, что в природе существует если не гармония, то, по крайней мере, баланс, который моментально нарушается, если устранить какой-либо, даже самый незначительный, на первый взгляд, элемент. Эта предпосылка ставит под сомнение также и утверждение о том, что если (как это было показано) теория эволюции не може общей картины развития на всех уровнях, то она, как минимум, может быть применена на каждом отдельном уровне. Гармония, рациональная целенаправленность всего существующего, не оставляет никакой иной возможности, как только принять, что окружающий нас мир был сотворен по определенному четкому плану, в соответствии с которым в каждое мгновение происходило безошибочное приближение к однозначной цели.

Теория эволюции может найти себе место среди других теорий только как раскрытие методов и способов претворения в жизнь Божественного плана создания сосуда, способного вместить в себя разумное начало, как теория, прослеживающая взаимосвязи и анализирующая гармонию всего сущего. Короче говоря, эволюция может быть представлена только как действие созидающего разума, проявляющего себя во всем и, в частности, через физические и биологические законы, приводящие к возникновению удивительного органического элемента, который достигает в своем развитии уровня рационально и морально обоснованной активности и способен достигать духовных высот. Иными словами, теория эволюции может описать, каким образом Высшим Разумом в самом начале Творения были заложены механизмы достижения конечной цели. Тогда она вместо того, чтобы разрушать картину, которую рисует Тора в первой главе книги Брейшит, станет прекрасным живым комментарием к ней. «Постепенно и очень медленно наука подходит к тому, чтобы признать существование во Вселенной Единой силы, которая не имеет ни начала, ни конца, и которая существовала до того, как возникли все известные человеку формы, и останется неизменной, даже если все существующее исчезнет. Эта сила сама по себе является источником существования всего, она не может быть объяснена с помощью какой-либо теории и не может найти отражение ни в одном из тех образов, которые человек создает силой своего воображения.

Признание наличия такой силы должно стать естественным следствием интеграции научных открытий, сделанных на всех континентах и во все времена. Таким образом, общечеловеческий разум приближается к осознанию смысла гимна „Адон Олам“, исполняя который изо дня в день, еврейский народ привел (и будет приводить в будущем) к самым принципиальным и неожиданным изменениям в мире» (Хаффкайн).

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий