Кошерен ли талит, в котором нет голубых нитей?

Вопрос: Скажите, пожалуйста, почему нити на краях купленного мной талита белые (и среди них нет ни одной голубой!)? Ведь в Торе говорится, что нити из шерсти должны быть голубого цвета. Не является ли это нарушением заповеди о цицит?

Ответ: Конечно, хочется начать с встречного вопроса: что же вы покупаете талит, если вам кажется, что он может быть некошерным?! Заповедьнарушающим! Зачем же тратить деньги на некачественный товар?

А еще хочется спросить: вы ведь не первый попавшийся талит купили. Поди, выбирали. Переворошили весь товар на полках. Прошлись по многим магазинам талитов. И, наверняка, заметили, что почти везде и почти у всех (и не только на полках, но и на живых людях) тадиты с белыми кистями. Без лазоревой (тхелет) нити. Не могли не заметить.

И какой вывод вы сделали? «Не является ли это нарушением заповеди о цицит?» То есть, вас тревожит вероятность того, что почти все, кто носит талиты (большие и малые) с детства и изучают законы исполнения заповеди о цицит по первоисточникам, все они массово и систематически могут нарушать эту заповедь? Или не знать слов Пятикнижия о лазоревой нити? Они же все всего лишь три-четыре раза в день читают отрывок, в котором о ней говорится!

К чему я все это? К тому, что нормально что-то не знать. Почти никто не знает всего. Кроме того, не просто нормально, а очень хорошо стараться узнать то, чего не знаешь. Только так и учатся. Но, Б-га ради, думать, что все, кроме Вас, то ли идиоты, то ли злодеи и «не является ли это нарушением заповеди»?!

Это так – тема для размышления. А теперь о цвете нитей цицит.

В каждой кисти цицит должно быть четыре (сложенные вдвое). Теоретически, любого цвета. Это – в рамках заповеди о цицит (кистях).

Кроме этого есть еще одна, отдельная заповедь – чтобы одна из этих четырех нитей было покрашена в лазоревый цвет очень специфическим красителем, извлекаемым из желез одного реликтового моллюска хилазона. Никакой другой краситель для этой цели не подходит.

Есть крошечный кружок энтузиастов, полагающих, что они нужного моллюска разыскали, и красящих нити своих (и всех желающих) цицит получаемым из него красителем и т. д. Абсолютному же большинству опыты этих энтузиастов и их аргументы кажутся совершенно неубедительными. Поэтому заповедь о цицит, которую можно исполнить, они исполняют. А заповедь о лазоревой нити, которую невозможно выполнить, ввиду отсутствия нужного для этого красителя, оставляют на те времена, когда появится, с Б-жьей помощью, возможность ее исполнить.

Вот, к примеру, маца. Мацу положено есть в Песах вместе с мясом пасхальной жертвы. Но Храм все еще не отстроен. Пасхальные жертвы мы, поэтому, не приносим. А мацу все равно едим. Без жертвоприношения. И, надеюсь, у вас не возникает опасения, что и здесь есть нарушение заповеди.

Наше дело – постараться исполнить заповедь. Приложить все необходимые усилия. Но если нет возможности – значит нет. Нет храма. Нет хилазона. Нет красной коровы. Много чего нет. Значит, пока, исполняем только то, что технически можно исполнить. А что нельзя – изучаем пока теоретически: возможность появится, а мы, такие, уже готовы!

Я не могу, за глаза, сказать, все ли в порядке с вашим талитом (люди из любви к декору то и дело покупают вместо талитов всякие замысловатые цветастые тряпочки с кистями – доводилось убеждаться), но отсутствие лазоревой нити – это точно не проблема.

Р-н Шауль-Айзек Андрущак
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий