Краткое содержание главы «Ваэра» Шмот (Исход) 6:2 — 9:35

Тора

Всевышний являет себя Моше и обещает вывести Сынов Израилевых из Египта, избавить их от рабства, спасти их и взять себе избранным народом у горы Синай, а также привести их в Страну, которую Он обещал праотцам во владение вечное.

Моше и Аарон несколько раз являются к фараону, требуя от имени Б-га: «Отпусти народ Мой, чтобы они послужили мне в пустыне!» Фараон всякий раз отвечает отказом. Посох Аарона превращается в змея и пожирает волшебные жезлы египетских колдунов. Вслед за этим Всевышний насылает казни на Египет.

Воды Нила превращаются в кровь. Полчища жаб заполоняют землю. Вши заводятся у людей и животных. Стаи диких зверей вторгаются в города. Домашние животные гибнут от мора. Нарывы покрывают египтян. Град с огнем обрушивается с небес. И тем не менее — «ужесточилось сердце фараона и не отпустил он Сынов Израилевых, как и предупреждал Б-г Моше».

Верить и кричать

Глава «Ваэра» начинается с ответа Всевышнего на вопрос Моше, прозвучавший в окончании предыдущей главы: «Для чего ты сделал зло этому народу?!.. С того времени, как я пришел к Паро говорить именем Твоим, он начал лишь хуже поступать с этим народом; а избавить не избавил Ты народа Твоего». И Всевышний отвечает Моше словами, с которых начинается эта глава: «И открывался Я Аврааму, Ицхаку и Яакову...» Мудрецы объясняют слова Б-га в том ключе, что Всевышний как бы с сожалением вспоминает о праотцах, которые прошли через множество испытаний, но в отличие от Моше никогда не посмели упрекнуть Всевышнего.

Все, что написано в Торе содержит в себе урок, который человек должен извлечь и использовать в своей жизни. Известно, что Тора старается не говорить ничего плохого даже о животных. Здесь же, на первый взгляд, сообщаются малоприятные для Моше, пророка Всевышнего, вещи.

Моше, удостоившийся лицезреть раскрытие Шхины, Б-жественного присутствия, разумеется, знал о поступках и жизненной линии праотцев. И, конечно, сам был на уровне не менее высоком, чем они, обладал абсолютной верой в Б-га, в справедливость Его деяний. И все-таки он предъявил Всевышнему претензию: «Зачем сделал Ты зло этому народу?»

Как объясняет Каббала и учение хасидизма, Моше соответствовал атрибуту Высшей Мудрости, соответствующий же уровень его души, Хохма, был его основным качеством. В то же время праотцы соответствовали эмоциональным атрибутам — Хесед (Доброта), Гвура (Строгость), Тиферет (Великолепие). На эмоциональном уровне есть место для полной смиренности, безусловного принятия воли Всевышнего. Разум же требует объяснений. В этом причина того, что праотцы не подвергали анализу пути Творца, а Моше пытался понять и задавал вопросы. Ведь с точки зрения разума, Хохмы, здесь напрашивается вопрос, крик: «Зачем Ты сделал зло?!»

Здесь содержится двойной урок. С одной стороны, есть ответ Всевышнего, ставящего в пример Моше праотцев, не задававших никаких вопросов. Накануне избавления, свершаемого Самим Творцом, вопросы неуместны, даже если положение кажется невыносимым.

С другой стороны, в Торе звучит также и претензия Моше, что тоже является уроком для нас. Находясь в изгнании, во времена, когда духовный мрак покрыл землю настолько, что уже не разобрать, где свет и где тьма, где добро и где зло, где правда и где ложь, следует нести в себе сразу два душевных свойства: верить в то, что все происходящее в жизни — к лучшему и благодаря мраку придет освобождение; а с другой стороны, следуя мудрости своей Б-жественной души, кричать: «Зачем?! До каких пор?!»

И все же не все в этой истории ясно. Моше достиг больших духовных высот по сравнению с остальными. Он жил в седьмом поколении от Авраама, а мудрецы говорят: «Все седьмое всегда наиболее ценно» (Ваикра Раба, 29:11). Но если праотцы не спрашивали о сущности Б-га, как мог задавать об этом вопросы Моше? В своем ответе Б-г однозначно подчеркивает добродетель праотцев. Тогда почему Он не сказал: «Я открылся ... Израилю» вместо «... Яакову»? Ведь имя «Израиль» находится на более высоком духовном уровне, чем Яаков (см. беседу гл. Ваишлах). Всякий рассказ в Торе имеет отношение к каждому еврею (см. Зогар). И Тора избегает употребления некорректных выражений даже по отношению к животному, что уж говорить о евреях и тем более о Моше, лучшем из них. Следовательно, критика Моше в Торе имела вескую причину: надо было подчеркнуть необходимость следовать примеру праотцев, не ставивших вопросов о целесообразности действий Б-га.

Это трудно понять, поскольку это подразумевает, что у каждого еврея в любом поколении есть выбор вести себя подобно Моше или Праотцам. И хотя сказали Мудрецы (Брейшит Раба, 56:7): «Нет такого поколения, где не было б человека подобного Аврааму или Ицхаку, или Яакову... или Моше», — но касается это только отдельных выдающихся людей. А Тора была дана всем и имеет отношение к большинству. Как же тогда можно говорить, что каждый еврей в состоянии вести себя, как Моше или как Праотцы, и что в настоящем случае он должен следовать примеру Праотцев?

МОШЕ И ПРАОТЦЫ

Разница между Моше и праотцами в том, что Моше воплощает собой атрибут Высшей Мудрости (на иврите – «хохма»), и поэтому именно через него была дана Тора, Б-жественная Мудрость. Праотцы же были воплощением высших эмоциональных атрибутов (на иврите – «мидот»). Авраам служил Б-гу главным образом любовью и состраданием. О нем сказано: «Авраам, любимый Мой» (Исайя, 41:8); и к людям, и к Б-гу он относился по-доброму во всех отношениях. Ицхак служит образцом служения, основанного на трепете и строгом анализе. В Торе о Б-ге (в контексте Его связи с Ицхаком) сказано как о «Страхе Ицхака» (Брейшит, 31:42). Поэтому он не мог выносить абсолютно никакого зла в мире. «Помутились глаза его», когда узнал он об идолопоклонстве жен Эйсава (см. комментарий Раши). И, наконец, Яаков воплощает милосердие – синтез любви и страха, доброты и суда. «Всесильный отца моего, Всесильный Авраама и Ицхака был со мной» (Брейшит, 31:42) – то есть он соединил в себе обе формы служения Всевышнему. Следовательно, поведение его было совершенным даже при испытании богатством (проявление Доброты), когда он находился у Лавана, – «весьма разбогател этот человек (Яаков)» (Брейшит, 30:43), и при испытании тревогой (Суд), когда Эйсав привел четыреста человек, чтобы с ним сразиться. Через все «Яаков прошел и сохранил свою цельность», то есть остался совершенным (там же, 33:18; трактат Шаббат, 33а).

Все сказанное не означает, что у праотцев отсутствовало качество Мудрости, а у Моше – Эмоций. Праотцы изучали Тору, как сказано у мудрецов: «Б-г дал Аврааму две почки, подобные двум мудрецам, которые советовали ему и учили его» и «Со времен наших праотцев ешива (место изучения Торы) всегда было у них (у еврейского народа)». Моше в свою очередь умел проявлять сострадание и вершить строгий суд. Вспомним его сочувствие, когда «увидел он их (евреев) тяжкий труд» (Шмот, 2:11) и осуждение, когда он строго упрекал еврея за то, что тот дрался с другим евреем: «За что ты бьешь своего ближнего?» (Шмот, 2:13). И все-таки основной характерной особенностью Моше была мудрость, недаром он передал еврейскому народу Тору, и она названа его именем: «Помни Тору Моше, раба моего» (Малахи, 3:22). А праотцы служили, в основном, силой эмоций — путь, благодаря им ставший наследием каждого еврея.

СМЫСЛ ВОПРОСА

Теперь нам ясно, почему Моше, духовные достижения которого выше, чем праотцев, задал Б-гу такой вопрос. Причина в том, что Разум, или интеллект, стремится все понять, и столкновение с тем, что недоступно познанию, воспринимается как препятствие на пути служения Всевышнему. Моше искал ответа – объяснения непонятного ему, чтобы продолжить путь к Всевышнему через познание.

ВЕРА, КОТОРАЯ НЕ ЗАДАЕТ ВОПРОСОВ

«Я – Б-г. Я открывался Аврааму, Ицхаку и Яакову в образе Всемогущего (Кель Ша-дай), но своей Б-жественной сущности (тетраграмматон) я им не открывал». До дарования Торы Б-г раскрывался только как Элоким – ограниченное раскрытие, показывающее имманентность (внутреннее присутствие) Б-га в мире (поэтому имя Ша-дай представляет Б-га таким, каким Он проявляется в ограниченном мире – «Он, сказавший своему созданию: “Дай!» (на иврите “достаточно!”)" (Брейшит Раба, 46:2). Это мир многообразия, поэтому и имя Элоким обладает формой множественного числа. Но после Синая Он раскрыл Свое четырехбуквенное имя как знак бесконечного, преодолевающего все границы, Единства. И в тот же момент все границы были стерты (Шмот Раба, 12:3): и границы между высшими и низшими силами, и между Интеллектом и Эмоциями.

Смысл того, что Б-г сказал Моше, следующий: стоя на пороге освобождения, кульминацией которого будет дарование Торы, ты должен преодолеть грань, разделяющую Разум и Эмоции. И хотя ты человек Разума, надо уметь сочетать ум с силой эмоций, чтобы обрести веру, не задающую вопросов.

Поэтому, говоря об отцах, Он использовал имя «Яаков», а не «Израиль», поскольку «Израиль» выше уровнем, чем «Яаков» («Яаков» на иврите соотносится со словом «экев» – пятка, тогда как «Израиль» составлено из слов «ли-рош» – «голова моя». Смысл этого указания для Моше состоял в том, что его Мудрость должна охватывать Эмоции, и одновременно быть охваченной ими в духе Каббалат-Ол – принятии на себя бремени веры. Высшее (Мудрость) и низшее («пятка») должны стремиться к взаимопроникновению.

ЗНАНИЕ И ДЕЙСТВИЕ

Эмоции не только пробуждают силу веры, не задающей вопросов, но и побуждают к действиям. Любовь заставляет человека «творить добро», страх «отвращает его от зла» (Тания, ч. 1, гл. 4). Но знание как таковое ведет к отчужденности. Разум, поглощенный познанием, теряет заботу о действии. И даже если он в процессе учебы узнает, что надо делать, само желание действовать утрачивается.

Поэтому мудрецы предупреждали: «У того, кто говорит, что у него нет ничего, кроме (изучения) Торы, нет даже Торы». То есть изучение Торы само по себе может привести к отчужденности, а еврей должен сочетать его с непосредственным служением Всевышнему и состраданием к человеку. Учебу, саму по себе, не находящую отражения в действиях, нельзя назвать настоящей учебой.

«ОТЦЫ» И ДЕТИ

Вот почему Авраам, Ицхак и Яаков, которые служили Всевышнему в основном силой эмоций, названы «праотцами». Отец – это тот, у кого есть дети. А «потомки праведных людей – их добрые дела» (Раши). Так как они люди Эмоций, а Эмоции ведут к действиям, их (главным) достижением были «добрые дела».

Их заслуга также заключается в их потомках в прямом смысле слова. Они не отделялись от мира, заботились о благосостоянии других, поэтому передали свои ценности детям в вечное наследие.

Это объясняет загадочный комментарий Раши к словам в начале нашей недельной главы – «Я открылся». Раши добавляет: «Праотцам». Но это кажется естественным и не требующим упоминания, так как Тора сама продолжает: «Аврааму, Ицхаку и Яакову». Однако Раши замечает, что именно в заслугу их «отцовства» им открылся Всевышний: не за личные духовные заслуги, а за то, что у них были потомки (под ними имеются в виду и «добрые дела», и дети, унаследовавшие их праведность). Б-г любил Авраама, «ибо Я предназначил его для того, чтобы он заповедал сынам своим и дому своему после него следовать путями Б-га, творя добро и правосудие» (Брейшит, 18:19).

ЗНАЧЕНИЕ ОТВЕТА ВСЕВЫШНЕГО

Таким образом, ответ Всевышнего, данный Моше, заключался в следующем. Моше, не теряя своей природы человека мудрого, должен научиться быть движимым эмоциями, как праотцы, чтобы, во-первых, его вера стала безусловной, не задающей вопросов, и, во-вторых, чтобы он стал человеком, претворяющим свои знания в дела. Действительно, мы увидим, что Моше в конце концов превзойдет в этом праотцев. Они были пастухами, оторванными от мира, Моше же растолковал Тору, принес ее в мир, и нес на себе бремя пастыря еврейского народа, так что мог сказать: «Ты говоришь мне: “Неси его в лоне твоем” – (Бемидбар, 11:12).

Двусторонний процесс произошел при откровении на горе Синай: „высшее спустилось вниз“, а „низшее поднялось вверх“ (Шмот Раба, 12:3). То же и во внутренней жизни человека. Высшее, то есть разум, спустилось в область действий, а низшее, то есть „пятка“ Яакова (символ Каббалат-Ол, или абсолютного принятия воли Б-га) поднялось до того, чтобы разум проникся безоговорочной верой.

Каждый еврей должен извлечь для себя урок из упрека Всевышнего в адрес Моше: все евреи, на каком бы уровне они ни находились, должны работать вместе. „Главы колен твоих“, должны „спускаться“, чтобы заниматься с „дровосеками твоими“ и „водоносами твоими“, а те в свою очередь должны возвышать себя, изучая Тору (как „открытые“, так и „внутренние“ ее аспекты), выполняя Заповеди и „украшая“ их. И никакой еврей, даже „главы колен твоих“, не должен быть отдален в процессе своей учебы настолько, чтобы пренебречь участием в делах этого мира и безусловным принятием воли Б-га. Эта способность – объединить „высшее“ и „низшее“ – досталась нам в наследство от Моше. А способность действовать, благодаря которой через Моше смогло осуществиться освобождение из Египта, принесет нам окончательное освобождение, преодолевающее все границы, – непременное наступление эры Мошиаха.

(Источник: „Ликутей Сихот“, т. III сс. 854-62)

приведувас в страну, которую Я поклялся отдать Аврааму, Ицхаку и Якову». Оно относится к Геуле – последнему Освобождению, которое осуществится с приходом Машиаха. Также обратим внимание на то, что пятое Освобождение явно отличается от четырёх предыдущих. А иначе чем объяснить, что для его определения потребовалось отдельное выражение?

Спущенная стрела

Любопытно, что слово «приведу» – пятое выражение – тоже прозвучало в Египте. Это означает, что Геула и приход Машиаха – начались ещё тогда, на заре еврейской истории. Выходит, особенности нашего времени, названного мудрецами «родовыми схватками Машиаха» были предопределены более 3000 лет тому назад! Шестой Любавичский Ребе – рабби Йосеф-Ицхак – проиллюстрировал эту идею афоризмом: «Начиная от Исхода из Египта, мы постоянно находимся в пути по направлению к Геуле». Это подобно стрельбе из лука: «стрела» Машиаха была выпущена в Египте, и оттуда она летит в «мишень» Освобождения.

В момент выстрела из лука человек теряет контроль над стрелой. Ее полет к цели становится необратимым. С момента запуска в ней уже заложена вся сила, данная ей стрелком, и эта сила несёт её до конечной цели.

Аналогичное явление мы наблюдаем и при выходе из Египта. Всевышний пообещал народу Израиля – «и приведу вас». Тем самым уже в Египте была «запущена» Геула: сразу, со всеми духовными процессами, со всеми чудесами и знамениями, которым суждено было растянуться на тысячелетия. Уже в момент произнесения этих слов приход Машиаха миновал ту заветную точку, от которой нет пути назад.

Неумышленный поджог

Принципиальное отличие стрельбы из лука от того, как Всевышний «запустил» Геулу, заключается в том, что у Всевышнего ничто и никогда не выходит за пределы Его Власти. Он всегда может вернуть любой процесс в нулевую точку. Именно по этой причине, многие мудрецы считают, что поститься о разрушении Храма следует не девятого Ава – когда Храм был подожжён, а десятого – когда он сгорел дотла. Ведь на любом этапе пожара Всевышний мог прекратить разрушение.

Однако существует правило, согласно которому благоприятные пророчества, например, о приходе Машиаха, не отменяются, как сказано: «Не человек Б-г, чтобы передумать». Выходит, что Он мог «передумать» разрушать иерусалимский Храм, но не может «передумать» привести Машиаха. Но ведь Он всегда «не человек», так почему же в одном случае «мог», а в другом «не может»!?

Всё дело в том, что в случае с разрушением Храма выражение «передумать» не совсем корректно. Так как Всевышний – это абсолютное добро, то Его истинным желанием всегда остаётся проявление любви и милости к народу Израиля. Он изначально не хотел разрушать Храм и поэтому в любой момент пожара готов был остановить катастрофу. Но в случае с предсказанием грядущего Освобождения всё обстоит иначе: Б-г искренне желает евреям добра и поэтому не собирается «передумывать». Раз Он пообещал нам приход Машиаха, то уже практически невозможно даже приостановить этот процесс, не говоря уже об его отмене.

Зоркий глаз

В этом кроется причина традиционного хасидского оптимизма: мы знаем, что Геула уже существует как свершившийся факт. От нас требуется лишь раскрыть её – то есть осознать очевидность этого факта. Следовательно, все трудности, которые встречаются на нашем пути – это лишь внешние помехи, мешающие нам разглядеть Машиаха, но они не в силах отсрочить, а уж тем более отменить его приход!

Когда мы усвоим, что Геула полностью готова и давно стала «земной» реальностью, тут же упадёт пелена с наших глаз, и мы в тот же миг увидим Третий Храм, стоящий в святом городе Иерусалиме. Да произойдёт это вскоре, в наши дни!

(По материалам беседы на главу «Ваэра», «Ликутей Сихот», том 1.)

Обработка и перевод Д. Б. Байтмана

ПРИМЕЧАНИЯ

1.Пятикнижие, книга Шмот, 6:6-7.

Из трудов Любавичского Ребе; краткое адаптированное изложение

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий