На пути к антихристу: механизмы иудаизации христианства

***

Практическая подготовка к первому этапу («видуй») началась в 1946 г., когда при поддержке американских и британских иудейских организаций в Оксфорде прошла первая конференция католиков и протестантов, выступавших за установление контактов с иудеями. А в 1947 г. после проведения ряда международных встреч с симпатизировавшими ему католическими деятелями Жюль Исаак опубликовал меморандум «Исправление католических учений, касающихся Израиля», главные положения которого вошли в декларацию из 10 пунктов, принятую на созванной в том же году представительной конференции христиан и иудеев в Зелисберге в Швейцарии[6].

Зелисбергская декларация стала программой реформирования христианства, требовавшая признания того, что, во-первых, христианство уходит своими корнями в иудаизм (первые 4 пункта) и, во-вторых, что иудаизм больше не должен представляться христианством в негативном виде (остальные 6 пунктов):

1) в Ветхом и Новом Завете с нами говорит один и тот же Живой Бог;

2) Иисус родился от еврейской матери из рода Давида и народа Израиля, и Его вечная любовь и прощение распространяются на Его собственный народ и на весь мир;

3) первые ученики Христа, апостолы и мученики были евреями;

4) главная заповедь христианства, любовь к Богу и ближнему, содержащаяся уже в Ветхом Завете и подтверждённая Иисусом, обязательна для христиан и иудеев во всех их человеческих отношениях, без исключения;

5) избегать принижать библейский или постбиблейский иудаизм в целях возвеличивания христианства;

6) избегать использовать слово «иудей» исключительно в смысле «врага Иисуса» или выражение «враги Иисуса» для указания иудейского народа в целом;

7) избегать представления Страстей Христовых таким образом, будто вина за смерть Иисуса лежит на всех иудеях или только на иудеях. В действительности смерти Иисуса требовали не все иудеи. И не только иудеи несут за это ответственность, так как Крест, который нас всех спасает, свидетельствует, что Христос умер за грехи всех нас; напоминать всем христианским родителям и воспитателям о той тяжкой ответственности, которую они несут за то, что представляют Евангелие и особенно повествование о Страстях упрощённым образом;

8) избегать изложения библейских проклятий и крика возбуждённой толпы «Кровь его на нас и детях наших», не напоминая при этом, что крик этот не может довлеть над бесконечно более сильной молитвой Иисуса: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают»;

9) избегать распространения кощунственного мнения, что народ иудейский был отвергнут, проклят и обречён на страдания;

10) избегать такого представления об иудеях, будто они не были первыми, кто принадлежал к Церкви[7].

Как видим, декларация эта была составлена достаточно грамотно и основывалась на pзамене понятий. Говоря об иудеях, она идентифицировала талмудический иудаизм с религией Древнего Израиля и ветхозаветной Церковью, а современных иудеев — со всеми евреями (тем более, что и на французском, на немецком и на английском языках «еврей» и «иудей» обозначаются одним словом). В этом была главная хитрость, направленная на то, чтобы подорвать глубинную основу христианства — учения о Церкви Христовой.

На конференции был учреждён Международный совет христиан и иудеев (МСХИ или ICCJ), который в следующем году на конференции в Фрибурге (Швейцария) получил официальный статус, позволивший ему играть одну из ключевых ролей в формировании новых отношений между христианами и иудеями[8]. Здесь был принят устав, а в Женеве открыт его офис (одновременно был обнародован лондонский адрес).

В 1948 г. в Жюль Исаак создал Ассоциацию иудео-христианской дружбы Франции, а в Германии формируются общества иудейско-христианского сотрудничества, объединившиеся в Германский координационный совет (ГКС). ГКС разработал так называемые Восемь Швальбахских тезисов, которые расширили и углубили Зелисбергскую декларацию, призвав использовать такой теологический язык и такую интерпретацию библейских текстов, которые не были бы оскорбительными для иудеев. Более того, здесь уже обращалось внимание и на социально-политические последствия новых взаимоотношений с иудеями, поскольку указывалось, что опыт холокоста обязывает каждого христианина взять на себя ответственность за борьбу с антисемитизмом[9].

Создав соответствующие структуры и установив контакты с римским духовенством, Ж.Исаак получил с его стороны большую поддержку и добился короткой аудиенции у Пия XII, которому и передал «10 пунктов Зелисберга». Эта встреча, однако, не имела никаких последствий, а вот с приходом к власти модерниста Иоанна XXIII положение кардинальным образом изменилось.

В июне 1960 г. при содействии французского посольства в Риме и лично кардинала Августина Беа, иезуита, лидера прогрессистов, Ж.Исаак встретился с понтификом, которого пытался убедить в необходимости пересмотра «учения о презрении», передав ему соответствующий меморандум — «О необходимости реформы христианского учения относительно Израиля». Эта встреча была важным жестом Иоанна XXIII по отношению к Ассоциации иудео-христианской дружбы, и недаром за несколько месяцев до неё (19 марта 1959 г.) папа приказал упразднить выражения «Помолимся также о вероломных иудеях» (pro perfidies Judaeis) и «Всемогущий, вечный Боже, в милости Своей не отвергающий даже вероломство иудеев», произносимые в богослужении Великой пятницы. В одной из своих заметок он писал по этому поводу следующее: «С недавнего времени Нас беспокоит вопрос о pro perfidies Judaeis в богослужении Великой пятницы. Из надёжного источника Мы знаем, что наш предшественник, блаженной памяти Пий XII, уже удалял это прилагательное из личной молитвы и удовлетворялся произнесением «Помолимся… и об иудеях». Имея такие же намерения, Мы решили, что в предстоящую святую неделю эти два положения [будут сокращены таким же образом]»[10].

После этого, осенью 1960 г. впервые в истории Ватикана папа принял 130 американских представителей Объединенного еврейского призыва, которые передали ему благодарность за спасённых во времена нацизма евреев, и приветствовал их словами: «Мы все дети одного Отца небесного… Я — Иосиф, брат ваш».

***

 В последующие два года началась интенсивная подготовка ко II Ватиканскому собору, на котором должен был быть жёстко осуждён «католический антисемитизм». Над соответствующими документами работала специальная рабочая группа внутри Секретариата по христианскому единству, которая установила контакты с иудейским миром и его главными ассоциациями во Франции, Израиле и США (Всемирным еврейским конгрессом — ВЕК, Американским еврейским комитетом — АМК и Антидиффамационной лигой Бнай Брит. Совместно они и разрабатывали основные положения об отношении к иудаизму. Важную роль в этом сыграл раввин Абрахам-Джошуа Хешель, хасидский мыслитель, глава Иудейского теологического семинара Нью-Йорка, присутствовавший затем на соборе в качестве официального представителя АЕК при кардинале Беа. Большое влияние на папу оказывал и глава ВЕК д-р Гольдманн.

Ещё до открытия собора в феврале 1962 г. ВЕК представил кардиналу Беа декларацию, в которой выделил в качестве основной задачи борьбу с антисемитизмом, и именно эту мысль, но другими словами, выражал меморандум Беа, адресованный папе Иоанну XXIII в декабре 1962 г. В нём говорилось о необходимости признания греха христианского антисемитизма, об ответственности Церкви за его распространение посредством учения и пастырской практики, а тем самым и за те преследования, которым подвергались евреи, и о необходимости отдельно рассмотреть эту тему. Ответ Иоанна XXIII был позитивным, и данный вопрос был внесён в повестку дня. А в сентябре 1964 г. уже при папе Павле VI первый вариант текста о нехристианских религиях, в котором глава об иудаизме являлась основной, получил одобрение на заседании.

Однако содержание текста об иудаизме было настолько революционным и опасным, что даже столь либеральный понтифик, как Павел VI, в итоге не решился утвердить данный вариант и перенёс его рассмотрение на следующее заседание. Он полностью отрицал ответственность иудейских лидеров за смерть Христа, отвергал выражение «народ-богоубийца», обвинял Церковь в антисемитизме, ставил под вопрос достоверность писаний евангелистов и дискредитировал учения отцов Церкви и крупных католических теологов. В итоге текст был переписан в более осторожных выражениях и вошёл вДекларацию Nostra Aetate. И, хотя её обсуждение не переставало вызывать острые дискуссии, 15 октября 1965 г. она получила большинство голосов и была утверждёна 28 октября.

Исказив текст Евангелия и игнорируя слова Спасителя, сказанные первосвященникам и фарисеям, авторы декларации пошли на отрицание лишения иудеев Царства Небесного («идеи вытеснения» по иудейской терминологии) и на признание истинным Богом нетриипостасного бога Иеговы, которому поклоняются современные иудеи, утвердив тем самым духовное родство последних с христианами. В тексте говорится: «Хотя иудейские власти и их приверженцы настояли на смерти Христа, однако то, что было совершено во время Его страстей, не может быть огульно вменено в вину ни всем живущим тогда иудеям, ни иудеям современным. Хотя Церковь и есть Народ Божий, однако иудеев не следует представлять ни отверженными Богом, ни проклятыми, как будто бы это вытекало из Священного Писания». «Иудеи в большинстве своем не приняли Евангелия, а многие из них даже воспротивились его распространению (см. Рим 11, 28). Тем не менее, согласно Апостолу, ради своих отцов иудеи доныне остаются любезными Богу, Чьи дары и призвание непреложны (Рим 11, 28, 29)».

В документе также утверждалось: «Церковь верует, что Христос, мир наш, примирил иудеев и язычников на кресте, и из обоих сотворил Себе одно», и что «вместе с Пророками и с тем же Апостолом Церковь ожидает дня, ведомого одному лишь Богу, когда все народы единогласно призовут Господа и будут служить Ему единодушно». Между тем в послании к ефесянам (Еф. 2, 14-15) апостол Павел говорит, что Христос примирил на кресте Плотию и Кровию Своею верующих в Него язычников и иудеев, т.е. всех христиан, а о примирении неверующих нет ни слова.

Таким образом, сфальсифицировав суть Евангелия и Божественного Откровения в целом, Декларация Nostra Aetate фактически отвергла учение о Церкви Христовой. Так что значение её для последующих отступлений католичества трудно переоценить. Не случайно один из иудейских авторов назвал её «теологическим землетрясением»,приведшим к возникновению нового мира. А член Всемирного еврейского конгресса Жан Гальперин писал, что она «действительно открыла путь к совершенно новому диалогу и положила начало новому взгляду Католической церкви на иудеев и иудаизм, продемонстрировав её готовность заменить учение презрения учением уважения»[11]. Так же оценивает её и Гриневский: «Схема об иудеях, которую можно было рассматривать как завершение, напротив, оказалась очень быстро началом новой стадии в успешном развитии иудео-христианских отношений»[12].

Вступив в «диалог» и допустив сближение принципиально разных религиозных воззрений и этических норм, руководство Католической церкви стало осуществлять ревизию Нового Завета и истории христианства. В угоду талмудическому иудаизму Ватикан оно перешло к пересмотру основополагающих положений христианского учения.

Так начался первый этап «очищения» христианства — признание ошибок («видуй»).

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий