Религиозный сионизм как духовное движение в контексте иудео-христианского диалога. Часть 1: История сионизма

Сионизм

Андрей Дударев

Изгнание длится в силу забвения, а в памяти – тайна искупления.
Шломо Авинери

Прошлое обладает лишь правом голоса, но не правом вето на наше будущее!
Эдвард Кесслер

Введение

Тема духовных движений уже не раз заявлялась: и в специальных исследованиях, и на конференциях. Обычно под духовным движением понимают интеллектуальную, творческую, общественную, экзистенциальную инициативу группы лиц, имеющую определенную временную протяженность и соотносящую себя с той или иной религиозной традицией (нередко духовным движениям присваивают в качестве обязательных дополнительные свойства. Например, харизматичность, компенсаторность, эсхатологичность и др. См. Зайденберг, Котт, с.1-4). На сегодняшний день религиозные традиции, особенно когда речь идет о древних религиях с богатой историей и с высокой численностью последователей, будучи сами первоначально лишь сравнительно малыми группами, внутри себя имеют уже далеко не одно духовное движение. Причем духовные движения были как в прошлом (и часто история религии – это история духовных движений), так они существуют и в настоящем.

Нам довелось в свое время заниматься историей и теологией духовных движений внутри русского православия. В ходе исследования с особой заметностью выявилось, что духовное движение – двухплановое явление: с одной стороны, мы можем говорить о нём как об исторической реальности, а с другой – оно имеет экклезиологическое измерение. Поэтому историю и теологию духовных движений целесообразно рассматривать совместно для лучшей иллюстративности тех событий и процессов, какие нас в этом движении интересуют.

Однако в той работе о духовных движениях внутри русского православия мы имели дело с движениями, которые представляли из себя локальные образования (хотя они иногда и достигали по численности, как беседники, например, двухсот тысяч человек). Что же нас заставило обратиться к гораздо более массовому сионизму? Почему вообще мы имеем право говорить о сионизме как о духовном движении? И почему в этот раз нас заинтересовал именно иудаизм?

Начнем отвечать по порядку, но с конца.

Интерес к иудаизму у всякого вдумчивого христианина должен быть изначально. Иудаизм был создан Божественным провидением. В этом смысле он отличается от других авраамических религий, которые возникли уже на его основе. Изнутри иудаизма зажглось христианство, а его «семена» породили плоды ислама. Во внутренних особенностях иудаизма можно разглядеть корни протестантизма, аскетических практик, схоластической философии, этических концепций, социально-экономических теорий…

Иудейство и христианство неразрывно сплелись две тысячи лет назад в личности Иисуса Христа. Один из первых расколов в истории христианства – это не раскол 325 г., когда было осуждено арианство, а более ранний раскол, раскол иудаизма и христианства, когда синедрион в г. Явне (около 80 г.н.э.) отлучил христиан от синагоги. С тех пор иудаизм и христианство – одновременно оппоненты и наследники общей библейской традиции. Понятно, что история иудео-христианских отношений – это, во многом, история конфликтов и гонений, а в условиях конфликтов нормальный взаимообогащающий диалог невозможен. Но, может быть, продекларированная эпоха гуманизма и толерантности будет способствовать такому диалогу? Истинность истины проверяется тогда, когда она сталкивается с другими истинами. И «стереоскопическая оптика», при которой есть возможность рассмотреть интересующий нас предмет объемно, изнутри разных традиций, более подходит для честного, неангажированного исследователя…

В иудаизме были и есть разные духовные движения. Кто не знает любимых многими христианами хасидов? Или строгих дотошных законников – митнагедов? Есть также похожие на христианских протестантов реформисты… В случае с хасидами и митнагедами вопросов, как правило, не возникает. У каждого из этих движений (которые сами в себе имеют разветвления) есть свое, пусть и необщепринятое учение, духовные лидеры, характерные особенности, обычаи (мы не будем сейчас подробно останавливаться на классификации течений иудаизма и их описаниях). Сионизм же, напротив – для многих христиан, по-прежнему ассоциируется исключительно с политическим патриотическим движением, связанным со стремлением евреев иметь национальное государство. И он вполне укладывается в привычную политическую концепцию национально-освободительной борьбы. Однако такая точка зрения характерна, как правило, для тех, кто на сионизм смотрит, как бы со стороны, «внешними очами». Для находящихся «внутри» событие сионизма – не просто одно из стоящих в ряду (пусть и весьма важных для евреев как нации) событий. Оно наполняется дополнительными смыслами и надеждами. Надежды эти, во-первых, связаны с тем, что библейская история теперь может вновь «ожить» и открыть некие новые, недоступные доселе духовные горизонты. И, во-вторых, сама возможность создания еврейского государства знаменует собой начало эпохи прекращения еврейских страданий, последним из которых (если говорить о крупных) была Шоа (Катастрофа европейского еврейства в XX в.). Холокост и Сион – символы еврейской истории прошедшего столетия – органически друг с другом связаны.

Поскольку само событие сионизма – новое для постбиблейского (так называемого талмудического) иудаизма, оно требует и новой теологии, которая осмыслила бы это событие в подходящих для этого осмысления категориях (религиозный сионизм попытался предложить такую теологию)… И это осмысление может помочь, во-первых, глубже понять иудаизм и, во-вторых, – обогатить христианскую теологию истории. Также на сионизм можно будет посмотреть критически, уже изнутри христианства, и эта критика, как представляется, не будет безынтересной для иудеев. Сейчас, в век Интернета и быстрых перемещений, взаимопроникновение различных традиций происходит с соответствующими времени скоростями.

Наше исследование мы будем вести по следующему плану.

Сначала поговорим об истории сионизма. Затем уделим внимание собственно теологии сионизма. Отдельно рассмотрим вопрос соотношения сионизма и мессианизма. И, наконец, посвятим время тому, как может осмысляться сионизм в христианстве.

 

Часть 1. История сионизма

Само слово «сионизм» происходит от названия горы Сион в Иерусалиме. Ещё с библейских времен, когда случилось вавилонское пленение, Сион для еврейского народа стал символом утраченной Родины. С VI-VIII вв. до н.э., после шести крупных депортаций израильтян, большинство евреев всегда уже жило за пределами Святой Земли (Джонсон Пол, с. 71). Но стремление вернуться туда практически никогда не оставляло евреев в изгнании. Также и с началом христианской эры. После иудейских войн I-II вв. и поражения восстания Бар-Кохбы, когда евреям было запрещено селиться в Палестине, с Иерусалимом и Сионом, как с потерянным раем, стала связываться вера в прекращение страданий и Божью милость.

Попытки возвращения на Святую Землю предпринимались неоднократно.

Известный поэт Иуда Галеви (1075—1141 гг.), живший в Испании, – автор поэтического сборника «Поэмы Сиона», считал, что жизнь в Испании, какая бы она ни была, это рабство по сравнению с жизнью евреев в Палестине, куда он сам и отправился.

С XII в. на фоне преследования евреев в христианских странах возникает течение возвращения на древнюю Родину.

В 1492 г. после того, как в Испании издан был указ всем некрещеным евреям покинуть Испанию, испанские переселенцы основывают еврейскую общину в г. Цфат. После испанских событий в народе усилились ожидания Мессии – избавителя от страданий.

В XVI в. еврейские общины укореняются в четырех городах: Иерусалиме, Хевроне, Цфате и Тверии.

1665—1676 гг. – возникает саббатианское движение. Шабтай Цви с тысячами своих последователей делает попытку закрепиться в Земле Обетованной. Попытка эта оказывается неудачной. Сам Шабтай Цви вынужден был принять ислам.

В 1700 г. во главе более тысячи своих последователей из различных стран Европы в Иерусалим пребывает рабби Иехуда Хасид. Но между его последователями и задолжавшей арабам ашкеназской общиной Иерусалима возникают трения. Арабы-заимодавцы сжигают в 1720 г. ашкеназскую синагогу и изгоняют евреев-ашкеназов из города. После этих событий прибывающие из Европы долгое время в Иерусалиме не селились.

Начала меняться география пребывания евреев. Если в 1815 г. большая часть европейского еврейства проживает в городках («местечках») и в сельской местности, то через сто лет большинство евреев проживает уже в крупнейших городах Европы и Америки (Авинери Шломо, с.15). Происходит процесс эмансипации, которая часто служит причиной новых трений и новых конфликтов. Как следствие, усиливается антисемитизм. Поначалу сионизм возникает как освобождение от антисемитизма народа Израиля, а не освобождение страны Израиля.

На рубеже XVIII–XIX вв. геополитическая ситуация складывается таким образом, что можно по праву сказать о наступлении в истории еврейства новой вехи. В это время еврейское население Северной Америки быстро увеличивается. В отличие от европейского еврейства, американские евреи, не отказываясь от своей религии, активно включились в процесс интеграции. Это означало конец еврейского дуализма, когда еврейство состояло из двух частей: Эрец Израэль и диаспора. Теперь присутствие евреев в мире становилось трояким: Израиль (аутентичное еврейство), диаспора (гонимое еврейство) и американское еврейство, которое, «радикальным образом отличаясь от иной части диаспоры, оказалось в итоге Третьей силой, сделавшей возможным создание сионистского государства» (Джонсон Пол, с 230-231) (владычествующее еврейство).

Более того, и Британия была готова теперь не только приветствовать и принимать евреев, но и оказывать им содействие за рубежом. Лорд Пальмерстон очень активно выступал на стороне евреев как из общеполитических соображений, так и в силу того, что его отчим, лорд Шафтсбери, твердо верил, что возвращение евреев в Святую Землю ускорит Второе пришествие Христа. Между 1827 и 1839 гг. в основном благодаря усилиям англичан население Иерусалима выросло с 550 до 5500 человек, а по всей Палестине достигло 10000 человек.

В 1845 г. издается книга «Минхат-Иехуда» («Дар Иудеи»). В ней рабби Иехуда Хай Алкалаи предпринимает попытку придать земной, реальный характер видению Избавления. Алкалаи, опираясь на религиозную литературу, утверждал, что возвращение на Землю Обетованную произойдет не внезапно, но постепенно и ему будут предшествовать подготовительные процессы (Авинери Шломо, с. 85.).

Планы создания еврейского государства были изложены в книге рава Цви-Гирша Калишера «Требование Сиона» (1862 г.) и в книге Мозеса Гесса «Рим и Иерусалим» (1862 г.). Гесс в числе первых осознал, что в период эмансипации и секуляризации происходит переход от прежних христианских антиеврейских настроений к новому национальному расистскому юдофобству. Генрих Грец в своем труде «История евреев от древнейших времен до настоящего» (11 томов этой работы выходили в свет с 1853 по 1876 гг.) писал: «Тора, народ Израиля и Святая Земля переплетены друг с другом невидимой, но неразрывной связью».

В 1875 г. английская писательница Джорж Элиот в известном журнале «Блэквудз» стала печатать роман «Даниэль Деронда». Роман был пропитан вдохновенными сионистскими ожиданиями и пользовался огромным успехом во всем мире. Как пишет историк Пол Джонсон, это был «ещё один важный фрагмент сионистской разрезной головоломки, уложенной на место».

В 1880 г. в Палестине насчитывалось 24 тыс. евреев. Важным источником доходов были пожертвования от общин диаспоры.

В 1881 г. в Восточной Европе идут погромы. Многие евреи вынуждены спасаться. Так возникает первая большая волна иммиграции – первая алия.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий