Atlantico (Франция): «Родитель 1 и родитель 2» — идеологическая кампания под прикрытием «административной поправки»

ЛГБТ, гомосексуализм. Фото: Jean-Paul Pelissier / Reuters

В рамках дебатов по законопроекту «Доверие к школе» Национальное собрание Франции проголосовало за предложенную депутатом партии «Вперед, Республика!» Валери Пети поправку, которая предписывает заменить в школьных формулярах понятия «отец» и «мать» на «родитель 1» и «родитель 2». Ситуацию комментирует французский философ и теолог Бертран Вержели.

«Атлантико»: Министр образования Жан-Мишель Бланке (Jean-Michel Blanquer) выступил против поправки,, которая предписывает заменить в школьных формулярах понятия «отец» и «мать» на «родитель 1» и «родитель 2», однако депутаты посчитали нужным «закрепить в законодательстве семейное разнообразие», как сказала Валери Пети (Valérie Petit) «Уэст Франс». Если эта поправка будет окончательно утверждена, какие проблемы она создаст помимо утверждения определенного общественного проекта?

Бертран Вержели: Когда была предложена идея регистрировать однополые браки, критики проекта говорили, что главная проблема заключается не в терпимости к парам геев, а в последствиях такого типа брака. В частности, они отмечали, что поскольку двое мужчин или две женщины, состоящие в браке, не могут иметь детей, и коль скоро мы хотим обойти этот вопрос, для этого нужно будет придумывать небылицы, представлять невозможное возможным. Предложенная «Вперед, Республика!» поправка в Национальном собрании представляет собой прекрасный пример связанных с таким браком проблем, в то время как у нас упорно отказываются прислушиваться к голосу разума.

Давайте сначала разберемся с природой поднятого вопроса: в чем суть принятой ВР поправки о замене понятий «отец» и «мать» на «родитель 1» и «родитель 2» в официальных документах Национального образования? В ВР утверждают, что хотят закрепить семейное разнообразие в законодательстве. Понимать это нужно следующим образом: необходимо изменить общество и заставить его принять новый тип семейных отношений. Это должно быть закреплено законом. Кроме того, нужно формировать мышление с самого юного возраста. Если наши дети привыкнут с малых лет слышать не «отец и мать», а «родитель 1» и «родитель 2», общество изменится и примет новую семью. Мэр Парижа Анн Идальго (Anne Hidalgo) уже показала пример: в документах городской администрации указаны понятия «родитель 1» и «родитель 2» на фоне прочих примеров «инклюзивности». ВР хочет распространить этот пример.

Когда трансгуманизм говорил о победе над смертью, просто поразительно было видеть, что эти люди совершенно не задумывались о последствиях своего проекта и не представили себе, каким может быть «неумирающее человечество». Когда ВР голосует за эту поправку о реформе языка, у любого хотя бы отдаленно здравомыслящего человека возникает вопрос: они хоть на мгновение задумались о том, что творят? Судя по всему, нет, поскольку в противном случае они увидели бы абсурдность, нелепость и поразительную бесцеремонность проекта.

Что касается абсурдности, нужно признать, что наши дорогие депутаты ВР живут в некой вселенной, где действительности не существует. И поэтому они свято верят в то, что закон может изменить мир. Тем самым они демонстрируют безумную веру во всемогущество законодателей, приправив это немалой дозой наивности.

Раз закон будет обязывать говорить «родитель 1» и «родитель 2», что будет происходить в реальном мире, где живут реальные люди, которые ведут реальную жизнь? Что произойдет в школьных дворах, где дети до сих пор задают друг другу такие вопросы: «Кто твой папа? Кто твоя мама?» Даже если закон игнорирует существование отца и матери, детям оно прекрасно известно.

И не только им. Взрослым тоже. О чем говорят люди в кабинетах психоаналитиков, когда обсуждают там свои проблемы? О том, что у них не было матери или отца. И в этом они не одиноки.

Когда лесбиянка хочет ребенка и использует для этого искусственное оплодотворение, о чем она мечтает? Стать матерью. Когда гомосексуалист использует для того же суррогатное материнство, чего ему хочется? Стать отцом. Все это формирует сюрреалистический парадокс. Парламентарии определенно примут закон, который позволит однополым парам стать матерями и отцами с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, однако одновременно запрещают использовать эти понятия, чтобы защитить их…

На непонимание реального мира депутатами ВР накладывается целое полотно нелепостей, которое неизбежно создаст эта поправка в случае окончательного утверждения.

Раз цель проекта — изменить менталитет с помощью закона, в случае принятия поправки на ней все не остановится. Потребуется изменить весь французский язык и всю французскую культуру, которая на протяжение десятилетий использует понятия «отец» и «мать». Как этого добиться? Если законодательная власть ничего не сделает, ситуация превратится в полный абсурд. Общество будет дальше говорить «отец» и «мать», но закон станет игнорировать эти понятия. То есть, закон будет отдавать шизофренией, что может перекинуться на общество. Если законодательная власть решит привести общество в соответствие с законом с помощью норм, готов поспорить, что его ждут куда большие трудности, чем при введении санитарных норм для инвалидов. В таком случае парламенту придется вводить штрафные санкции за употребление слов «отец» и «мать» в общественном пространстве, однако в таком случае он лишь вызовет ненависть к разнообразию. Разнообразие будет утверждено в законах, однако в умах закрепится ненависть к нему. Прекрасный результат, если вы хотите изменить мир…

Есть закон, а есть язык. Слова «отец» и «мать» часто употребляются в языке, в том числе в литературе. И что с этим делать? Приводить литературу к норме? Как говорить о Боге Отце? Бог станет «родителем 1» или «родителем 2»? Марсель Паньоль (Marcel Pagnol) написал романы «Слава моего отца» и «Замок моей матери». Их следует переименовать в «Славу моего родителя 1» и «Замок моего родителя 2»? А что насчет «Книги моей матери» Альбера Коэна (Albert Cohen)? Она станет «Книгой моего родителя 1 или 2»? Когда Виктор Гюго (Victor Hugo) пишет «Мой отец, этот герой с доброй улыбкой», его стихотворение нужно исправить на «Мой родитель 1 или 2, этот герой с доброй улыбкой»? Культовая среди геев песня Шарля Азнавура (Charles Aznavour) «Comme ils disent» начинается со строк «Я все еще живу с мамой». Их стоит поменять на «Я все еще живу с родителем 1 или 2»?

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий