Быть геем в Китае означает уметь вертеться

Все больше геев в стране подчиняются традиционным социальным нормам – и женятся на лесбиянках 

Цзы Хэн Лим (Zi Heng Lim)

Китай. Однополые браки

Всякий раз, когда Бенджамин Чжан говорит о браке, он обильно использует такие слова, как «работа», «долг», «мои родители», «проблема» и «срочно».

«Самая актуальная проблема для меня на данный момент – найти супругу. Я уже не молод. Я вижу, как мои сверстники один за другим женятся и заводят детей, а у меня так никого и нет. Я просто ощущаю себя неполноценным», — говорит 31-летний уроженец северо-восточного города Харбин, отмечая при этом, что он любит детей и надеется однажды иметь своих. «Когда я женюсь и заведу ребенка, это будет значить, что я исполнил свой долг сына. Это самое важное для меня».

Бенджамин разделяет тревогу миллионов других неженатых молодых людей в Китае, где само собой разумеется, что люди, достигшие брачного возраста, начинают задумываться о создании своей семьи.

Однако, в отличие от них, Бенджамин ищет себе жену-лесбиянку.

Бенджамин — гей, и он пытается устроить себе синхунь  – это новое китайское понятие, введенное в обращение для обозначения «брака-сотрудничества» между мужчиной-геем и женщиной-лесбиянкой. Брак, по сути, является фикцией: муж и жена продолжают отношения со своими однополыми партнерами и даже могут не жить вместе.

Эксперты и члены ЛГБТ-сообщества говорят, что тот факт, что представители  ЛГБТ вынуждены подстраиваться под социальные нормы, заключать брак с представителями противоположного пола и рожать детей, доказывает, что им еще многое предстоит предпринять, чтобы изменить традиционное отношение общества и ликвидировать дискриминацию в отношении геев.

***

В течение многих десятилетий в Китае скрытые геи женились на ничего не подозревающих гетеросексуальных женщинах, чтобы скрыть свою гомосексуальность. По оценкам Чжана Бэйчуаня, профессора медицинского факультета Университета Циндао, занимающегося проблемами геев, в Китае порядка 20 миллионов гомосексуальных и бисексуальных мужчин, 80% которых женаты на гетеросексуальных женщинах. Это значит, что на настоящий момент порядка 16 миллионов гетеросексуальных женщин замужем за геями. Раньше подобное обычно переживалось за закрытыми дверями, однако в июне прошлого года на проблему обратила внимание широкая общественность, когда 31-летняя невеста из Сычуаня выбросилась из окна, узнав, что ее муж гей.

Однако такой расклад устраивает не всех геев в Китае. «Это очень безответственно. Вы знаете, что не можете иметь нормальные сексуальные отношения с женщиной. Вы причиняете ей боль», — комментирует Бенджамин, чьи родители и коллеги, не зная о его ориентации, в течение некоторого количества лет пытались свести его с 20 девушками.

«Я соглашаюсь пойти на свидание вслепую, а затем возвращаюсь домой и говорю, что девушка мне не подходит. Каждый раз, когда я говорю девушке “нет”, я чувствую, что помогаю ей, потому что я не могу ничего поделать», — вздыхает он.

Для представителей ЛГБТ-сообщества синхунь — наименее болезненный и набирающий все большую популярность способ удовлетворить ожидания общества и родителей о вступлении в гетеросексуальный брак. На онлайн-портале Chinagayles.cim, одном из первых и крупнейших в Китае по подбору супругов для «брака-сотрудничества», зарегистрировано более 160 000 пользователей. По заявлению самого портала, с момента их основания в 2005 году было успешно подобрано уже около 20 000 пар. Так же, как и в других социальных сетях, пользователи указывают на сайте личные данные, включающие профессию, ежемесячный заработок, образование и статус «хукоу».

«Если вы меня спросите, ощущаю ли я свою беспомощность, то да, разумеется. Но что я могу поделать? Если бы я стал жить со своим партнером, что сказали бы мои родители? Они — приверженцы традиций. Они не смогут принять этого», — говорит он. «Я также хочу, чтобы они могли говорить своим друзьям, что их сын — нормальный, что он женат, и у него есть семья».

Давление со стороны родителей стало настолько сильным, что Бенджамин в конечном итоге переехал в Малайзию.

***

Культурная концепция «продолжение родословной» имеет доминирующее значение в китайской культуре. Древний философ Мэн-цзы утверждал, что из трех возможных предательств в отношении своих родителей худшим  является отсутствие наследника; в китайском языке пожелание «умереть, не оставив наследника» до сих пор остается одним из самых грязных проклятий.

«Политика одного ребенка» усугубляет проблему.

«Я — единственный ребенок в семье. Мне нужно продолжать свой род. Я в ответе перед своей семьей», — говорит Бенджамин. «Иногда я размышляю о том, что было бы, если бы у моих родителей было двое детей? Но так как у них только я, если я эгоистично продолжу вести свой гейский образ жизни и останусь холостяком, мне кажется, что я их подведу, огорчу их».

27-летний Патрик Цай вспоминает, как расстроены были его родители, когда он признался им два года назад.

«Они отказывались поверить в это. Они рыдали, а затем слезы перешли в истерику. Родители взволнованно причитали, что для них это равносильно тому, что с дорогим им человеком приключилась страшная беда», — рассказывает уроженец провинции Чжэцзян, который встречается со своим приятелем на протяжении 3-х лет. «Они сейчас ведут себя более разумно, но в то время я действительно не ожидал, что реакция с их стороны будет настолько сильной».

Не помогает в этом вопросе и тот факт, что в Китае информация на тему гомосексуальности в кино и в интернете находится во власти цензуры. Однако Гэн Лэ, владелец крупнейшего китайского сайта для геев danlan.org, говорит, что уже сейчас в Китае обсуждение проблем представителей ЛГБТ-сообщества и однополых браков проходит более свободно в сети, нежели в реальности, так как государственный контроль над интернетом слабее, чем над газетами. Опрос, проведенный в феврале популярным новостным порталом Sina.com, которому также принадлежит китайский аналог твиттера Weibo, показал, что большинство респондентов поддерживает однополые браки. Сайт мгновенных сообщений QQ.com провел схожий опрос, и более 90% респондентов высказались в поддержку легализации однополых браков.

Однако в основном активисты ЛГБТ говорят, что даже образованные, активно пользующиеся интернетом горожане, которые заявляют о своей терпимости к геям, на самом деле не такие уж и лояльные.

«Многие родители говорят, что это личный выбор каждого, однако когда это касается их детей, ответ – однозначное “нет”»,  — сетует Дянь-Дянь, студентка магистратуры в Гонконге и волонтер в Common Language, пекинской организации по борьбе за права лесбиянок,  бисексуалок и трансгендеров.

«Для семей многих представителей ЛГБТ-сообщества гетеросексуальная природа брака непреложна. Потому от них ожидают брака с человеком противоположного пола – чтобы была семья и социальное прикрытие», — говорит Ребекка Карл (Rebecca Karl), доцент восточноазиатских исследований в Университете Нью-Йорка.

«Большинство мне знакомых гей-пар, даже если их родители знают об их гомосексуальности и совершенно нормально к этому относятся, испытывают давление в том смысле, что они должны вступить в официальный брак с представителем противоположного пола и родить ребенка», — поясняет Карл.

Дянь-Дянь – как раз такой пример.

«Мой дядя считает, что однажды я “изменюсь”. Он очень отчетливо сказал мне, что я могу встречаться с девушкой, но в какой-то момент мне придется выйти замуж и иметь свою собственную семью, под которой он подразумевает гетеросексуальный брак», — говорит 24-летняя девушка.

С другой стороны, мать Дянь-Дянь никогда не протестовала против гомосексуальности своей дочери. Но даже она полагает, что геям обязательно жениться.

«Вероятно, она видит в браке традиционную ценность, потому что издревле мы употребляем выражение чэн цзя ли е (создать семью и сделать карьеру), и создание семьи для них естественным образом подразумевает мужчину и женщину», — поясняет Дянь.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий