Бои без правил

Семейный скандал

Нехамес Игорь

В судах бывшие супруги не жалеют ни друг друга, ни своих детей

Бывая в судах, я часто задумываюсь: как же так получилось, что Семейный кодекс – один из основополагающих документов, регулирующих семейно-брачные отношения, вдруг оказался плохо приспособлен к реалиям нашей жизни?!.. Не охватывающим всё многообразие конфликтных ситуаций?.. Ведь это ведёт к многочисленным злоупотреблениям со стороны одного из разведённых супругов. Что немедленно отражается на детях.

Мстительный папа

Одно из часто рассматриваемых дел в судах – развод. Очень редки здесь учёт интересов детей, вежливые отношения между разводящимися. Обычно жёны взывают к судам, с садомазохистской страстью рассказывая о том, как муж обижал, не давал денег (достаточных сумм, по разумению супруги), мало уделял внимания детям, равнодушно относился к тёще, не выполняя её поручений, и вообще – «всё уже кончено».

Муж тоже предъявляет свои претензии, говоря о равнодушии жены, вспоминает прошлые обиды. Так как ни одна из сторон не просит «об отложении дела с целью примирения», то судья переходит ко второй части иска – назначению алиментов.

Супруг не хотел добровольно уплачивать ежемесячно определённую сумму, а потому суд установил выплату 33 процентов со всех видов его заработка.

Одному из его сыновей к моменту развода было уже шестнадцать с половиной лет, а другому – четырнадцать. Поэтому суд пожелал выслушать и их тоже, чтобы справедливо рассмотреть вопрос по третьей части иска – об определении места проживания детей. Старший обидчиво буркнул, что любит обоих родителей, но будет жить там, где жил. А вот младший, видимо, мамин любимец, вдруг выкрикнул отцу: «Ты обвиняешь маму в том, что она погуливает, а тебе самому звонили разные тёти домой! Ты сам…»

Муж попросил адвоката: «Вы останьтесь, мне потом расскажете. А я больше в этом представлении участвовать не хочу!»

Судья стала монотонно зачитывать решение, не поднимая глаз: брак расторгнуть; назначить уплату алиментов в размере 33 процента со всех видов заработка бывшего супруга; место жительства детей определить по прежнему адресу.

Разведённая супруга начала демонстративно всхлипывать и подвывать, что, видимо, означало сожаление о прожитой жизни и о необходимости заботиться о детях. Окончательно мама разрыдалась в коридоре, но это уже никого не интересовало. Проходящий мимо судебный пристав, который каждый час делает обход здания, сделал ей замечание, мол-де она нарушает порядок, установленный в суде. Та перестала рыдать, но продолжала всхлипывать, потом вытерла платком лицо и медленно пошла к лифту. Дети семенили следом.

Выйдя из суда, женщина посмотрела по сторонам и на ступеньках суда выдала гневную тираду: «Сюда, подлец, на машине привёз! А обратно домой мне придётся идти пешком! Бесстыдником был, бесстыдником и остался!»

Адвокат бывшего супруга шёл следом и случайно услышал, как мама предложила детям зайти в кафе, чтобы заесть и запить горе. Они пошли вниз по улице, а адвокат – на автобусную остановку. Там его и застал звонок доверителя: «Ну как?»

Адвокат рассказал всю ситуацию и попутно проинформировал теперь уже разведённого супруга о том, что члены его семьи (бывшей семьи) пошли в кафе.

Доверитель этой информации очень обрадовался: «У меня осталось 15 минут, я всё успею!» Адвокат недоумённо пожал плечами. Эту фразу он смог понять только через три недели, когда в канцелярии по гражданским делам получал судебное решение и случайно встретился у дверей со своим процессуальным противником – бывшей супругой.

– Вы защищали подлеца! Он ушёл из суда и вывез все вещи моих детей, оставив только постельное бельё и одежду, а ещё – пустой письменный стол.

Так обидчивый папаша отреагировал на реплику младшего сына.

У этой истории было замечательное продолжение. Через 10 лет оба его сына одновременно женились и решили сыграть совместную свадьбу. Их мама так и не вышла замуж, стала поспокойнее, порассудительнее, помудрее. И предложила детям: «А вы пригласите отца на свадьбу. Всё-таки это ваш родитель!»

Те позвонили. Он неопределённо буркнул в ответ, что, возможно, будет.

В один из дней, когда бывшая жена ушла на работу, а сыновья тоже отсутствовали, он приехал и привёз все вещи обратно: два устаревших компьютера, видеокассеты, какие-то плакаты, которые висели в детской комнате на стенах, всякую мелочь, а также японскую говорящую авторучку, после нажима на кончик которой были слышны слова на гнусавом русском языке: «Пиши со мной правильно, не подводи меня».

На совместную свадьбу сыновей родитель так и не пришёл…

А ведь всего этого, возможно, и не произошло бы, если бы судья, определяя место жительства детей, в своём решении указала: «За детьми сохраняются принадлежащие им все детские вещи, имущество, которым они пользовались, а также игры, оборудование и приспособления, которыми пользовались ранее дети».

По совету тёти

В сорок один год Василий Васильевич женился. Укладчицей парашютов на руководимом им предприятии работала 25-летняя Настя. Каждый день один из руководителей предприятия выборочно проверял качество укладки, потому что от добросовестности сотрудников зависела в самом прямом смысле жизнь парашютистов.

Однажды Василий Васильевич сам пришёл в одно из производственных помещений и заприметил улыбчивую, приветливую и очень вежливую девушку. Следя за её руками, невольно обратил внимание на её гибкую фигурку. Начали встречаться. Дальше – больше.

Четыре года были счастливы в браке, а потом Настенька начала погуливать. Василий Васильевич не стерпел и подал на развод. Хотя трёхлетнюю дочку очень любил и был привязан к семье, но измены простить не мог. За два дня до предварительного судебного заседания в гости приехала из Воронежской области бабушка – тётя матери Василия.

Суд после беседы назначил основное заседание через двадцать дней, а вечером во время семейного чаепития бабушка-тётя вдруг сказала:

– Васятка, я внимательно смотрела на твою дочку, вспоминала всех наших родственников и могу сказать, что это ребёнок не твой.

И вынесла вердикт:

– Надо всё проверить!

Авторитет бабушки-тёти был непререкаем. Позвонили адвокату – что делать?

Адвокат приехал к ним домой и предложил оспорить отцовство. Был подан встречный иск. Удивлённая судья не могла понять: как же так, ребёнок родился в браке, в загсе отец признал его, а теперь вдруг засомневался? Но у стороны было право оспаривать, как это и предусмотрено действующим законодательством. Правда, суд все расходы по проведению судебной медицинской генетической экспертизы возложил на подателя встречного иска. А через два месяца после сдачи всех анализов и проведения необходимых процедур пришёл ответ – Василий Васильевич не является отцом ребёнка.

Когда в судебном заседании судья зачитала экспертное заключение, то в помещении установилась гробовая тишина. Бабушка-тётя истово перекрестилась. И вдруг все участники судебного процесса расслышали, как находящаяся в трансе мама ребёнка произнесла:

– Неужели это Димка, когда я ездила на десятилетие встречи выпускников? Но ведь было всего один раз…

Брак расторгли, а так как по суду Василий Васильевич отцом признан не был, то и алименты на ребёнка не назначили.

Суд юридических консультаций не даёт – это не положено по закону, потому что он является арбитром между сторонами и ищет истину. И получилось, что Настенька оказалась «соломенной женой». Она не может получать пособие как мать-одиночка, потому что родила в браке, но суд признал, что родила она не от своего супруга…

Юридическая коллизия налицо. А страдающей стороной здесь стал ребёнок.

Книга расходов

Во время этого развода отец потряс всех. Он соглашался на уплату алиментов добровольно, готов был уплачивать по 55 тысяч рублей в месяц, в общем-то, неплохая сумма. Но поставил три условия. Супруга, получатель алиментов на несовершеннолетнего их общего ребёнка, обязана вести ежемесячно книгу расходов, из которой было бы ясно, что она тратит все средства только на ребёнка. Отец потребовал еженедельных свиданий со своим ребёнком по субботам или воскресеньям в течение шести часов, о чём он обязуется уведомлять бывшую супругу телеграммой не позднее 19 часов среды. А супруга должна вести ещё одну книгу – выдачи ребёнка и его возврата после свидания. И, наконец, отец потребовал, чтобы ребёнок выбрал общесемейную профессию, которая была у дедушки и бабушки, а также сейчас у его отца, – быть инженером-механиком. В этом случае он обязуется продолжать выплату алиментов в прежнем размере до получения ребёнком диплома о высшем образовании и до даты устройства его на работу.

С третьим пунктом претензий отца всё было понятно, а вот с двумя первыми возникли вопросы, и судья их задала отцу:

А уход матери за сыном должен оплачиваться или нет? А оплата жилищно-коммунальных услуг должна частично возмещаться из выплачиваемых им алиментов? А оплата занятий в секции, куда ходит заниматься его сын, должна ложиться на чьи плечи?

Отец же имел в виду только покупку одежды и обуви, а также питание и транспортные расходы.

Заседание продолжалось шесть часов, пока стороны пришли к консенсусу по первому вопросу. Правда, здесь же и удовлетворили претензию отца о том, чтобы бывшая супруга вела ежемесячно книгу расходов – куда пошли алименты, а отец мог бы ежемесячно проверять записи.

Супруга расплакалась. Но судья была неумолима: родитель имеет право осуществлять контроль за расходованием передаваемых им средств.

По второму вопросу судья удивлённо спросила:

– А зачем вести книгу о том, когда вы забираете ребёнка и когда возвращаете?

Отец рассказал, приведя пример, как бывшая жена его друга, желая отомстить, написала в милицию заявление, что отец похитил ребёнка, хотя прекрасно знала, что они уехали на два дня на рыбалку. Друг оправдаться не сумел и оплатил десять тысяч рублей штрафа. Хорошо, что дело этим и окончилось.

Судебное решение составило 24 страницы, но зато уже каждый из супругов чётко знал свои права и обязанности. Мальчик в судебном заседании не участвовал и лишь удивлённо хмыкал, когда в конце месяца мама собирала чеки, подкалывала их к листочку, а потом делала какие-то записи в тетради.

Но, возможно, при нынешней жизни, когда деньги – это чуть ли не главное, подобные взаимоотношения тоже имеют право на жизнь?

По полной программе

Клавдия Петровна, красная от негодования, пришла на консультацию. Села напротив адвоката и разрыдалась:

– Эта, эта… не даёт мне видеться с внуком! Когда я ей звоню и прошу о встрече, то она мне мстительно говорит: «Ты не удержала своего сыночка возле меня, а теперь получай по полной программе!»

Однажды, когда мальчик звонил бабушке, мать случайно раньше вернулась домой и отхлестала его по щекам. Мальчик держал в руке трубку, и бабушка всё слышала. Сердце у неё буквально обливалось кровью.

Адвокат сказал, что поможет восстановить справедливость. Был подан иск в суд, где адвокат апеллировал к требованиям части первой статьи 7 Семейного кодекса РФ, где предусмотрено, что бабушка, а ещё дедушка, братья, сёстры, а также другие родственники имеют право на общение с ребёнком. Был приложен к данному иску и отказ отдела опеки и попечительства в содействии о встречах с внуком. Ничтоже сумняшеся инспектор ссылалась на отзыв матери ребёнка, будто бабушка плохо влияет на её сына и якобы настраивает его против матери. Вместо того чтобы вызвать бабушку, получить объяснения от неё и устроить встречу спорящих сторон, орган опеки и попечительства ограничился отпиской.

В суде ответчица указывала истинные и мнимые прегрешения бабушки: почему не помогает деньгами и не даёт хотя бы по двадцать тысяч рублей в месяц? Почему не обещает кормить внука обедом и ужином, пока мама на работе? Почему не делает ему подарки, но заставляет мальчика работать по дому, выполняя её просьбы?

Бабушка показала в суде своё пенсионное удостоверение, где указана пенсия в двенадцать тысяч рублей. Как же она может давать по двадцать тысяч рублей в месяц? Бабушка сказала, что мальчик ездит «через пол-Москвы» к себе в школу и вполне может зайти в магазин или выполнить другую несложную просьбу бабушки. То есть каждый говорил своё.

К концу судебного разбирательства мать ребёнка приберегла самый сильный довод:

– А сыночек-то ваш, папа ребёнка, со своим отпрыском не встречается! И не звонит! Только алименты платит.

Бабушка расплакалась и в отчаянии всё повторяла: «Разреши мне хотя бы раз в месяц видеться с внуком, я сама готова приезжать к вам домой». И от бывшей снохи услышала:

– Ещё и тебя кормить?!

Судья сделала ответчице замечание. В итоге раз в месяц встречи на два часа были разрешены, но в присутствии представителя по опеке и попечительству.

Судья выбрала наиболее справедливое решение. Возможно, в будущем мать и смягчится, да и сын растёт. Но всё-таки это так бесчеловечно: лишать его любви родственников, их советов, их причастности к воспитанию ребёнка.

P.S.

…Да, невелик по объёму Семейный кодекс. Да, в нём не предусмотрены все конфликтные ситуации. Но даже при существующих статьях закона у внимательных судей есть возможность сохранить нормальные отношения между разводящимися, обеспечить права детей и их родственников. Ведь залог нравственного здоровья нашего общества – это семья.

Источник:«Литературная газета»
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий