Как появились синагоги?

Как появились синагоги?

Автор: Эйяль Брох
Перевод Александра Непомнящего

Первые синагоги появились в Иерусалиме еще в ту пору, когда стоял во всем своем великолепии Второй Храм. Какую роль они играли? Конкурировали с Храмом или, отвечая росту духовных потребностей народа, были местом жертвоприношений? 

Сокрытое во тьме веков

На территории Израиля были обнаружены более ста древних синагог, строившихся с начала Хасмонейского периода (конца II века до н. э.) и вплоть до Византийской эпохи (VII века н. э.). Большая часть построена уже после разрушения Второго Храма (70 г. н. э.). Многочисленные упоминания в раввинистической литературе периода Мишны и Талмуда свидетельствуют о том, что к этому времени синагога, молитвы в которой заменили храмовые жертвоприношения, стала важнейшим институтом еврейской жизни, взявшим на себя часть функций разрушенного Храма. Вместе с тем, некоторые синагоги появились еще тогда, когда Храм был. Зачем они были нужны? Где они появились раньше — в Израиле или за его пределами?

Увы, возникновение синагог скрыто от нас во тьме веков. Одни исследователи датируют это событие периодом Первого Храма, другие относят его к периоду Второго Храма — началу эллинистической эпохи, или даже к ее середине, а именно — ко времени правления Хасмонейской династии. Известный израильский археолог, профессор Исраэль Левин в своем обширном исследовании древних синагог утверждает, что этот институт стал формироваться лишь в эллинистическую эпоху, при этом, он предлагает рассматривать «городские ворота», многократно упомянутые в Танахе и относящиеся к периоду Первого Храма как институт, непосредственно предшествующий синагоге.

Но даже если время возникновения первых синагог неизвестно, мы обладаем достаточным количеством свидетельств, как в раввинистической литературе, так и среди археологических находок, подтверждающих центральное место этого института в повседневной жизни еврейской общины, начиная с периода правления Хасмонеев и вплоть до разрушения Второго Храма, и в Израиле, и за его пределами.

Самым древним из подобных свидетельств является написанное на греческом языке посвящение, которое было найдено в Египте и относится к периоду правления Птолемейской династии (III век до н. э.). В нем сообщается, что евреи посвящают «дом молитв» (προσευχή) царю Птолемею, его жене Беренике и их детям. Правда, строений такого рода в Египте обнаружено пока не было, об этом есть лишь письменные свидетельства – надписи и папирусы, где упоминаются синагоги  или «дома молитв».

Синагога как место для философских дискуссий

Важно подчеркнуть, что, исследуя роль синагог в период существования Храма, следует с особой осторожностью относиться к поздним источникам, способным ввести в заблуждение своими описаниями действительности более ранних эпох. Как уже было сказано, синагоги множество раз упоминаются в раввинистической литературе, но, как правило, там отражены представления, характерные для периода после разрушения Храма, вовсе не обязательно соответствующие тем, что были до этого.

Обнаруженная в Египте надпись свидетельствует о существовании синагог уже в III веке до н.  э., однако не дает представления ни о значении, ни о роли синагоги. Историческими же источниками, упоминающими институт синагоги, существовавший до разрушения Второго Храма, являются относящиеся уже к I веку книги Иосифа Флавия, Филона Александрийского, а также – Новый Завет. Из них ясно следует, что синагоги служили прежде всего для чтения и изучения Торы.

Так, Филон Александрийский пишет в своей книге «О жизни Моше»: «Поскольку это было неизменным обычаем, желательным и в другие дни, но в особенности на седьмой день, как я уже объяснял, обсуждать вопросы философии; учитель начинал объяснение, обучая остальных тому, что они должны делать и говорить, народ же слушал, желая умножить свою добродетель и стать лучше как в своих нравах, так и в жизни, исходя из этого обычая, евреи и по сей день ведут философские дискуссии на седьмой день, обсуждая философию своих отцов и посвящая этот день изучению знаний и природы; ибо, что есть их молитвенные дома в разных городах, если не школы воспитания мудрости, мужества, сдержанности, справедливости, благочестия, святости и всякой иной добродетели, которые составляют, обретая надлежащее место, наши обязанности в отношении как к божественному, так и к людям?»

Схожее описание приводит Иосиф Флавий в книге «Против Апиона». И хотя он, как и Филон, не упоминает конкретного названия места, в котором происходит собрание, оно вполне соответствует синагоге: «Он (Моше) даже не оставил возможности оправдаться неведением, поскольку сделал знание законов (Торы) самым важным и непременным условием воспитания, повелев слушать чтение (Торы) не раз, не два и даже не несколько раз, но каждую неделю, прекращая всякую работу в седьмой день и собираясь для чтения законов и подробного их изучения, чем, насколько мне известно, другие законодатели совершенно пренебрегли».

Таким образом, во времена существования Храма синагога отнюдь не служила его альтернативой, являясь местом собраний, на которых изучали и читали Тору, иными словами, вовсе не была подобна жертвенникам в период Первого Храма. Хотя в «Иудейских древностях»  Иосиф Флавий отмечает, что в синагоге города Сардиса, расположенного в Малой Азии, евреям разрешалось приносить жертвы. Известно, что во II веке до н. э. в египетском Гелиополисе в храме Хонио (Ониаса) совершались жертвоприношения. Неизвестно, действительно ли что-то подобное тому, о чем сообщает Флавий, происходило в Сардисе. Так или иначе, речь идет об одном единственном упоминании, и никаких других источников, указывающих на то, что в синагогах приносились жертвы, нам сегодня не известно.

Описание синагоги как места, служащего для изучения и чтения Торы, обнаруживается и в Новом Завете. Ешуа (Иисус), живший, как известно, до разрушения Храма, начинает свою проповедническую деятельность в Галилее после ареста Иоанна Крестителя. Он обходит синагоги в Назарете, Кфар Нахуме (Капернауме) и других местах Галилеи. При этом, проповедуя свое учение, он читает Тору и пророков, как правило, по субботам. Наконец, еще одним свидетельством роли синагог в период Второго Храма является найденная французским археологом Раймоном Вейлем в Граде Давидовом (в Иерусалиме) в 1913 году «надпись Теодотуса» – каменная плита с высеченным на ней текстом на греческом языке следующего содержания:

«Теодотус, сын Ветенуса, священник и глава синагоги, сын главы синагоги, внук главы синагоги, построил эту синагогу для чтения Торы и изучения заповедей, а также постоялый двор, комнаты и резервуары с водой для пристанища нуждающимся из чужих краев. Основали же ее его отцы, старейшины и Симонидас».

Таким образом, эта надпись, датируемая I веком, упоминает человека по имени Теодотус, являющегося уже в третьем поколении главой синагоги. Из надписи также следует, что наряду с чтением Торы и изучением заповедей синагога предназначалась также для обеспечения «пристанища нуждающимся из чужих краев», то есть приходящих в Иерусалим паломников. Сама надпись и другие каменные обломки, как видно, относящиеся к зданию, были найдены в водосборной яме. Ясно, что их сбросили туда, но как видно, принесли из расположенного неподалеку места. Другими словами, синагога располагалась где-то поблизости. Таким образом, эта найденная в Иерусалиме и относящаяся к периоду существования Храма надпись приобретает особенное значение, показывая, что синагоги в то время были даже в Иерусалиме, причем в непосредственной близости от Храма. Стоит заметить, что надпись Теодотуса, помимо этого, стала также первым из найденных археологических свидетельств, подтверждающих, что синагоги в период Второго Храма были, хотя само строение и не сохранилось.

Все упомянутые до сих пор источники были написаны на греческом языке, и для обозначения понятия в них использовались либо слово συναγωγή – «синагога» (что на греческом буквально означает «собрание»), либо слово προσευχή – «дом молитв». В то время как первое из слов не указывает на характер деятельности, ведущейся в здании, а лишь на то, что речь идет о собрании, второе ясно свидетельствует об использовании строения для молитв. В то же время, во всех этих источниках нет ни малейшего указания на то, какой была молитва в синагогах во времена Храма, хотя очевидно, что она отличалась от сложившейся уже после его разрушения.

Филон Александрийский использует термин «дом молитв», в то время как Иосиф Флавий, за исключением одного случая, а также Новый Завет — «синагогу». Не исключено, что это указывает на разницу между синагогами в Израиле и в диаспоре. Можно предположить также, что разные названия отражают различия в проводившейся там деятельности. Похоже, что до разрушения Храма молитва играла более важную роль в синагогах за пределами Израиля.

Таким образом, синагоги в эпоху Второго Храма в большей мере предназначались для изучения Торы, чтения Торы и молитв. При этом, как становится ясно из исторических источников, параллельно там велась и другая общественная деятельность: сбор пожертвований, заседания суда и политические собрания, кроме того, там же мог быть обеспечен и приют для паломников.

Многочисленные упоминания синагог или домов молитвы в источниках, относящихся к I веку н. э., свидетельствуют о том, что к концу периода Второго Храма синагоги заняли центральное место в национальной жизни, став неотъемлемым атрибутом еврейской общины в городах и поселках, в Израиле и за его пределами.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий