Американская мама против российских политиков

Джеймс Брук

На прошлой неделе российские политики устроили спектакль из смерти Макса Шатто, трехлетнего усыновленного мальчика из России, умершего в Техасе при невыясненных обстоятельствах.


Все началось с того, что российский уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов выпустил заявление: «Срочно! В штате Техас приемной матерью убит 3-летний российский ребенок».

Те обстоятельства, что мальчик умер, заигравшись на улице без присмотра взрослых, и что результаты вскрытия пока неизвестны, не остановили Астахова. Он – идейный отец нового российского закона, запрещающего усыновление российских детей американскими гражданами. Астахов немедленно заявил, что США должны предоставить список всех 60 тысяч российских сирот, усыновленных американскими семьями за последние 20 лет.
В след за этим Государственная Дума потребовала от Конгресса США «в самое ближайшее время предоставить полную информацию об условиях содержания в американских семьях всех российских детей, усыновленных гражданами США».

Несмотря на то, что за 20 лет в США умерли только 20 усыновленных российских детей, один из депутатов Госдумы заявил, что усыновление американцами ведет к «неминуемой смерти». Другой законодатель призвал к возвращению в Россию всех 60 тысяч усыновленных детей.

Родная мать требует возвращения ребенка

Чтобы внимание СМИ к этой теме не угасало, Астахов встретился с Юлией Кузьминой, родной матерью умершего в Техасе мальчика. Она потребовала возвращения в Россию младшего брата Макса, которого усыновила та же американская семья. На пресс-конференции Астахов объявил, что у Кузьминой «теперь есть работа, она прекратила вести асоциальный образ жизни и требует восстановления своих родительских прав».

Кузьмина выступила со слезным обращением на одном из государственных телеканалов, после чего поехала домой в Псков на поезде. Но ее «15-минутная слава» вскоре рассеялась. Полицейские высадили ее из поезда за драку с сопровождавшим ее сожителем. «РИА Новости», ссылаясь на местные органы власти, описало ее поведение как «пьяный дебош». Информационный сайт Gazeta.ru приводит слова соседа Кузьминой: «Она пропивает все, что находит, и в своем возрасте ни дня не работала, ребенка ей отдавать нельзя».

Когда интерес к Кузьминой со стороны СМИ пропал, политики переключились на посла США в России Майкла Макфола, выразив недовольство его отказом от участия в слушаниях в Госдуме, посвященным усыновлению детей американскими гражданами.

В ответном заявлении Макфол ответил: «Так сложилось, что нигде в мире посол США не дает показаний перед иностранными парламентариями, если он вызван для этого в парламент».

Далее он добавил: «Мне неприятны несправедливые стереотипы о русских и России, которые появляются в американской прессе и в равной степени мне доставляет боль видеть в здешних СМИ ложное изображение американцев и того, что они ценят».

В своем ответе председатель комитета по международным делам Госдумы Алексей Пушков заявил: «Отказавшись прийти в Госдуму на обсуждение гибели наших детей, посол показал, но США не готовы к серьезному диалогу по этой проблеме».

«Видимо, недемократично с его точки зрения признавать бездействие властей США по фактам насилия и издевательств над маленькими детьми», – прокомментировала решение американского посла член руководства правящей партии «Единая Россия» Ирина Яровая.

Параллельная реальность

Мне все чаще кажется, что российские политики создают странную параллельную реальность. Недавно я отправил несколько сообщений СМИ по этой теме своей бывшей однокласснице Джулии, усыновившей российского ребенка-сироту.

Подчистив пару выражений, граничащих с ненормативной лексикой и изменив имена по соображениям конфиденциальности, я хочу привести здесь точку зрения американской матери, которая вот уже 16 лет воспитывает девочку, взятую из российского детского дома. Она начинает с того, что рассказывает о своих недавних планах съездить с приемной дочкой в Россию этим летом:

«Спасибо, что помните о моем интересе к этой теме, Джим. Мы решили подождать с этой поездкой. Мне и так пришлось достаточно понервничать, когда в 1997 году я поехала туда, чтобы «освободить» Марию из детского дома в городе Х. Пока не хочу рисковать! Что им действительно нужно сделать – это провести исследование о том, какими выходят дети из этих детских домов. Дети, страдающие от фетального алкогольного синдрома, дефицита нормального человеческого общения, недостатка воспитания – большинство из них покидают стены детских домов в лучшем случае инвалидами, а в худшем – с серьезными эмоциональными и поведенческими проблемами.

Конечно же, американские агентства по усыновлению будут говорить родителям, жаждущим усыновить ребенка, что таким детям «нужна только любовь». Но в реальности очень немногие семьи подготовлены к решению проблем, которые есть у таких детей. Причем в случае детей из России ситуация, несомненно, сложнее. Усыновленные девочки из Китая, например, адаптируются очень хорошо.

Если взять только цифры, то лечение и школьное образование моей дочери – ребенка со специальными потребностями – обошлось, думаю, более чем в полмиллиона долларов. В основном, эти расходы легли на нашу местную школьную систему, но что-то нам пришлось выложить и из собственного кармана.

20 тысяч долларов, которые мы потратили на адвокатов, чтобы заставить школьную систему оплатить специальное образование, были каплей в море. Но оно того стоило. Мне сказали, что она могла просто остаться немой, если бы мы ее не удочерили. Хотя когда мы ее забирали, ничего этого не было заметно. А сегодня, в возрасте 17 лет, она бы уже переросла детский дом, и, наверное, просто оказалась бы на улице в какой-нибудь российской «…дыре».

Такова, вкратце, моя история усыновлений российских детей.
Джулия».

Вскоре после того как я дипломатически поблагодарил ее за рассказ о том, как все обстоит на деле, Джулия – успешная деловая женщина, кстати – прислала ответный комментарий, который я слегка отцензурировал:

«На самом деле, провериться следует как раз этим *** политикам, которые устраивают вой насчет американцев, усыновляющих российских малышей. Мы за своими домашними животными присматриваем лучше, чем они за детьми в детских домах!»

Источник: «Голос Америки»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий