Институт семьи с точки зрения Торы

Церемония бракосочетания в ашкеназских евреев.  Бернар Пикар, 1723

Р-н Дов-Бер Хаскелевич

Стих «Потому покинет муж своего отца и свою мать, и прильнет он к жене своей, и станут они плотью единой» законоучители Талмуда истолковывают как запрещение разврата, прелюбодеяния. «...покинет муж своего отца и свою мать» — это запрещение вступать в брак с ближайшими родственниками отца и матери; «...и прильнет он к жене своей» — к жене, а не к мужчине, к жене своей, а не к чужой жене... Иными словами, речь идет об одной из семи заповедей Ноаха, заповеди, которая запрещает разврат и учреждает один из древнейших институтов цивилизации — институт семьи.

Может возникнуть вопрос: откуда законоучителям Талмуда известно, что этот стих говорит о запрещении разврата? Не проще ли предположить, что речь идет о том, что человек, вступая в брак, должен разлучиться со своими родителями?

Конечно, можно было бы сослаться на традицию устного учения, восходящую к Моше. Изучение и толкование Торы продолжались непрерывно с поколения Исхода из Египта вплоть до завершения Талмуда. Как сказано в трактате Авот: «Моше получил Тору с Синая и передал ее Иеошуа; Иеошуа (передал ее) старейшинам, старейшины — пророкам, а пророки — людям Великого Собрания...» Эта традиция носит название Устного Учения. В академиях непрерывно изучали Тору, и каждый ее закон, каждая заповедь детально истолковывались из определенных стихов Писаной Торы. Писаная Тора, Священное Писание, излагает Учение в форме рассказа, последовательность которого не обязательно связана с систематикой изложения Закона. Талмуд, или Устное Учение, — это дискуссия, обсуждение Закона в более систематической форме, где детальные законоположения, Галоха, излагаются в соответствии с заповедями Торы. Еще более систематизирован Закон в кодексах, например в кодексе Маймонида, Мишне Тора, в которых изложение подчинено строгой окончательно разработанной системе.

Тем не менее интерпретация заповедей Торы, их выведение должно следовать непосредственно из самого текста Священного Писания. Как выразил эту мысль один из законоучителей Талмуда, «если бы Устное Учение было полностью забыто, мы смогли бы его восстановить путем истолкования стихов Торы». В связи с этим мы попробуем проследить, как из стиха «Потому покинет муж своего отца и свою мать, и прильнет он к жене своей, и станут они плотью единой» вытекают все законы о семье и запрещении разврата, данные человеку еще до дарования Торы евреям.

Повествование Торы начинается с того, что Б-г Всесильный сказал: «"Нехорошо человеку быть одному, сделаю ему помощника, соответственного ему". И когда образовал Б-г Всесильный из земли всякого зверя полевого и всякую птицу небесную, привел Он к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и как назовет человек какое-либо живое существо, так имя его».

«И нарек человек имена всему скоту и птице небесной, и всяким зверям полевым; но для человека не нашел Он помощника, ему соответственного».

«И навел Б-г Всесильный сон на человека, и когда уснул он, взял Он одно из ребер его и закрыл плотью место его».

Комментаторы, в том числе Раши и Ибн-Эзра, объясняют, что под «ребром» здесь подразумевается не ребро в буквальном смысле слова, а «сторона» (в оригинале слово «цела» может означать «ребро» или «грань», «сторону»). Это согласуется с толкованием талмудического мидраша, что первочеловек был вначале создан в виде двуликого существа, мужчины и женщины, соединенных спинами, подобно сиамским близнецам, и только потом Создатель разделил их на два отдельных человека.

«И перестроил Б-г Всесильный ребро (сторону), которое Он взял у человека, в жену, и привел ее к человеку».

«И сказал человек: «На этот раз — это кость от кости моей и плоть от плоти моей; она наречена будет женою, ибо от мужа взята она. Поэтому оставляет человек отца своего и мать свою и прилепляется к жене своей, и они становятся одной плотью»».

При поверхностном чтении рассказа возникает ряд вопросов. Какое отношение к рассказу о сотворении женщины имеет стих о сотворении животных, тем более что об их создании уже говорилось раньше, еще до рассказа о сотворении человека? (Библейские критики, которые не шли дальше поверхностного чтения библейских переводов, сделали из этого «вывод», что текст Торы якобы «состряпан» из отдельных более древних текстов, которые «нерадивый» редактор даже не сумел как следует «отредактировать» и оставил в нем все повторы...) Неясно также, какой смысл в этом рассказе имеет тот факт, что человек давал имена животным и птицам. И зачем надо было Б-гу создавать человека сначала одним, а затем прибегать к «хирургической операции» и разделять его на мужчину и женщину. Не проще ли было Ему сразу создать первую человеческую пару, от которой произошли бы все люди? Разве неизвестно Ему было, что «нехорошо человеку быть одному»?

Если немного задуматься над смыслом рассказа Торы, можно уяснить себе глубокую мораль, которую он содержит.

Пытаясь что-либо создать, человек всегда ищет наиболее простой, легкий, экономный способ. Это объясняется тем, что он ограничен в своих ресурсах, физической силе, способностях. Что касается Создателя Вселенной, то Он не ограничен ничем и может выбрать любой способ творения. Вопрос, почему Он выбрал более сложный путь, когда, с нашей, человеческой, точки зрения, существует более простой способ создания человека в виде первобытной пары мужчины и женщины, сам по себе лишен смысла. Вопрос этот имеет смысл только в общем контексте сотворения мира, а именно: «Что хотел Создатель заложить в природу мироздания, выбрав именно такой способ творения?» На этот вопрос Писание отвечает: «покинет муж... прильнет он к жене своей, и станут они плотью единой». Создав мужа и жену первоначально в едином организме, Он заложил понятие семейного единства собственно в природу человека. «Нехорошо человеку быть одному» — это также акт Творения. Подобно тому как человек является существом общественным, цивилизованным — ибо это заложено Создателем в природу самого человека, так институт брака и семьи — в самой природе человека. Этим Homo Sapience отличается от животного мира. Чтобы первочеловек это сам себе уяснил, Создатель привел к нему всех зверей полевых и птиц небесных для присвоения каждому имени его.

Дать имя вещи значит определить ее назначение, сущность, reson d'etre. Человек, духовное творение, видел духовную сущность каждой твари и давал ей определение, имя в соответствии с ее назначением. Обратим внимание и на такую деталь: в стихе 19 главы 2 книги Брейшис говорится: «...и когда образовал Б-г Всесильный из земли всякого зверя полевого и всякую птицу небесную, привел Он (их) к человеку», а в стихе 20: «нарек человек имена всему скоту (то есть домашним животным) и птицам небесным и всяким зверям полевым (то есть диким животным)». Вначале все животные были дикими. Это человек разделил их на «скот» и «зверей полевых» согласно их назначению. «Но для человека, — сказано далее, — не нашел он помощника, ему соответственного». Сравнивая себя с животным миром, человек может найти много общих черт с ним. Дарвинизм, теория эволюции, построен именно на том, что всячески выискивает сходство человека с миром животных. Однако сущность человека совершенно иная: он создан в образе Б-жественном. И поэтому даже среди скота, домашних животных, обитающих в непосредственной близости с человеком, он не нашел себе «помощника, ему соответственного». И только тогда, когда первочеловек осознал свое одиночество, «...навел Б-г Всесильный сон на человека» и создал из части его самого жену ему. «И сказал человек: «На этот раз — это кость от кости моей и плоть от плоти моей; она наречена будет женою (иша), ибо от мужа (иш) взята она»». На иврите иша и иш отражают изначальное единство мужа и жены. А из этого единства, заложенного в природу самого человека, вытекает закон: «...и станут они плотью единой». Нарушение этого принципа есть тяжкий грех, ибо, как всякий грех, оно нарушает внутреннюю гармонию, заложенную Создателем в Его творение.

В свете этого нетрудно понять, каким образом законоучители Талмуда вывели из данного стиха запрет кровосмешения и разврата. Сказано: «Поэтому покинет муж своего отца и свою мать, и прильнет к жене своей, и станут они плотью единой». Но почему ради жены человек должен бросить своих родителей? Нет ли здесь противоречия? Разве по Торе человек не должен уважать своих родителей, заботиться о них и после женитьбы? Безусловно, человек обязан уважать своего отца и свою мать. Однако та физическая близость, которая существует между мужем и женой («станут они плотью единой»), не может существовать между человеком и его ближайшими родственниками. Отсюда и запрет кровосмешения.

Из этого рассказа следует также запрет гомосексуализма и запрет связей с животными. «И станут они плотью единой» исключает возможность таких извращений. «И прильнет к жене своей» — это запрещение и прелюбодеяния, адюльтера.

Таким образом, институт семьи заложен в самой природе человека как существа общественного, и не только еврея. Общество, в котором происходит распад устоев семьи, обречено. Здоровая семья, запрещение разврата — гарантия здорового общественного уклада.

Материал предоставлен журналом «Лехаим»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий