Не просто стар

Тора

После того, как Тора завершает рассказ о покупке Авраамом поля Эфрона и похоронах Сары, она сообщает нам: «И Авраам стар, на склоне дней, и Господь благословил Авраама во всем» (Берешит, 24:1).

Многие комментаторы Писания задаются вопросом: ведь выше, в предыдущей главе сказано: «А Авраам и Сара стары, в летах преклонных» (18:11). Т.е. Авраам был стариком еще до рождения Ицхака. И не просто стариком, а по современным меркам, долгожителем – сто лет! Зачем же упоминать его преклонный возраст в начале отрывка, посвященного сватовству Ицхака? Зачем подчеркивать этот проговоренный уже момент?

Отдельно странно (и очень интересно) то, что Раши, подрядившийся, как известно, разъяснить все сложности, касающиеся прямого смысла слов Пятикнижия, вышеупомянутым вопросом не задается. И ничего на этот счет не объясняет. Хотелось бы понять, почему? Тем более что чаще всего молчание Раши означает, что там все настолько очевидно, что и объяснять нечего.

Мидраш предлагает очень красивый ответ на наш вопрос. О Саре и Аврааме было сказано, что «они стары». Но затем, как известно, Саре была возвращена молодость, «обычное у женщин» и т. п. Очевидно, что и Авраам помолодел! Конечно, обычное у женщин у него не началось, но вернулся мужской вариант способности иметь детей. И поэтому Писание находит нужным упомянуть, что помолодевший в прошлой главе Авраам успел еще раз состариться и т.д. (А Сара так и не успела...) Но это не сходится со сказанным ниже, о том, что Авраам вторично женился и нарожал еще многих детей. Это называется «состарился»?!

Другой мидраш предлагает считать старость, о которой идет речь в главе «Вайера», ранним этапом. Бодрая, ходячая старость. А в главе «Хайей Сара» речь идет уже о глубокой старости. О дряхлости (дословно «о сухой старости»). Но ни на что подобное нет и тени намека в самом тексте. Писание в обоих случаях прибегает к одним и тем же словам и оборотам. Что очевидным образом указывает на то, что речь идет об одном и том же явлении.

Но! И в главе «Хайей Сара», и в «Ваера» об Аврааме (и Саре) сказано не просто «стар», но «стар, на склоне дней» (дословно: «пришел в дни»). Спрашивается: если уже говорится о старости, то зачем добавлять «на склоне дней»? Масло масляное какое-то получается.

Некоторые комментаторы Писания, такие как Рамбан и Ибн Эзра, считают, что «на склоне лет» – это как раз и есть искомое указание на глубокую старость. Типа, «пришел в многие дни». Что-то такое. Но очевидно, что такое вещи нуждаются в пояснении. Это не что-то очевидное. Почему же Раши, если согласен, не пишет ничего такого?

Кроме того, сто с чем-то, по тем временам – это не что-то необычное. В те времена все жили по полтораста-двести лет и более.

 

 

И наконец, даже о царе Давиде, который прожил всего 70 лет, сказано (в отрывке, который читают в качестве афтары к недельной главе «Хайей Сара»), что тот был «на склоне лет». Семьдесят лет! Это вообще не старость!

Короче говоря, слишком много вопросов. И явно не то, что заставило Раши промолчать. Ищем дальше.

И судя по всему, идиому «пришел в дни» следует понимать дословно. А значит – совершенно непереводимо! И лепить как есть, не считаясь с чувствами поклонников русского языка. «Пришел в дни» в том смысле в каком говорят «пришел домой», «пришел и говорю» и т. д. Т.е. речь не о том, сколько прожито дней (как в литературном, но все равно нелепом, если задуматься, выражении «на склоне дней»), а о том как они прожиты.

Одни по жизни скользят. Другие пролетают по ней, как фанера. Третьи катятся, как колобки. И т. д. и т. п. А есть редкая порода людей, которые продираются сквозь дни. Входят в них. Наполняют событиями, впечатлениями, переживаниями. И выходят, только обогатившись впечатлениями, опытом, умозаключениями, воспоминаниями и прочим духовным (и не только) багажом. Вот Авраам (и, может быть, даже в еще большей степени Давид) был из этой уникальной породы людей, которые относятся к жизни, как к работе, которую должно делать и от которой нельзя отлынивать.

Ну и результат, естественно, на лицо. Любой из нас в состоянии разглядеть старика, который прожил жизнь не зря («пришедший в дни») в толпе обычных, проживших зря.

Кстати, с этой же темой связано и то, что кто-то выглядит старше своих лет. А кто-то – моложе. Не только в наследственности и вредных привычках дело.

В результате Давид к семидесяти годам «прошел дни». А о скольких нельзя того же сказать и после семисот лет духовного битья баклуш? И об Аврааме сказано: «И Авраам стар, прошел дни („на склоне дней“)», – в том же смысле: прожил жизнь так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

Т.о. получается, что когда Тора упоминает, что Авраам «стар, прошел дни» – это указание не на возраст, а на богатство жизненного опыта.

А зачем это упоминается дважды? В первый раз – для того, чтобы зафиксировать факт. А вот со вторым упоминанием немного сложнее. Дело в том, что, как правило, с определенного момента, чем старше становится человек, тем сложнее произвести на него впечатление, заинтересовать, увлечь. Гериатрия – ничего не поделаешь. В большинстве случаев. Но есть исключения. И я имею в виду, не Шимона Переса, а праотца Авраама. О котором Тора дважды говорит, что он «прошел дни». Один раз – когда он состарился. А другой – когда он успел пожить стариковской жизнью, и остаться при этом молодым. Доказать, что есть ветераны, которые, на деле, не стареют душой.

Более того! Именно на период, о котором идет речь приходится целый ряд наиболее ярких событий в жизни Авраама, оказавших на него огромное влияние: рождение Ицхака, принесение Ицхака на жертвенник, смерть Сары и т. д.

В свете вышесказанного становятся понятными слова книги Зогар, согласно которым «пришел в дни» означает, что все дни Авраама (Давида, Сары и т. д.), без исключения, были совершенны в плане полноты и совершенства служения Всевышнему. Каждый день и каждая минута.

И понятно, что такое толкование Зогар полностью сходится с самым прямым и очевидным (настолько, что Раши не находит нужным проговорить это) смыслом слов Писания. Авраам, еще раз, не просто проживал дни своей жизни, но «приходил» в них, в каждый без исключения, чтобы без остатка использовать их на служение своему Творцу.

Правда, Пятикнижие (на уровне прямого смысла) имеет в виду, в первую очередь, материальные аспекты жизни Авраама. А Зогар – духовные. Но и без подсказки понятно, что Авраам «пришел в дни» абсолютно во всех смыслах слова.

Теперь становится возможным понять еще один момент, связанный с самым началом недельного раздела «Хайей Сара». Там сказано «И была жизнь Сары: сто лет и двадцать лет, и семь лет – годы жизни Сары». Практически все, кто захочет что-то сказать по поводу этого стиха, цепляются к тому, что число лет Сары выдается кусками. Не «сто двадцать семь лет», а «сто лет и двадцать лет и семи дет». И мало кто задается другим, ничуть не менее напрашивающимся вопросом: зачем Писание дважды на протяжении одного стиха, в котором говорится вообще-то о смерти, подчеркивает, что сто двадцать семь лет – это годы жизни Сары? Хотя это совершенно понятно по умолчанию. Ну естественно, что жизни! Чего же еще?

В свете сказанного выше становится понятным, что тут почем: Торе важно подчеркнуть, что все годы своей жизни Сара не существовала на этом свете, а жила в самом полном и возвышенном смысле этого слова: как и у Авраама, каждый день и каждая минута ее жизни были полностью посвящены служению Всевышнему. И в том смысле в первую очередь были «равны». И в семь лет она была как в двадцать. И в сто как в двадцать и т. д.

Само собой разумеется, что проживая жизнь человек растет, меняется, зреет, стареет. Он оказывается в разных ситуациях. Так что в частном плане, конечно, двадцатилетняя Сарай очень отличалась от столетней Сары. И Сара, запертая во дворце фараона чувствовала себя совсем не так, как Сара, кормящая грудью Ицхака. И т. д., и т. д., и т. д. Эта женщина прожила невероятную во всех отношениях жизнь. И сказать, что на протяжении всей этой жизни она сама оставалась неизменной – это все равно, что поставить ей какой-то жуткий в своей безнадежности диагноз. Разумеется, речь совершенно не о том.

А о чем? А вот как раз о том, что что бы ни происходило в ее жизни, что бы она ни переживала и как бы ни менялась, одно оставалось неизменным – все ее силы, все ее возможности, все ее время были поставлены на служение Всевышнему. И использовались для этой цели во всей полноте.

И еще один важный момент подчеркивает таким образом Писание: говоря о жизни Сары оно говорит о духовном уровне, не о физическом, о котором, как ни поверни, невозможно сказать, что «все годы были равны».

Не удивительно, что согласно нашей традиции именно праматерь Сара стала первой женщиной в мире, которая в полноте и совершенстве соблюдала три супер-"женские" заповеди (не вдаваясь сейчас в тонкости классификации). Раши в комментарии к словам главы «Хаей Сара» (24:67) пишет: «Пока Сара жила, свеча горела в шатре с субботнего вечера до субботнего вечера и благословение было на тесте, и облако стояло над шатром». Свеча – это намек на субботние свечи, тесто – на отделение халы, облако – на законы семейной чистоты.

И тут также упор на аспект полноты и совершенства служения, подтверждаемых явными чудесами. Небеса, легко заметить, всю жизнь Сары заботились о том, чтобы не было ни малейших сомнений в том, что она – леди-совершенство. Вплоть до того, что стала единственной женщиной в истории человечества, советов которой мужу было заповедано слушаться! Безоговорочно, и что бы она ни сказала!

Ибо совершенная женщина превосходит совершенного мужчину примерно настолько же, насколько несовершенная превосходит несовершенного. Когда наконец придет Машиах мы начнем это видеть и понимать. А пока придется просто запомнить.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, «Ликутей сихот» т. 30, стр. 89-93.)

Р-н Шауль-Айзек Андрущак

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий