Бедный? Сдай детей в приют! Полицейские изъяли из читинской семьи ребёнка

 Семьи Меркуловых

Когда в дом семьи Меркуловых пришли женщины-полицейские, 12-летний Никита делал уроки и не подозревал, что визит незваных гостей обернётся для него тремя сутками жизни в социальном приюте «Надежда».

Там домашнего мальчика, увлекающегося брейк-дансом, коротко постригли. Через несколько дней после плена «Надежды» Никита оказался в больнице с неврологическим обострением.

Всё случилось 15 ноября, в пятницу. По сообщению соседей, вернее, их доносу, сотрудники полиции, в том числе заместитель начальника Ингодинского отдела полиции Лариса Серова, инспектор по делам несовершеннолетних по Ингодинскому району Читы Наталья Лескова, представитель администрации Ингодинского района Лариса Гусева, пришли в дом семьи Меркуловых проверить информацию о том, что в доме замерзают дети. По словам мамы мальчика, никто из женщин не представился, не показал удостоверение. Они практически с порога заявили, что в доме холодно. Причём диагноз «холодно» они поставили, исходя из собственных ощущений: «У нас замёрзли ноги». Мама Никиты — Любовь Николаевна говорит, что в доме было не меньше 26 градусов тепла, сын ходил по квартире в футболке. Дальше — хуже. Люди в форме, не имея специального образования, начали вешать ярлыки на всё, что видели в доме. Сами определили, что неправильно подключены электрические провода, сертифицированную печку назвали буржуйкой, за холодильник, заполненный продуктами, маму обвинили в том, что молоко, сыр, колбаса, фрукты куплены специально. В целом, приговор был суровым: признать условия жизни в доме опасными, ребёнка «спасти» — изъять из семьи.

Любовь Николаевна — мама двух детей. Младшей её дочке Софье — четыре года. Женщина работает в одной из читинских фирм офис-менеджером. Совместный заработок с мужем ниже среднего. Такой доход не позволял им быстро обрести собственное жильё, например, взять ипотеку. Долгое время приходилось снимать комнату или дом там же, в районе Острова. В 2011 году семья решила оформить в собственность земельный участок и с помощью материнского капитала построить дом. Выбрали заброшенный участок, подали все документы, получили договор аренды, построили на нём временный домик, утеплили его, купили печь и стали жить. Без проблем перезимовали в прошлом году. В этом же году в планах у семьи было на время зимы снять другой дом, более основательный. Любовь Меркулова расклеила объявления о том, что семья из четырёх человек снимет 1-2-комнатную квартиру или дом, а 16 ноября заключила договор с риелтором об аренде жилья. На время поисков отец с дочерью перебрались жить на Зенитку, к его родителям. Любовь Николаевна же подыскивала жильё на зиму, а пока они с Никитой сторожили имущество в своём доме — телевизор, холодильник, компьютер.

Со стороны вся эта жизненная ситуация кажется вполне обычной, и вторжение во всю эту российскую обыденность чужих людей с определённой установкой спасти ребёнка от гибели — совершенным абсурдом.

Три дня Никита прожил в социальном приюте «Надежда», где тоже свои законы. Первый — постричь всех новеньких для профилактики педикулёза. По словам мамы, Никита ходит на секцию брейк-данса, готовился к выступлению и специально отрастил определённой длины волосы. Полицейские, которые изъяли его из семьи, сказали, что ребёнок сам попросил, чтобы его постригли. Никита, конечно, это отрицает. В момент стрижки мальчик чувствовал себя беспризорником и сиротой. Когда Никиту забирали из дома, мама попыталась дать ему с собой сотовый телефон, но полицейские сказали, что не положено.

Два дня — в субботу и воскресенье Никита брал у девочки в приюте телефон и звонил родителям. Плакал. Просил забрать.

«Вечером в воскресенье он позвонил, я сказала, что завтра мы его заберём, он мне ответил так, что у меня затряслись руки: «Заберёте так заберёте, не заберёте — поеду в детдом», — и заплакал. Я понимала, что мой жизнерадостный ребёнок сломлен», — рассказывает Любовь Николаевна.

В понедельник Меркуловы пошли в органы опеки и попечительства, сотрудники которых сразу выдали разрешение на возвращение ребёнка в семью. Никиту забрали домой 18 ноября вечером. Сейчас мальчик лежит в больнице. Мама же, Любовь Николаевна, отстаивает честное имя семьи, которое начинают поливать грязью. Женщина написала заявление в прокуратуру, уполномоченному по правам ребёнка в Забайкальском крае, чтобы разобрали действия полицейских, установили, законно ли они изъяли ребёнка, причинив стресс всей семье.
Слово «благодетелям»

Если бы Любовь Николаевна тихо-мирно забрала ребёнка, поплакала в подушку, вздохнула и отнеслась к всему происходящему, как к «неприятности, которую мы переживём», то вся эта история могла остаться незамеченной. Активность женщины побудила вторую сторону конфликта рассказать свою правду. Для этого было организовано странное мероприятие. В кабинет заместителя начальника Ингодинского отдела полиции пригласили женщин, которые забрали Никиту из семьи, двух журналистов, уполномоченного по правам ребёнка Сергея Сиренко, представителя администрации района и соседей, тех, которые сообщили об опасном положении детей. Саму Любовь Меркулову никто на это «заседание ради оправдания» не приглашал и не ставил в известность, что оно будет. Конечно, зачем там мама ребёнка, соседи ведь лучше её знают, чем занимается сын, в какие секции ходит.

Всё, что происходило на этом заседании, было пропитано от начала до конца лицемерием.

«Чо она врёт, что ребёнок плакал, когда его забирали. Не плакал он, вышел в красной курточке, сел в машину и поехал спокойно», — говорил сосед.

«Да, не плакал он. Мы сели в машину, он начал спрашивать: «А маму лишат родительских прав?» Мы ему говорили, что нет, не лишат. У тебя мама хорошая, не пьёт. Сейчас она найдёт место, где тебе лучше жить, и ты вернёшься», — рассказывала Лариса Серова.

«Спасибо людям, которые сообщили. В каждый дом попасть сотрудник не сможет. Помощь идёт от работников школ, детских садов, соседей. Нам нужно было принять меры. Ребёнок находился в социально-опасном положении. Его жизни и здоровью угрожала опасность, ребёнок был изъят. Маме была предложена «Берегиня», бабушка отказалась его брать», — добавила Серова.
Дом Меркуловых

«Это не дом, а времянка из досок. Для летнего периода, как дачный вариант — возможно. Там висели оголённые провода, в любую секунду могло начаться возгорание, и это чудо, что они ещё живы», — продолжала замначальника Ингодинского отдела полиции.

«Никита? Да ничем он не занимается. Весь Остров от него стонет. Пусть она не врёт, что он у неё на домре играет и в кадетском классе учится», — это уже сосед.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий