Два взгляда на цель творения

Космос, Вселенная

Человек создан по образу и подобию Творца. Учение хасидизма утверждает, что в душе человека отражаются высшие миры: «Изучив собственную душу, человек может получить некоторое представление об эманациях высших миров, ибо все они участвовали в ее образовании и нашли в ней свое отражение» (Тания, часть IV, послание 15). Поэтому, анализируя различные явления в себе самом, человек может составить представление о структуре и сущности Б-жественных сфер.

Взаимоотношения души и тела, духа и материи, духовные процессы личностного порядка могут служить аналогом соотношения Б-га и мироздания, аналогом явлений в сфере Б-жественного. Кроме того, стремление человека к созиданию, создание им материальных и духовных ценностей, его творческое начало являются отражением в нем свойств Всевышнего – Его творческой силы.

Стремление человека к созиданию может исходить как от его разума, так и от его воли и желания, которые могут быть иррациональными. В любом случае то, что он намеревается сотворить, несет в себе объективную ценность: оно принесет пользу, удовольствие ему и другим людям, всему миру и т. п. Понимая это, человек преисполняется решимости создать какую-либо вещь. В таком случае: а) создаваемая им вещь имеет объективную ценность, не зависящую от воли и желания ее создателя; б) еще до того, как создатель вещи задумал ее сотворить, она уже существовала в виде идеи или фрагмента бесконечного мира (которым является совокупность идей) либо имела бытие в форме метафизической сущности отдельной вещи.

В философии существуют две и даже более концепции соотношения целого и его частей, а также источников идей, воплощенных в предметы как духовные, так и материальные. Согласно одной концепции, целое онтологически и логически первично своим частям, согласно другой – части как простые и сущностные составляющие первичны целому. Вопрос о существовании образа – идея вещи в какой-либо форме, до того как человек задумал ее создать, – может возникнуть только тогда, когда в основе вещи лежит идея, имеющая объективную ценность, не зависящую от того, кого эта идея посетила и кто решил ее реализовать.

В отдельных ситуациях человек в своих свершениях руководствуется лишь порывом воли. В нем возникает иррациональное желание, которому он не находит разумного обоснования даже для самого себя. Почему он решил создать такую вещь – объяснить он не может, ибо вещь не несет в себе никакой объективной ценности и другим людям ее создание кажется безумством. В таком случае: а) вся ценность произведенного им заключается лишь в выражении его не поддающихся осмыслению воли и желания; б) поскольку вещь не имеет объективной, не зависящей от прихоти ее создателя ценности, трудно предположить, что, не имея рациональной основы для своего существования, она имеет метафизические корни в виде своей отдельной сущности или в виде фрагмента бесконечного мира совокупности идей.

При всей несопоставимости Б-жественного и сотворенного сказанное о человеческих свойствах может дать некоторое представление о высших сферах. Лучшие умы разных времен и народов задавались вопросом: какую цель преследовал Творец, создавая мироздание? В книге Зогар сказано, что Всевышний сотворил миры, «чтобы Его познавали». Книга Эц Хаим видит цель Творения «в раскрытии полноты Его сил, свершений». Иное мнение о цели Творения приводит рабби Шнеур-Залман из Ляд (Алтер Ребе) в книге Тания. Он формулирует его словами Мидраша: «Пожелал Всевышний, чтобы у Него было жилище в низших (мирах)». Содержащиеся в книгах Зогар и Эц Хаим объяснения цели Творения несут в себе рациональное зерно. Автор же книги Тания считает, что нет рационального объяснения причины, приведшей к сотворению мироздания, а есть лишь основополагающая сверхрациональная воля Всевышнего. У Него возникло желание создать нечто, не имеющее для своего бытия никаких предпосылок.

При сопоставлении мнения по этому поводу Алтер Ребе, основателя учения Хабад с мнениями более ранних каббалистов может возникнуть вопрос: имеем ли мы дело с теологическим спором или же эти мнения не противоречат одно другому? Приведенные в книгах Зогар и Эц Хаим объяснения причины Творения в целом говорят об одном и том же, поэтому их можно рассматривать вместе: в какой-то степени миры придают цельность свойствам Творца, Его силам и энергии благодаря тому, что те реализуются в Творении. Познание Всевышнего Его созданиями также придает полноту Его творческой силе.

Трудно предположить, чтобы Алтер Ребе отвергал мнение книги Зогар, ведь она – составная часть Устного Учения и ее значимость приравнивается к значимости Талмуда. Авторитет книги Эц Хаим, записанной со слов рабби Ицхака Лурии, также неоспорим. На нее многократно ссылается в своих трудах основатель Хабада.

В учении Хабада и, в частности, в учении седьмого Любавичского Ребе объясняется, что по вопросу о целях Творения между учением хасидизма и кабалой нет существенного расхождения. Различия в подходе к этому вопросу объясняются лишь тем, что вопрос рассматривается с разных позиций. Каббала подходит к цели Творения с позиции тех сфер Б-жественного, где уже различаются бытие и небытие, – эти сферы определяются в учении хасидизма как «гилуим», Проявления Творца, Его свет, Его свойства. Сферы эти можно описать как обладающие бесконечными совершенствами, которые и разум может постигать как совершенства, ибо к этим сферам приложимы законы логики и тем самым Б-жественное в определенной мере приближено к мирозданию. Понятно, что речь идет лишь о законах высшей логики, совершенного, а не обычного человеческого мышления. Но все же и сотворенный, ограниченный разум людей может иметь представление об этом как о чем-то недоступном вследствие их (людей) несовершенства. На уровне этих сфер Б-жественное сверхразумно, однако о нем нельзя сказать, что оно противоразумно.

В терминологии хасидизма на эти сферы указывает сфира Малхут. С позиции этой сфиры мироздание несет в себе некую объективную ценность. Миры, творения раскрывают величие Творца, Его свойства и т. п. Каждое из созданий проявляет новый аспект Его величия и не повторяет в этом отношении никакое другое создание. Если бы оно не раскрывало по-новому Его могущества, то не было бы смысла его творить.

Следует подчеркнуть, что и с этой точки зрения мироздание было вызвано к бытию актом творения, который можно определить формулой «нечто из ничего», а не образовалось в результате эманации сфиры Малхут. С позиции этой сфиры будет справедливым утверждение, что сотворению миров предшествовало их небытие, сопряженное с бытием. Впрочем, по отношению к сферам Б-жественного, предшествующим мирам, и это утверждение будет неверным. Ведь и до сотворения мироздание представляло собой объективную ценность и должно было воплощать Б-жественный замысел раскрытия величия Творца. Это означает, что и до его создания оно имело некую предпосылку для собственного существования в форме Высшего Замысла. Возможно, именно это имеет в виду автор, говоря, что с позиции сфиры Малхут мироздание «не было бы чем-то новым в своей основе».

Алтер Ребе же рассматривает цель Творения с позиции более высокого уровня — Эйн-Соф (Бесконечного). Относительно сущности Эйн-Соф абсолютно неуместен какой бы то ни было вопрос, ибо сама постановка вопроса подразумевает наличие каких-либо предпосылок. (Вопрос задается тогда, когда имеет место определенность, и с этой определенностью, принятой за истинное, известное, данное, что-то не согласуется.) Существует неопределенность как состояние потенциальности, невыявленности, – но не в этом смысле сущность Эйн-Соф не имеет определения. Дело в том, что она принципиально неопределима. Поэтому невозможно с этой позиции ставить вопрос о цели Всевышнего при сотворении миров. Единственно справедливым будет утверждение, что это – Его желание, абсолютно лишенное всякой рациональности. Об этом Его желании с одинаковой степенью вероятности можно утверждать, что оно как сверхразумно, так и противоразумно, или сверхразумно и противоразумно одновременно.

С позиции сущности света Эйн-Соф мироздание не имеет никакой объективной ценности, ибо никто и ничто не способно выразить невыразимую сущность Б-га. С позиции этой предшествующей мирам Б-жественной сферы миры до их сотворения абсолютно не имели каких-либо предпосылок для своего бытия, поскольку не представляли собой какой-либо объективной ценности и воплощения какой-либо Б-жественной идеи. Можно предположить, что это подразумевает автор, когда говорит: «Во всей основе своей бытие их лишено каких-либо корней в Б-жественном».

Р-н Зеев Рапопорт и Наталья Шуклина
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий