Пурим

Пурим

Пурим (в 2019 году выпадающий на 20-21 марта) – это праздник спасения евреев от рук врагов в дни персидского царя Ахашвероша (Артаксеркса), праздник избавления от злодея Амана, замыслившего уничтожить весь еврейский народ. В этот день читают Свиток Эстер, дарят друзьям съестные подарки, дают пожетвования нуждающимся, устраивают пиршества и веселятся.

1. Ахашверош восходит на царский престол

"И было в дни Ахашвероша... "
(Свиток Эстер, 1:1)

Ахашверош взошёл на трон персидской империи более чем две тысячи лет тому назад (в 3392 году от сотворения мира). Хотя он не был законным наследником персидского престола, ему удалось привлечь к себе народ своим богатством и силой и распространить, таким образом, свое владычество над всеми землями Персии. Он провёл много успешных войн, пока ему не удалось стать властелином огромного царства, включающего 127 провинций и простирающегося от Индии до Эфиопии.

«Женский» Пурим

Малоизвестные факты из истории Пурима

Народы Персии, под впечатлением огромных богатств Ахашвероша, благоговейно трепетали перед этим властелином, тем более, что он женился на Вашти, дочери вавилонского царя Белшацара и внучке всесильного властелина мира Невухаднецара. Народ был теперь уже твёрдо уверен, что династии последнего суждено царствовать вечно.

Итак, царь Ахашверош стал управлять своим царством железной рукой, не останавливаясь перед казнью тех, кого он подозревал в измене. Коварные враги Иудеи – шомрониты и аммониты, боровшиеся за отмену указа персидского царя Кореша, согласно которому евреям разрешалось вновь отстроить Храм в Иерусалиме, воспользовались создавшимся положением. Они подкупили персдиских чиновников, поставленных управителями над Иудеей и соседними провинциями, чтобы был распущен cлyx и дошло до царского дворца Персии, что с восстановлением Храма евреи намереваются восстать и полностью освободиться от персидского владычества. Зная, что никакой указ не может быть отменен без согласия царя, бессовестные шомрониты решили лгать и объявить, что евреи не только восстанавливают Храм, но что они также возводят вокруг города крепостные стены, которые были уничтожены вавилонским завоевателем Невухаднецаром. Добившись запрета отстраивать крепостные стены Иерусалима, Шомрониты считали, что теперь имеются все основания добиться отмены указа царя Кореша, по которому евреям разрешалось начать восстановление разрушенного Храма в Иерусалиме.

Но шомрониты все же боялись говорить явную неправду, которую легко раскрыть; их пугали последствия этой лжи, когда обнаружится, что именно они являются ее источником.

Поэтому они разработали хитрый план, который по зволил бы им снять с себя ответственность за ложное обвинение. Поскольку подлинный донос был написан на языке шомронитов, они подкупили продажных царских секретарей, которые должны были перевести донос на персидский язык, чтобы они добавили слова «крепостные стены» в рукописи, говорящей о Храме. Так что при случае можно будет утверждать, что в перевод вкралась обычная ошибка.

Двумя секретарями, представившими этот документ царю, были Рахум и Шамши[1], которые питали к евреям жгучую ненависть. План оказался очень успешным. Таким образом, благодаря хитрости и лживости врагов, евреям было приказано приостановить отстройку Храма в Иерусалиме.

2. Трон царя Соломона

«В те дни, когда царь Ахашверош должен был сесть на царский престол...»
(Свиток Эстер, 1:2)

Как только Ахашверош объявил себя царем Персии, он решил воспользоваться захваченным троном царя Соломона.

Трон Соломона был самым чудесным престолом, на котором сидел какой-либо царь. Он был изготовлен ив слоновой кости, покрытой золотом и инкрустированной рубинами, сапфирами, изумрудами и другими ценными камнями, которые переливались ярчайшим, ослепляющим светом и чарующими оттенками и цветами.

Шесть ступеней вели к самому сиденью наверху. Каждая ступень служила для напоминания царю об одной из особых шести мицвот, которые израильский царь обязан соблюдать.

На первой ступеньке снизу лежал золотой лев с одной стороны; лицом к нему на противоположной стороне лежал золотой бык. На второй ступеньке лежал таким же образом золотой волк против золотой овечки. На третьей ступеньке – золотой тигр против золотого верблюда; на четвертой – золотой орёл против золотого павлина; на пятой – золотая кошка против золотого петуха, а на шестой – золотой сокол против золотой голубки. На самом верху, над троном, золотой голубь держал в клюве золотого сокола.

Сбоку, возвышаясь над троном, стояла великолепная менора из чистого золота, декорированная золотыми чашечками, шишечками, цветами, распускающимися почками и лепестками. С каждой стороны меноры поднимались вверх семь веток. На ветках одной из сторон были выгравированы имена семи патриархов мира: Адам, Hoax, Шем, Абраам, Ицхак, Яаков и Иов в центре. На семи ветках по другую сторону меноры были выгравированы имена самых праведных людей: Леви, Кеот, Амрам, Моше и Аарон, Элдад и Медад, и Хур в центре.

С каждой стороны трона стояли особые золотые кресла – одно для первосвященника и одно для его сегана (помощника), – окруженные семьюдесятью золотыми креслами для семидесяти старейшин – членов Синедриона (Верховного суда). Двадцать четыре золотые виноградные лозы образовывали огромный навес над троном.

Когда царь Соломон восходил на трон, начинал действовать особый механизм. Как только он ставил ногу на первую ступень, золотой бык и золотой лев протягивали к нему свои лапы, чтобы поддерживать царя и помочь ему подниматься на следующую ступень. То же самое происходило и на следующих ступенях – с каждой стороны золотые животные помогали царю подниматься, пока он не усаживался с комфортом на троне. Как только он садился, золотой орел приносил в клюве большую корону и держал ее над челом царя Соломона так, чтобы он не чувствовал ее тяжести на своей голове.

Затем прилетал золотой голубь и приносил из святого кивота маленький свиток Торы, который он клал на колени царя Шеломо, согласно завету Торы, который гласит, что Тора должна всегда быть с царем, чтобы руководить им в его царствовании над Израилем.

Первосвященник, сеган и все семьдесят старейшин вставали тогда со своих кресел и приветствовали царя, после чего они садились на свои места, чтобы выслушивать все поступающие к царю на разбор судебные дела.

О троне царя Соломона шла молва среди всех царей и князей во всем мире. Они являлись к Соломону, чтобы дивиться всем чудесам его трона и восхищаться его красотой.

Много лет позже, когда фараон Нехе захватил Иудею, он увез этот чудесный трон с собой, но когда он поставил ногу на первую ступень, золотой лев ударил его с такой силой в бедро, что он свалился с трона и остался калекой на всю жизнь! Поэтому он и получил прозвище «нехе», что означает – увечный.

Еще позже, когда Невухаднецар разрушил Храм и затем завоевал Египет тоже, он отвез этот трон в Вавилон. Там с ним произошло то же самое, что и в Египте. Когда Невухаднецар попытался тоже взойти на трон, лев сбросил его. От дальнейших попыток воспользоваться троном Невухаднецар отказался.

Позже Вавилон завоевал персидский царь Дарьявеш, который увез трон с собою в Мадай.

Теперь, когда Ахашверош в свою очередь попытался подняться на трон, он тоже получил удар по ногам и свалился с трона. Больше Ахашверош не делал попыток садиться на этот трон. Вместо этого он вызвал из Египта крупных инженеров и приказал им соорудить для него трон, подобный трону царя Шеломо. Почти три года трудились египетские специалисты над созданием такого трона для царя Персии и наконец закончили его постройку. В честь этого события устроил Ахашверош большое празднество.

3. Царский пир

«В третий год своею царствования он устроил пир...»
(Свиток Эстер, 1:3)

Ахашверош был узурпатором, поэтому он постоянно искал новые способы укрепить свое царствование и снискать популярность среди всех своих поданных, а также среди всесильных персидских сановников, окружавших его двор.

Одним из важных мероприятий в этом направлении был перевод столицы из Вавилонии в Персию. А ещё более важным для этой цели царь считал устройство празднеств, продолжавшихся целых сто восемьдесят дней подряд. На эти празднества были приглашены представители всех народностей, населявших его огромную империю. Затем, в конце полугодия, он устроил особый семидневный праздник для всех жителей Шушана. На этом празднике, специально предназначенном для того, чтобы приобрести благосклонность народных масс, были предоставлены простым людям почётные места, и малейшее их желание немедленно исполнялось.

В Персии существовал обычай на всех важных банкетах предлагать его участникам огромную чашу вина, вмещавшую почти пять восьмых ведра, и каждый гость должен был выпить эту чашу до дна. Царь Ахашверош, который желал удовлетворить всех своих гостей, отменил этот обычай, не желая принуждать их к чему-либо, заставлять их делать что-либо помимо их желания. На это сказал Б-г: «Ты, самонадеянный дурень! Как ты можешь желать удовлетворить всех? Когда два корабля двигаются в противоположных направлениях, один корабль нуждается в южном ветре, а второму нужен северный ветер, может ли человеческое существо заставить один и тот же ветер двигать одновременно оба корабля на их пути? Завтра явятся к тебе два человека, Мордехай и Аман. Ты не сможешь удовлетворить обоих! Тебе придется возвеличить одного и понизить другого. Только один Б-г может удовлетворить всех».

Царя Ахашвероша несколько смущала мысль о том, что это он приостановил восстановление Храма в Иерусалиме. Особенно беспокоило его то, что предсказанные еврейскими пророками семьдесят лет изгнания евреев приходили к концу. Он боялся, что восстановление еврейского государства и отстройка их Храма в Иерусалиме может поколебать основу его мировой империи. Поэтому он с тревогой ожидал конца этих семидесяти лет.

По расчёту Ахашвероша семьдесят лет изгнания евреев должны были истекать на третьем году его царствования. Когда этот срок наступил и ничего не случилось, он торжествовал, будучи уверен, что теперь евреи навсегда останутся его подданными и никогда не приобретут уже больше власти и независимости.

Это также явилось причиной такого помпезного празднества, устроенного Ахашверошом. Он почувствовал себя уверенным и всесильным. Настолько уверенным и всесильным почувствовал он себя теперь, что без колебаний решил украсить свои столы драгоценными святыми сосудами Храма, захваченными нечестивцем Невухадне-царом.

Как и все другие народы, евреи также были приглашены принять участие в царском празднике. Это был план Амана, которому представилась теперь возможность соблазнить евреев наесться трефного, а затем, воспользовавшись моментом, когда Б-г разгневается за это на Свой народ, он сможет осуществить свой план – погубить всех евреев.

Мордехай, великий еврейский вождь того времени, знал об этом плане Амана, а потому он убеждал евреев отказаться от участия в дворцовых празднествах и этим избегнуть Б-жьего гнева. Подавляющее большинство евреев последовало его совету, но многие евреи все же остались глухи к призыву Мордехая и его предупреждению и пошли на праздник. К их ужасу они узнали украшавшие царские столы святые сосуды Храма и отпрянули от них. Но царь тут же распорядился поставить для евреев особые столы. Еврейские гости подавили в себе свою уязвленную гордость, проглотили обиду за поруганную честь своего оскверненного Святилища и остались, как ни в чем не бывало, на празднике. Они наслаждались трефной пищей, пили запретное вино и веселились наравне со всеми другими гостями.

И Б-г, гнев которого был вызван таким непослушанием Его народа, решил на Небесах, что Его народ должен понести всю тяжесть наказания, – преследований Амана, пока согрешившие не раскаются и не вернутся всем сердцем к Б-гу и тогда будут спасены.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий