Ицхак Горелик: «Машиах уже находится в мире, и глобальные события связаны с ним»

Главный раввин Татарстана о том, как правильно воспитывать детей и что значат для евреев Пурим, Ханука и 9 Мая.

Ицхак Горелик

«Я с семьей иду по улице в черной одежде и черной шляпе, и на нас смотрят. Но как смотрят? Взгляды прохожих не злые, они просто смотрят с интересом», — говорит главный раввин Татарстана Ицхак Горелик, рассуждая о присущей Татарстану ауре толерантности. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» он рассказал, когда, с точки зрения евреев, закончатся войны, насколько тщательно в их семьях соблюдается шабат, а также поделился любимым анекдотом про свою нацию.

Ицхак Горелик: «Не вижу никаких проблем и не помню ни одного важного для общины вопроса, в решении которого мы получили бы отказ»

ЧТО ДЕЛАТЬ СО СЛОВОМ «ТОЛЕРАНТНОСТЬ»?

— На прошедшем недавно заседании совета при президенте РТ по межнациональным и межконфессиональным отношениям Иосиф Дискин заявил о том, что «толерантность — не наша задача, это прямое наследие мультикультурализма». По вашему мнению, нужна ли нам толерантность? (Рустам)

— Я был на этом заседании и слышал все выступления. И у меня тоже появились такие мысли: что делать со словом «толерантность»? Думаю, выступающие больше хотели сказать, что нам недостаточно этого слова «толерантность», мы должны стремиться, чтобы у нас было намного больше: не просто терпим друг друга, а любим. Мы все должны стараться так делать. Но, думаю, мы все понимаем, что у нас еще есть много что делать в области толерантности (от лат. tolerantia — терпимостьприм. ред.). Но некоторые члены совета решили, что уже нужно поднять планку, целью нужно иметь уже не толерантность, а любовь.

— В этом контексте комфортно ли живется еврейской общине в Казани или есть проблемы, которые необходимо решать?

— Я не вижу никаких проблем и не помню ни одного важного для общины вопроса, в решении которого мы получили бы отказ.

— Это вы говорите об отношении власти, а если говорить про общество в целом?

— Это все взаимосвязано. Власть специально создает такую ауру, потому что она влияет на общество. Власти нам не просто помогают — они создают такую ауру, при которой здесь приятно жить. Они как бы говорят общине: «Вы живете в республике и имеете право на то, чтобы жить здесь спокойно». Этот посыл влияет не только на нас, он влияет на все общество. И не только я так ощущаю, но и другие евреи, с которыми я общаюсь.

В шабат, в субботу, мы ограничены в своих делах. На самом деле это ограничение дает возможность быть без ограничений в плане духовности. Отключаешь телефон, телевизор, интернет, и много времени освобождается для размышлений, для общения с семьей, с общиной. Во время шабата нельзя пользоваться автомобилем, и мы с семьей ходим в синагогу пешком. Путь через центр города занимает примерно полчаса. Я иду в черной одежде и черной шляпе, и на нас смотрят. Понятное дело: я бы тоже смотрел. Но как смотрят? Взгляды прохожих не злые, они просто смотрят с интересом. Думаю, все это идет сверху, от властей, которые не просто помогают, а создают такую ауру.

— Помните, когда Берл Лазар встречался с Путиным, он сказал, что в сегодняшней России евреям впервые за долгие годы живется хорошо и комфортно?

— Это правильно, и я могу повторить эти слова. Евреи, особенно религиозные, помнят, как им жилось раньше, а сегодня таких проблем нет. Я, конечно, не бывал во многих городах страны, не знаю ситуацию изнутри, но мне кажется, что в Татарстане больше стараются, чтобы каждый человек чувствовал себя комфортно. Такое мое ощущение.

 «НАЦИОНАЛИЗМ? СЛАВА БОГУ, Я НИЧЕГО ТАКОГО НЕ ВСТРЕЧАЛ»

— Сталкиваетесь ли вы с фактами татарского национализма и как их преодолеваете? (Ильдар Шагиев)

— Таких фактов не было. Мы живем в Татарстане, и мне понятно, что во главе республики стоят люди, которым слово «национальное» очень важно. И только такие люди могут развивать Республику Татарстан. Но это не национализм. Слава Богу, я ничего такого не встречал.

— Это на государственном уровне, но ведь в обществе есть разные люди, которые по-своему могут понимать слово «национальное». Со стороны таких людей не было нападок на общину?

— Нет. Мне приятно, когда люди говорят на своем родном — татарском — языке. Молодцы! Я тоже общаюсь со своими детьми на иврите. Если не общаться на родном языке в семье, то дети вообще его забудут.

— В общине тоже общаетесь на иврите?

— Там больше говорили на древнееврейском языке — идише, но уже мало осталось людей, которые знают его, в основном это старики. Помню, один раз с детьми зашли в магазин и разговаривали между собой на иврите, и кто-то из очереди спросил: «На каком языке вы разговариваете?» Отвечаю: на иврите. «Молодцы! Так и надо!» — похвалили нас... Каждый должен сохранять свой родной язык. А с проявлением национализма я не встречался.

«Мы живем в Татарстане, и мне понятно, что во главе республики стоят люди, которым слово «национальное» очень важно. И только такие люди могут развивать Республику Татарстан»

«БОЛЬШИЕ СИЛЫ МЫ ВКЛАДЫВАЕМ В ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ»

— Почему евреи такие скромные, это плод воспитания или что-то другое? (Рашид)

— По поводу скромности скажу так: спасибо за комплимент, буду стремиться к этому (смеется).

— Что является самым важным в воспитании детей в еврейской семье? Еще есть такой вопрос: «Что должен делать каждый из нас для победы добра в своем сердце?» (Наталья Урейская)

— Во-первых, надо понять свое сердце, свой внутренний мир. Как ты общаешься с людьми в семье, на работе? Человек должен стараться, чтобы его мысли об окружающем были правильными. Об этом надо думать. И никогда не поздно начинать задумываться об этом, даже в 60 — 70 лет. Но менять свои мысли в таком возрасте гораздо сложнее, чем в детстве, когда ребенок еще как чистый лист бумаги. Поэтому мы занимаемся самовоспитанием и большие силы вкладываем в воспитание детей.

Мы всегда знаем, что нам нужно купить в магазине, в какой отдел зайти, сколько можно потратить денег, что мы можем себе позволить, а что нет. То есть у каждого из нас есть свой финансовый план. Но очень мало людей, которые вкладывают силы в создание духовного, морального плана своей жизни.

Например, я иду гулять с детьми. Сегодня можно по улице гулять бесплатно и читать рекламу, вывески тоже можно бесплатно. Но кто сказал, что я должен все это читать?! Кто сказал, что все, что есть на улице, должно войти в мою голову и сердце?! Я же не пылесос.

— А как противостоять, как оградить детей от этого?

— Наши уши и глаза — это ворота в наш внутренний мир, но если человек сам себе хозяин, то он может «открывать» и «закрывать» их, когда потребуется. Ведь если что-то попадет в нашу голову, оттуда уже ничего не выходит. Когда человек понимает это, он уже делает ограничения: что я смотрю, а что не смотрю. К примеру, телевизор: дети должны знать, какие передачи можно смотреть, а какие нет. Какие-то нормы у человека должны быть.

Каждая семья должна определить, что должно звучать в доме, что дети должны видеть. Конечно, стопроцентно так не получится, потому что физически-то мы не закрываем глаза. Но мы так воспитываем, что дети знают об ограничениях. Мы говорим детям: ты должен быть мэром своего внутреннего мира, и никто не может войти туда и распоряжаться. Мы все объясняем детям, и это можно сделать очень красиво и аккуратно, так, чтобы ребенок захотел это делать. И чаще всего это нам удается.

Воспитание начинается с личного примера. Невозможно воспитывать, если ребенок видит, что сами родители делают что хотят, а ему нельзя. Когда такой ребенок вырастет, он тоже будет делать недозволенные вещи, как делали его родители. А когда дети видят, что родители от себя требуют не меньше, чем от них, они хотят быть похожими на родителей. Я не читаю детям лекцию, почему нужно кушать кошерное, они просто видят, как мы стараемся соблюдать это: мы идем в громадный магазин и оттуда только несколько продуктов берем, которые оказываются кошерными. Это воспитание? Нет, ребенок просто видит, как мы живем, и с гордостью повторяет то, что делают родители.

Когда мои родители переехали в Израиль, отец работал в отделе архитектуры города Ашкелона. Сегодня он на пенсии, но продолжает работать. Когда я жил с родителями, не было ни одного дня, чтобы я проснулся, а папа еще спит. Не было такого ни разу! Чтобы успеть к 8 утра на работу, папа вставал в пять часов утра и ехал в синагогу молиться. А молиться надо не 20 минут, а от 45 минут до часа.

И мы, дети, знали, почему папа так рано встает: потому что он не молится за счет рабочего времени, он может молиться только за счет своего личного времени, за счет своего сна. Он никогда не говорил нам, что надо честно работать, что молиться надо только за счет себя — мы это видели. Это и есть воспитание на личном примере. Не важно, сколько ты общался с другими людьми, главное — родители, которые показывают своим примером, как надо жить.

В субботу нам нельзя включать или выключать электричество, это считается очень строгим запретом, это все равно что есть свинину религиозному человеку. Но человек, особенно ребенок, может автоматически нажать на выключатель, поэтому мы заранее готовим дом к субботе: накануне заранее включаем свет там, где он нам понадобится, заклеиваем выключатели, покрываем экран компьютера. Дети, войдя в дом, понимают, что наступил шабат. Когда мы видим, что ребенок собирается сделать что-то, запрещенное шабатом, сразу автоматически кричим: «Шабат!» И когда видим, что сейчас упадет и разобьется ваза, тоже кричим: «Осторожно!» Но по силе звука дети слышат, что для родителей важнее — предотвращение нарушения шабата или сохранение вазы. И это тоже воспитание: дети видят, что для родителей на самом деле важно.

— Я очень ленивый человек. Подскажите на личном опыте, как бороться с ленью и начать работать? (Семен)

— На личном опыте подсказать не могу, потому что я не очень ленивый (смеется). Чтобы правильно дать совет, нужно знать, сколько лет Семену — в начале он своего жизненного пути или уже взрослый. Но, в принципе, мой подход такой: он не должен ломать сам себя, ему не надо требовать от себя больше, чем есть у него сил. Если он любит спать до 11 часов, то пусть найдет работу, которая позволяет это делать. Пусть он начнет с каких-то маленьких успехов в своей жизни, которых можно достигнуть без особых усилий над собой. А когда достигнет маленьких успехов, ему захочется еще, еще и еще. Пусть это будет медленно, но сильно давить на себя не надо.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий