Битва за историю

Владимир Карпец

Приходится возвращаться к вопросам, которые уже приходилось затрагивать. История страны есть история взаимоотношений политического и духовного.

И если в центре сегодняшнего политического противостояния стоит вопрос о единстве России или её расчленении (в конечном счете), то в духовной области речь идёт о том: сохранится ли духовной нашей основой святоотеческое Православие, или будет заменено неким «новым христианством», которое, в свою очередь, откроет путь и к политическому распаду. Можно лично как угодно относиться к патриарху Кириллу, но мы не паписты, и для нас недопустима «зацикленность» на первопредстоятеле: ни в плане восхваления, ни в плане хуления. До конца XVI века на Руси патриарха вообще не было, но вопрос о чистоте и единстве веры стоял не менее остро, чем сегодня.

Приходится вновь говорить о т.н. «Обществе христианского просвещения», заявившем о своей преемственности с т.н. Религиозно-философским обществом начала прошлого века, объединявшем либеральную интеллигенцию и поддержанном будущим «февралистским» епископатом. На самом деле всё понятно. На последнем, третьем, заседании ОХП (http://pravaya.ru/experiments/22799) речь формально шла о «феминизме» и «политических правах ЛГБТ», а, по существу — о борьбе с «будущим духовным концлагерем». То есть, с Русской Церковью и государственностью.

Но для начала — притча из «Древнего патерика». Новоначальный инок решил «помыслить о Пресвятой Троице», сказал об этом духовному отцу и получил епитимию в виде чистки отхожих мест. Исполнив ее, инок вновь попросил благословения и вновь получил епитимию — еще более строгую — на год. Все опять повторилось, и тогда инок был отправлен в затвор на сорок лет. По прошествии этого времени он явился к умирающему авве, и тот сказал : «А вот теперь ты можешь на одну минуту помыслить о Пресвятой Троице».

Принципиальная позиция ОХП — «богословие без благословения». Не говоря уже о том, что, строго говоря, в Церкви только три богослова — Иоанн Богослов, Григорий Богослов и Симеон Новый Богослов, а остальные в лучшем случае философы, историки или начетчики, само такое «богословие» есть «открытие наготы Отца», причём, на публику. Иными словами — богословие хамово .

Вот пример. То, что члены ОХП не публикуют в официальных отчетах, они помещают у себя в журналах. Вот,некий галерист гельманова разлива — о певице «мадонне»: «Кто это говорит? От чьего лица это говорится? — подумал я. Это Бог говорит? Да, вероятно… Но что-то больно не похоже на тот образ Бога, который транслируется патриархатной религиозностью. „Это говорит Богиня“, — пришла мне мысль. Не в том смысле, что Богиня это нечто уводящее от Бога в идолопоклонство, а в том, что у Бога есть „женская“ сторона» (http://bagdasarov-lj.livejournal.com/132455.html#comments). Двусмысленно играя словом «патриархатная», галерист словно не понимает: что, кому и как Бог говорит — всегда тайна, а вот выносить ее на люди, да еще и с очень примитивными политическими целями… Ну, мягко говоря…

Возможно, некоторые вещи дозволено говорить поэтам (дозволено ли? ), если они безкорыстны…

А здесь… «мадонна» «трансформировала мою внутреннюю структуру, открыв для меня как сущность патриархатного Контроля, так и открыв меня мессиджу феминизма» (там же).

На службу каковому разхристанный ( в буквальном смысле слова) автор в журнале с характерным названием Эгоист generation хочет поставить и, быть может, самую таинственную святую Евангельского повествования — св. Марию Магдалыни (http://www.egoist-generation.ru/2002/9_2002/magdalena.shtml). Но святая в любом случае не имеет отношения к современному феминизму, родившемуся в левом рабочем движении XIX столетия и ныне подхваченному уже с совсем иными целями «рассерженными горожанами», «поколением эгоистов». Эти иные цели — «антипатриархатные», то есть антицерковные, направленные именно против Русской Церкви, никогда не осуждавшей и одновременно не возносившей св. Марию, подобно Ватикану, но целомудренно о ней молчавшей, ограничиваясь каноническим празднованием. Ибо есть вещи, о которых не говорят. Или говорят очень прикровенно. Имеющие отношение лишь к Самому Концу.

Легенда о святой Марии Магдалыни как «первой феминистке» есть не почитание ее, а подлог. Автору этих строк доводилось указывать на исследования французских исследователей (Жана Робена, Ришара Бордеса и др.), указывавших на сознательное смешение образов святой и баснословной «рыбы-Мелюзины» как раз в годы, последовавшие за каролингской узурпацией, а ныне продолженной столь же двусмысленным «Приоратом Сиона». Это было сделано в книге «Русь Мировеева» (М., 2005), искаженные цитаты из которой (без ссылок, приписывая себе, разумеется) приводит галерист-феминист. Оставим последнее на его совести. Речь идет о другом. О приуготовлении к историческому пришествию «мнимой девы блудницы из колена Данова», чему, видимо, и служит т.н. «современное искусство» (собственно, это и не искусство как мастерство, а непрерывная «акция», скандал). Femme ecarlate — называет этот метаисторический архетип знающий в этом толк Жан Робен. Ради этого и пущено в ход богословие хамово.

zavtra.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий