На пути к антихристу: механизмы иудаизации христианства

Тора

Ольга Четверикова

1 часть …

Ровно полвека назад внутри Католической церкви произошёл переворот, положивший начало утверждению внутри католицизма ереси жидовствующих, осуществляемому под видом иудейско-католического «диалога». Речь идёт о принятии Декларации Nostra Aetate 1965 г., изменившей христианское учение о Церкви Христовой и перенявшей иудейский взгляд на отношения между Ветхим и Новым Заветом и на избранничество еврейского народа. Событие это готовилось давно и стало результатом глубинной идейной диверсии, разработанной иудейскими богословами и философами и осуществлённой последователями их взглядов внутри самой Католической церкви.

Как известно, христианство учит, что избранничество древнего еврейского народа состояло в том, чтобы, сохранив истинное Единобожие, дождаться Мессии, а затем понести Благую Весть о пришествии Его народам земли, что и совершили впоследствии апостолы. Однако иудейский народ отверг Мессию — Христа Спасителя, о котором свидетельствовали пророки, и тем самым завершил период своего избранничества, переданного апостолам и тем христианским общинам, которые стали основанием нового Народа Божьего — Церкви Христовой.

Самим Христом сказано было иудеям: «Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадёт на этот камень, разобьётся, а на кого он упадёт, того раздавит. И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка» (Мф. 21, 43-46). И если, согласно апостолу, Церковь Христова есть «род избранный…, народ святой, люди, взятые в удел» (1 Пет. 2,9), то любые утверждения о продолжающейся, якобы, богоизбранности всего еврейского народа являются богословски несостоятельными.

Именно это положение было категорически отвергнутое фарисеями и сформировавшимся на основе их учения талмудическим иудаизмом и стало основным объектом критики и осуждения. Иудаизм утверждал и продолжает утверждать исключительное право иудеев, гарантированное им самим фактом рождения, на господствующее положение в мире, рассматривая христианство либо как идолопоклонство, либо как приемлемую для неиудеев форму монотеизма, ведущую их к поклонению богу Израиля. Последнее утверждение исходило от Маймонида, и именно оно легло в основу плана разрушения изнутри католического учения, наиболее разработанного итальянским раввином, учёным-каббалистом Эли Бенамозегом (1823—1900), которого называют «Платоном итальянского иудаизма» и «одним из учителей современно иудейской мысли»[1].

В 1884 г. Э.Бенамозег опубликовал свою книгу «Израиль и Человечество. Исследование проблемы универсальной религии и её решение», в которой Католической церкви было предложено реформировать её учение в трёх направлениях:

— изменить свой взгляд на иудейский народ, который должен быть реабилитирован как народ старший, как народ священников, «который смог сохранить в своей чистоте первоначальную религию». Этот народ не является богоубийцей, не был отвергнут Богом, а, напротив, призван обеспечить счастье и единство всего человечества;

— «отказаться от Божественности Христа», Сына Человеческого, который был простым раввином, иудеем и им и остался. Проповедовать Христа можно только как человека, который предложил учение о нравственности ради счастья всех людей;

— согласиться на новое толкование, но не на отмену тайны Троицы.

Только при этих трёх условиях Католическая церковь превратится в «Церковь настоящего католичества», того католичества, которое Бенамозег называет ноахизмом. религией для всех народов, которые принадлежат к «христианскому пространству».

Ноахизм — это законы «потомков Ноаха (Ноя)», которых нет в Торе и которые были выведены мудрецами Талмуда (трактат Санедрин 56) в соответствии с принципами толкования слов и словосочетаний Торы. Ноахизм исходит из того, что есть только два пути спасения: для иудеев, остающихся избранными Богом — это строгое выполнение 613 заповедей Ветхого Завета, а для неиудеев (если только они не прошли гиюр, то есть не стали иудеями) — следование 7 заповедям Ноя. Это тот минимальный набор требований, которые, по учению иудеев, был дан Богом Адаму и Ною и заключается в следующем: 1) вера в единого Бога и запрет идолопоклонства; 2) уважение Бога, запрет богохульства; 3) уважение к жизни человека, запрет убийства; 4) уважение к семье, запрет прелюбодеяния; 5) уважение к имуществу ближнего, запрет воровства; 6) уважение к живым существам, запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного; 7) назначение судей, обязанность создать справедливую судебную систему[2].

В соответствии с этим подходом, Новой целью Католической церкви должно стать распространение учения ноахидского гуманизма, а папский примат позволит объединить на этой основе всех христиан. Религия ноахизма превратится в «религию естественной морали», универсальность которой сделает возможным объединить уже всё человечество под началом иудеев.

Таким образом, план был разработан и начался поиск его претворения в жизнь. Первые шаги к установлению «диалога» между католиками и иудеями были предпринят ещё до Второй мировой войны. Большую роль в этом сыграл известный иудейский философ и теоретик сионизма Мартин Бубер (1878—1965), предложивший концепцию диалога иудея и христианина, диалога двух вер, или, как её стали называть, «двух путей». Он рассматривал Иисуса Христа в контексте иудаизма 1 века, считал, что Христос был иудеем и их «великим братом», и христианство можно рассматривать как путь к Богу. В ответ на это и некоторые католические богословы и философы стали отстаивать позитивные теологические подходы к раввинистическому учению, побуждая христиан относиться к нему с уважением. Однако их попытки изменить отношение церковного руководства тогда не увенчались успехом.

События же военного периода и та примиренческая позиция, которую заняла Католическая церковь в отношении нацистского режима, создали совершенно новую ситуацию, при которой, раскрутив тему холокоста, иудейские лидеры получили в свои руки мощный инструмент давления на папство.

Со стороны иудаизма изначально речь шла о хорошо продуманной и последовательно реализуемой стратегии, направленной на достижение пересмотра основополагающих положений христианского учения. Ключевой идеей, обосновывающей необходимость ревизии христианства, стало положение о том, что оно содержит в себе «учение презрения» в отношении евреев, которое и стало причиной светского антисемитизма нового времени. Данное учение в свою очередь иудеи связали с принципиальным христианским положением о лишении Израиля обетования и благодати, которое они стали называть «идеей замещения» Израиля Церковью и считают самым опасным. Исходя из этого, и холокост рассматривается ими как «кульминация многовековых гонений именно со стороны христиан». Отсюда вывод, что политика Гитлера имела успех только потому, что основывалась на многовековых обвинениях христиан в отношении иудеев.

Типичным примером подобной оценки являются, например, следующие заявления сотрудника Центра иудейских исследований в Оксфорде, раввина Соломона Нормана: «по сути своей, отношение Гитлера к евреям ничем не отличается от христианского; разница состоит разве что в методах, которые он использовал»; «евреи видят в христианах по большей части, гонителей, сравнительно малое их число относят к жертвам, и уж совсем в немногих христианах они обнаруживают сочувствие к пострадавшим евреям. После холокоста евреи уже не могли всерьёз поверить в нравственную состоятельность церкви»; «с еврейской точки зрения христианин вообще, уже в силу его христианской веры не обладает нравственным достоинством, не говоря уже о каком-либо нравственном превосходстве»[3].

Формула «учение презрения» («l’enseignement du mepris») с вытекающими из неё выводами была введена французским иудейским историком и писателем Жюлем Исааком (1877—1963), бывшим долгое время инспектором народного образования во Франции Он сыграл ведущую роль в становлении иудейско-католического «диалога». Основные его идеи были изложены в книгах «Иисус и Израиль» (1946) и «Генезис антисемитизма» (1948), «Учение презрения» (1962), в которых христианское учение было подвергнуто жёсткой критике как главный источник антисемитизма и как наиболее опасная его форма в силу его глубинной теологической природы. Чтобы подорвать эту теологическую природу, он поставил под сомнение историческую ценность евангельских историй, представив и евангелистов, и святых отцов Церкви как лжецов и преследователей, полных антиеврейской ненависти и несущих моральную ответственность за Освенцим и холокост. Исходя из этого и ставилась задача добиться «очищения» христианского учения[4].

«Очищение» предполагало признание того, что иудеи не несут никакой ответственности за смерть Христа; изменение или изъятие тех молитв, в которых говорится об иудеях; удаление тех мест из писаний евангелистов, в которых повествуется о Страстях Христовых (в особенности это касается Евангелия от Матфея, которого Жюль Исаак обвиняет в извращении правды, поскольку именно у него сказано: «И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших», Матф. 27, 25); наконец, обещание, что Церковь окончательно изменит своё поведение, смирившись, раскаявшись, принеся извинения перед иудеями и предприняв все необходимые усилия для исправления учения, чтобы устранить то зло, которое она принесла иудеям.

Последовательность этого процесса «очищения» была изложена другим иудейским исследователем Полем Гиневским (-2011) в его книге «Христианский антииудаизм. Мутация»[5]. Используя соответствующие понятия, взятые из иудейской традиции, он выделил три этапа: 1) «видуй» (исповедь) — искреннее признание недостатков и ошибок; 2) «тешува» (покаяние) — обращение к другому поведению и 3) «тиккун» (искупление) — исправление. После этого вместо «учения презрения» и будет составлено «учение уважения».

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий