Афон. Карулья

Дальше путь его лежал на Капсалу, место рядом с Кареей, где и по сей день живут отшельники и келиоты. Здесь он проводил настоящую подвижническую жизнь, вкушая немного супа с сухарями и держась безмолвия. Но когда он по обыкновению спрятался от посетителей, вдруг услышал через дверь слова иеромонаха из Андреевского скита: «Не усидишь ты в своем безмолвии – где твоя любовь к ближним?» О. Феодосий задумался. Он решил осилить тот путь, которым не смог пройти – снова вернулся к о. Лукиану. На этот раз он выдержал только полгода. Старался все терпеть, но не выдержал: «Врачевахомъ Вавилона и не исцеле», – говорил его старец.

Подвижник отчаялся: понял, что не может выдержать настоящего послушания, и решил испробовать братское житие, которое есть первая ступень к жизни отшельнической. Он организовал на Капсале нечто вроде маленького скита из трех монахов, которые каждую неделю из своей среды выбирали старшего и слушали его как игумена. Но самодельный скит скоро развалился. Иеромонах Феофан решил проводить самостоятельную жизнь по-отшельнически, но прибегая к духовным советам старцев. Одним из таких старцев, к которому он обращался, был иеросхимонах, по имени тоже Феодосий, известный на Афоне не только своим происхождением, но и своей монашеской жизнью. Этот о. Феодосий был грузин и жил в грузинской келье апостола и евангелиста Иоанна Богослова Иверского монастыря19.

Иеромонах Феофан прожил на Капсале, поучаясь у старцев несколько лет, будучи вынужден часто менять кельи. Всего за несколько лет он поменял на Капсале 8 келий. Как-то он услышал, что в скиту Василия Великого, где начинал свой монашеский путь преп. Паисий Величковский, есть старец, преуспевший в непрестанной молитве. Русский монах переселился на Катунаки и обрел великого учителя молитвы исихаста Каллиника. Закончил свое странствие по афонским кельям о. Феодосий на Каруле. Здесь ему было суждено прожить достаточно долго, до самой смерти. Переселился он на Карулю в 1914 году, а отошел ко Господу 2 октября 1937 года. Троицкая келья была построена на деньги, полученные от игумена Пантелеймонова монастыря Мисаила. Второй придел освящен в честь Покрова Божией Матери. По просьбе жертвователей также особо празднование совершалось 5 июля ст.ст. память преп. Сергия Радонежского и преп. Афанасия Афонского. Храм был освящен в 1917 году.

Очевидно, что период споров об Имени Божьем застал о. Феодосия на Катунаках. Ему пришлось сыграть немалую роль в этих спорах. Именно он ознакомил старца-безмолвника Каллиника с существом этих споров. О. Каллиник написал небольшой труд по поводу споров об Имени Божьем, который, по преданию, так понравился нашему императору Николаю II. О. Феодосию была пожалована грамота от Священного Синода и подарен в благословение образ Всемилостивого Спаса.

Хорошо отзывался о трудах о. Феодосия его единомышленник по спорам об Имени Божьем монах Ильинского скита Хрисанф. Причем знакомы они были еще до смуты, и о. Хрисанф уже тогда высоко ценил богословский талант о. Феодосия. В письме к Арсению (Стадницкому), в то время епископу Псковскому он пишет, что афонский богослов немало ему помог при составлении какого-то труда. Далее он высказывает свое суждение, что перевести  рукопись преподобного Паисия Величковского может «благоговейнейший молодой иеромонах Феофан, магистр Богословия, подвизающийся уже 4 года на Афоне в уединенной калибе, как строгий аскет, и который находится в близких отношениях с нами». Далее отец Хрисанф сообщает краткие сведения об о. Феодосии, который уже были приведены нами выше и говорит о какой-то обличительной статье, которую безбоязненно написал этот молодой иеромонах. «И хотя я с о. Феофаном только по временам вижусь, но и этому радуюсь, ибо он пришелся мне совершенно по душе. Особенно мне нравится его высокопросвещенный ум, исполенный религиозно-нравственных идей и совершенно в православном духе. Он противник полной свободы всевозможным верам в России», – пишет в конце письма о. Хрисанф20. Этот документ дает нам некоторое представление о богословских трудах о. Феодосия.

Кроме того, о. Феодосий составил книгу в защиту юлианского календаря.  Называется она «Учение Православной Церкви о Священном Предании и отношение ея к новому стилю».

О. Феодосий переписывался со многими известными иерархами русской церкви. Опубликованы несколько его писем к митрополиту Антонию (Храповицкому), с которым он переписывался по поводу разделений на Афоне, вызванных самочинным  введением патриархом Мелетием нового стиля в Константинопольской церкви и по поводу ошибочного учения  митрополита о страданиях Господа Иисуса Христа в жертве искупления за грехи человеческого рода.

После отца Феодосия здесь подвизался и его ученик Никодим, тоже известный русский старец, особенно почитаемый в русском зарубежье. В одном из своих рассказов Маевский описывает своего молодого проводника, указывавшего ему путь к старцу Феодосию. Он был «как коза, перепрыгивающая с камня на камень».

Но прошли годы в подвиге и молитве, и он сам стал известным старцем, к которому обращались за советом и помощью многие американские иерархи. Кончину этого святого старца описывает Павле Рак в своей книге «Приближения к Афону». В конце жизни Бог даровал ему немощи, которые старец воспринимал как благодать. Старец забыл все: и свое далекое прошлое в России, и многое из своей прежней афонской жизни, и даже все молитвы, так что для него осталась только одна молитва: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». И этих слов ему было вполне достаточно. Умер о. Никодим 15 февраля 1984 года.

Отец Никодим поступил на Афон сначала в скит Крумница в 1920 году. Во время Первой мировой войны он был во Франции в составе экспедиционного корпуса, «после переворота в России, по своему давнему желанию, решил принять монашество и жить на Афоне»21 Несколько по-другому об этом говорится в статье иеросхимонаха Ефрема (Красовского) «Схимонах Никодим русский карульский святогорец»: «Реовлюция 1917 года застала о. Никодима старшим унтер-офицером в военных действиях к концу Первой мировой войны в Македонии на Южном фронте, где он, между прочим, был трижды ранен. Не желая жить более в России, свергшей своего Царя, Помазанника Божия, по ночам тайным образом пешком в течении шести суток пришел он со своим другом-соратником на Святую Гору» 22, 23. Еще в миру он прочитал «Рассказы странника», «Добротолюбие»и другие книги, и имел намерение серьезно заниматься молитвой. На Крумнице он принял монашество с именем Никанор и исполнял послушание в огороде, а затем стал помощником гостинника. Но на Крумнице упор делался на труд, а не на молитву. Было много виноградников, выращивались маслины, и времени для занятия практически не было. Поэтому по благословению игумена Пантелеймонова монастыря Мисаила Никодим довольно скоро перешел в соседний русский скит Новая Фиваида, где стал вести отшельнический образ жизни. Нелегко было жить молодому монаху без руководителя. Такими руководителями в начале стали для о. Никодима преподобный Силуан и о. Нифонт с Иваницы. Но общение с ними было затрудненно, особенно с о. Силуаном, который жил в Пантелеймоновом монастыре, и по совету последнего о. Никодим перешел в 1929 году на Карулю к о. Феодосию. В это время на Каруле жило 35 монахов, среди которых было три иеромонаха. О. Никодим был учеником о. Феодосия до самой его кончины. Интересные воспоминания о нем оставил иеросхимонах Филипп из кельи св. апостола Фомы из Скита св. Анны: «Отец Никодим был большим постником и подвижником, по сорок дней ежегодно постился! Свои подвиги скрывал, и вообще о «видениях и снах» не говорил. Был он исповедником – зилотом, но не делал скандалов и проблем. Мне кажется, что самая большая ценность о. Никодима была в том, что, будучи истинным патриотом, он первый терпел жизнь вне Отечества. Это усугублялось тем, что на Афоне находились монахи, которые подозревали, что всякий русский монах – советский шпион! С болью в сердце Старец молился за Россию, что тогда особенно нужно было. Нужна такая молитва и сегодня»24

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий