Трактат «Выйди, мой друг, навстречу невесте» (5689 г.)

Тора

Данный маамар был произнесен рабби Йосефом-Ицхаком из Любавичей в день празднования свадьбы его дочери Хаи-Мушки с рабби Менахемом-Менделем, его будущим преемником, 14 кислева 5689 года (1928 г.). По принятому в общинах Хабада обычаю, жених в день своей свадьбы пересказывает этот маамар собравшимся гостям.

"Иди, мой друг, навстречу невесте; мы вместе встретим субботу"1.

Субботу величают невестой и царицей, так называли ее наши мудрецы: «Царица-суббота». Жениха и невесту также называют царем и царицей, как сказано в "Пиркей де-рабби Элиэзер"2 (гл. 15): «Жених подобен царю», а невеста названа царицей.

Так написано в Торе: "Сделаем человека нашим образом и по нашему подобию"3, – ведь адам, человек4, был создан в нижнем мире по образу и подобию Адам Ѓа-Эльйон, Высшего Человека, как образно называют высшие сфирот5.

При этом Зеер Анпин, "Малый лик"6 мира Ацилут7 называется Царем (как, например, в объяснении слов «каждая душа пребывала в зарождении перед Святым Царем»: то есть «Малым ликом» мира Ацилут), а сфира Малхут8 названа Царицей. И написано в книге Зоѓар (3, 5а): «Царь без Царицы ущербен, а его величие неполноценно», ведь основа всего – достижение единения «Малого лика» и женского начала9, как сказано10: "Мужчиной и женщиной сотворил их. И благословил их Б-г…"11

Возвращаясь к параллели между невестой и субботой, подобно тому, как мы должны радостно встретить субботу, ведь в ней источник благословения на последующие дни во всех наших духовных и материальных нуждах12, поскольку "все дни благословляются субботою"13, мы обязаны радостно встречать невесту – ибо в ней источник высших благословений.

Сама идея сравнения субботы и невесты, выраженная в словах пиюта «Леха, доди»: "Иди, друг мой, навстречу невесте; мы вместе встретим субботу", – которые мы провозглашаем в церемонии встречи субботнего дня, взята из Талмуда: "Рабби Ханина облачался (в лучшую одежду – Раши) и, встречая субботу, призывал: «Идемте, выйдем навстречу царице-субботе». Рабби Янай (подобно жениху) надевал свои (лучшие субботние одежды) накануне субботы и восклицал "Приди, невеста! Приди, невеста!"14. Как объясняет там Раши: «Так он говорил от любви к субботнему покою».

И в Зоѓар тоже сказано: "А в субботу, по сравнению с буднями, во всем надо добавлять ради святости: в еде и питье, одежде и убранстве, (даже) подушки и расшитые покрывала для сидения надо приготовить из лучшего, что есть в доме. Сходно с тем, как это делают на свадьбе для невесты, ведь суббота – это и царица, и невеста"15.

И подобно тому, как суббота является источником благословения, увеселение жениха и невесты и оказание им почестей также становятся источником благословения.

Написано16: "Над всякой славою будет покров (букв. хупа)".17 Тут речь идет о двух аспектах: славе жениха и славе невесты, где жених – сам Пресвятой, благословен Он. Как сказано: "«В день его свадьбы…»– это дарование Торы"18. В этом контексте Всевышний называется женихом, а Кнесет Исраэль, собрание душ народа Израиля, называется невестой. А слава – это аспект макиф19. Слава жениха – любовь Пресвятого, благословен Он, к Кнесет Исраэль, как сказано: "Люблю Я вас – сказал Г-сподь"20, а слава невесты – любовь Кнесет Исраэль к Пресвятому, благословен Он, как сказано: "Истомилась и иссякает моя душа…"21. А хупа осеняет и облекает жениха и невесту.

Так это и в нашем мире, ведь таков традиционный порядок свадебной церемонии: вначале люди приходят воздать честь на прием к жениху, затем уже вместе с ним идут почтить невесту, жених покрывалом закрывает ее лицо, и они идут под хупу.

Выраженная в этом идея заключается в том, что всякому процессу сближения воспринимающего начала с дающим должно предшествовать некое воздействие дающего начала во внешнем, поверхностном аспекте его проявления, направленное на внешний же аспект воспринимающего. Чтобы, благодаря этому, принимающая сторона смогла возвысить себя и приблизиться к уровню оказывающего влияние, а уже вслед за тем воспринять глубинное воздействие дающего.22

Краткое содержание. Разъясняется, что жених и невеста подобны высшим сфирот: «Малому лику» и Малхут. Прием невесты уподоблен встрече субботы, источнику благословения на всю неделю. Слава жениха – любовь Пресвятого, благословен Он, к Кнесет Исраэль, а слава невесты – любовь Кнесет Исраэль с Пресвятому, благословен Он, а хупа – раскрытие Б-жественной сущности. Перед хупой жених покрывает платком лицо невесты, что символизирует сближение внешнего аспекта дающего с внешним аспектом воспринимающего ради последующей передачи (и восприятия) сущностного воздействия.

В объяснение этого принципа можно привести сказанное нашими учителями, благословенной памяти: "Раба, прежде чем начать свой урок для мудрецов, рассказывал им нечто смешное, и веселились мудрецы, а после сидели в трепете, и он начинал изложение закона"23. Смысл этого в том, что воздействующий должен вначале раскрыть сердце и разум воспринимающего, чтобы тот стал способен усвоить полученное. А когда он передает знание, оно должно соответствовать уровню воспринимающего. Поэтому Раба начинал свои уроки мудрецам, развеселив их предварительно шуткой, чтобы сделать их способными воспринимать.

Шуточные истории – это будничная беседа, и хотя "обыденные речи мудрецов должно изучать"24, поскольку они содержат великую мудрость и глубокие смыслы, но, все-таки, это есть нечто поверхностное. Конечно, чем выше уровень личности человека, тем выше уровень его будничных речей, и, исследуя их, можно открыть для себя чудесные вещи. И хоть они лишь «отходы» мудрости, но при этом являют мощь его разума. Как это сформулировали мудрецы: "Речь мудрых – благословение, речь мудрых – богатство, речь мудрых – лекарство"25.

Это соответствует понятию «услужения Торе». А сказали наши учителя: "Услужение Торе выше, чем ее изучение. Ведь о пророке Элише, сыне Шофата в Писании сказано, что он "лил воду на руки пророка Элияѓу"26, не сказано – учился у него, а именно – лил воду (то есть прислуживал). Это учит нас тому, что услужение Торе выше, чем ее изучение"27.

Но в конце концов, как сказано выше, «а после они сидели в трепете, и он начинал изложение закона». Ведь изучение Торы требует богобоязненности, согласно сказанному: "Как тогда в страхе, в трепете, в дрожи и в содрогании – так и сейчас…"28 То есть подобно тому, как при даровании Торы "увидел народ и отшатнулся, и стали они поодаль"29 (то есть их объял трепет), точно так же и во время изучения Торы – необходимо пребывать в великом смирении и великом трепете.

Но прежде учитель должен раскрыть восприятие ученика, а это достигается смешным рассказом. Ведь известно30, что шутка перед учебой нужна для того чтобы возвысить учеников до уровня восприятия информации, исходящей от преподавателя.

Ведь учитель и ученик несопоставимы по уровню, и ученик поэтому должен быть в смирении пред своим учителем. Как об этом сказано: "Если уста мудрого ученика, сидящего перед учителем, не источают горечи (от трепета перед ним – Раши)…"31 – то есть он должен пребывать в полном смирении перед ним. И поэтому, чтобы дать силы ученику воспринять слова учителя, нужна шутка, коТорая обычно способствует раскрытию чувств и сознания человека, делая его инструментом восприятия.

И хотя шутка – есть нечто поверхностное, но это то поверхностное, что предшествует глубинному. Ибо благодаря сближению с учениками за счет своих шутливых слов, учитель именно этим делает возможным для них восприятие сущностного влияния типа «изложения закона».

Это можно уподобить тому, как, если отец хочет поиграть с сыном-младенцем лицом к лицу, то, поскольку ребенок мал, ему сначала придется опустить руки, которые выше чем голова младенца, вниз под ребенка и поднять его на уровень своей головы. И тогда он сможет разговаривать и играть с ним лицом к лицу. При этом проявление милости отца, выразившееся в опускании рук – есть нечто сугубо внешнее, цель которого – лишь приподнять младенца. И сам младенец не получает ничего при этом подъеме, ведь никакого воздействия при этом не происходит, поскольку воздействие и игра отца с ним начнутся лишь вслед за этим, когда его уже подымут.

Просто и близость, и глубинное воздействие невозможны без предшествующего сближения и подъема воспринимающего – сближения поверхностного, вся цель которого – сделать возможным воздействие сущностное.

Краткое содержание. Разъясняется, почему Раба, чтобы сделать учеников способными воспринимать оказываемое на них влияние Торы, начинал с шутки свои занятия с ними, тем самым возвышая слушателей до возможности воспринимать воздействие. Услужение Торе выше, чем ее изучение, и хотя такое воздействие лишь поверхностно в сопоставлении с глубинным воздействием, тем не менее именно это путь к усвоению сути. И это можно уподобить отцу, который поднимает младенца, чтобы играть с ним, сблизившись лицом к лицу.

В этом ключе надо понимать написанное у пророка Ѓошеи: "Я воспитывал Эфраима, взяв их на руки"32. То есть Тот, кто единственно вправе сказать о себе "Я"33, благословен Он, умалил свое сущностное желание и облек его в исполняемые в материальном мире заповеди, дабы возвысить души народа Израиля.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий