Ну и что дальше?

Космос, Вселенная

Р-н Эли Коган

На одной из моих самых любимых карикатур изображены два космонавта, только что высадившиеся на Луну. Первый воодушевленно восклицает: “Ну вот мы и здесь!” Второй на это отвечает: “Ну и что дальше?..”

Оставив след в лунной пыли, Нил Армстронг так прокомментировал свой первый шаг: “Маленький шаг человека – огромный скачок человечества!” Копирайтеры, заранее придумавшие это искреннее чувствоизлияние для первого человека на Луне, были безусловно правы, да и сам Армстронг, несомненно, именно так и чувствовал. После первого шага. После второго и третьего комментариев больше не было...

Я, конечно же, утрирую и не собираюсь утверждать, что пребывание на Луне быстро Армстронгу наскучило, и именно поэтому американцы вот уже сорок лет как туда не летают. И все же...

Первый шаг, прорыв, начало этапа – нас всегда волнует и вдохновляет. Но героическое перемещение по комнате без поддержки родительской руки сменяется процессом ходьбы, безынтересным и обыденным, как ритмичное раздувание легких. Перерезание красной ленточки сменяется рабочей рутиной, к которой и эпитеты-то скучно подбирать. Вырвавшийся на свободу узник, бегущий к восходящему солнцу через поле тюльпанов, когда-то добежит. Не до солнца. В лучшем случае – до края поля. А потом встанет вопрос – ну и что дальше?

Евреи, вырвавшись из египетского рабства, оставили позади себя Египет, можно сказать, в руинах и твердой поступью двинулись к цели Исхода – к горе Синай, навстречу Откровению. Между тем египтяне, прочихавшись, бросились за ними в погоню.

Выйдя на средиземноморский пляж, евреи не обнаружили там присутствия российских туристов. Это была хорошая новость. Плохой новостью было присутствие позади войск фараона, гнавшегося за ними по пятам. Это был момент истины. И евреи среагировали по-еврейски молниеносно и... многопартийно. Часть из них, впопыхах дожевывая мацу, строила планы возвращения в насиженные египетские гнезда. Другая часть, поворотив ослов, героически готовилась сразиться с египетской конницей и погибнуть в бою. Третья часть, пробуя воду, готовилась броситься в море, чтобы тоже не менее героически погибнуть. И наконец другая часть, снимая с пейсов бигуди, готовилась с чувством вознести молитву о спасении.

Всевышний, как описывается в Торе, ответил им тоже очень по-еврейски – с толикой юмора и ноткой раздражения. Не надо ни драться, ни орать, ни топиться! И забудьте мне вообще про этот Египет. Я сам о них позабочусь. И, как известно, позаботился...

Перейдя через море и восстановив после чудесного спасения твердость поступи, евреи вновь двинулись к горе Синай. Но на этот раз опасность подстерегала их впереди. Дикий народ амалекитян, нимало не впечатлившись спецэфектами, сопровождавшими еврейский Исход, вдруг напал на сынов Израиля. Теперь уже Всевышний велит Моисею отрядить дружину и сразиться с Амалеком.

В чем дело? Почему в этот раз Творцу было недосуг разобраться с врагом любимого народа? Фараона, пытавшегося затащить евреев назад в прошлое, они должны были, проигнорировав, оставить Б-жественному промыслу. С Амалеком, стоявшим на пути вперед, глумливо усмехающимся: “Подумаешь, чудеса! Подумаешь, Всевышний! Ну и что?!” — евреи, мобилизовавшись, должны были сразиться сами.

Идя по жизни “навстречу рассвету”, мы сплошь и рядом сталкиваемся с трудностями. Это нормально. Это помогает нам не снижать темп. Нормально также чувствовать тажесть былых неудач и ошибок, особенно для человека, кардинально изменившего свою жизнь. Это не помогает, но это нормально и, кто знает, может быть, даже поучительно... И не менее нормально после очередного прорыва, взлета или просто посреди рутины вдруг с холодком подступающего равнодушия почувствовать: “Ну и что дальше?” Хотя это не помогает вовсе...

Тора учит нас, что оторвавшись от прошлого, не нужно вновь и вновь в нем копаться. Пусть Всевышний занимается инвентаризацией скелетов в наших шкафах. И не надо оправдываться желанием “извлечь уроки”. Если вокруг тех же граблей крутиться как вокруг учебного пособия, можно снова на них наступить. Достойная утилизация печального опыта доступна немногим, и далеко не любой опыт заслуживает применения.

Опасность, которая требует мобилизации сил, — это не прошлое, а то, что стоит на пути вперед, мешая идти. И главный противник, с которым нужно бороться беспощадно, — это прохладца и равнодушие.

Пусть это нормально, когда возникает вопрос “ну и что дальше?” Но главное, что бы он не превратилься в “ну и что...”

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий