Диакон и плагиат

Николай Антонов

Заштатный клирик Тамбовской епархии диакон Сергей Баранов написал открытое письмо патриарху. Это все равно, как если бы младший офицер обратился к главнокомандующему, чтобы объявить о том, что уходит из армии. Казалось бы — ну, уходит и уходит, у каждого своя дорога, но зачем же кричать об этом на весь белый свет?

Дело в том, что Баранова глубоко «перепахал» приговор суда, вынесенный на днях в отношении участниц Pussy Riot. А где начинается PR (аббревиатура названия панк-группы) заканчивается здравый смысл.

«В связи с позорными событиями последних месяцев и в особенности вынесенным при прямом подстрекательстве священноначалия Русской Православной Церкви и людей, по недоразумению именующими себя «православными гражданами» неправосудным приговором в отношении Pussy Riot, я, заштатный клирик Тамбовской епархии диакон Сергий Баранов, официально объявляю о своем полном и безусловном разрыве отношений с Русской Православной Церковью Московского Патриархата и ходатайствую о снятии с себя священного сана».

Переход в другую религию (да, да, есть такая религия, согласно которой Бог сначала создал права Адама, а уж потом самого Адама) «расстриженный» Баранов начал с вранья. Ведь, осуждая акцию великовозрастных «девчонок» в морально-нравственном аспекте, в то же Русская православная церковь просила о снисхождении для них: « ...обращаемся к государственной власти с просьбой проявить в рамках закона милосердие к осужденным в надежде на то, что они откажутся от повторения кощунственных действий», — говорится в письме.

Но Баранов, заявляя о «подстрекательстве» своей, теперь уже бывшей для него церкви, не услышал то, что не укладывается в его интерпретацию. Точнее намеренно не захотел услышать. Думать так заставляют некоторые совпадения.

Сравните, например, это: «Сейчас тысячи людей стали сторонниками Pussy Riot, потому что этот суд показал, что любого человека могут посадить за все, что угодно, мотивируя принятое решение чем угодно и как угодно...»

И это: «Сейчас тысячи людей стали сторонниками Pussy Riot. Потому что этот суд показал, что любого человека могут посадить за все, что угодно».

Первый кусок принадлежит электронному перу Сергей Баранова, второй — обозревателю «Эха Москвы» Антону Ореху.

Читаем дальше: «Мы стали свидетелями того, как в 21 веке в светской и якобы правовой и демократической стране фактически состоялся суд церковной инквизиции, где решения обосновывались фантастическими документами полуторатысячелетней давности» (Орех).

«Мы стали свидетелями того, как в 21 веке в светской и якобы правовой и демократической стране фактически состоялся суд церковной инквизиции, где мотивировочная часть приговора обосновывалась Лаодикийским поместным собором 4-го века» (Баранов).

«Дело Pussy Riot еще больше укрепило изоляцию России от остального мира, который мало того, что считает нашу страну агрессивной и несвободной, так она еще оказывается и страной судебно-религиозного мракобесия» (Орех).

«Дело Pussy Riot еще больше укрепило изоляцию России от остального мира, который мало того, что считает нашу страну агрессивной и несвободной, так она еще оказывается и страной судебно-религиозного мракобесия» (Баранов).

Справедливости ради стоит отметить, что бывший диакон позаимствовал «свои» мысли не только у обозревателя «Эха Москвы». Вот еще несколько любопытных первоисточников.

Николай Сванидзе: «... потому что, на мой взгляд, истинно верующие люди – они, во-первых, открывали Библию, они открывали священные писания, они знают, что по подобным поводам там говорится, они знают, что такое милосердие, они знают, что такое просто адекватность».

Сергей Баранов: «Потому что, на мой взгляд, истинно верующие люди – они, знают Священное Писание, они знают, что заповедовал нам Господь, они знают, что такое милосердие, они знают, что такое всепрощение и ЛЮБОВЬ! Они знают, в конце концов, что такое адекватность».

Светлана Горячева: «Я остаюсь верующей христианкой, но находиться в одной церкви с лжецами, стяжателями и мракобесами считаю для себя совершенно невозможным из соображений этики. Я дорожу своей верой, но остаться после случившегося в РПЦ означало бы, что я одобряю их действия и, следовательно, соучаствую в них. Считаю, что церковь нуждается в очищении и обновлении – лишь тогда человек честный и порядочный сможет с чистой совестью вновь переступить ее порог».

Сергей Баранов: «Я остаюсь верующим христианином, но находиться в одной Церкви с лжецами, стяжателями и лицемерами, считаю для себя совершенно невозможным из соображений этики. Я дорожу своей верой, но остаться после случившегося в РПЦ означало бы, что я одобряю их действия и, следовательно, соучаствую в них. Считаю, что Церковь как институт нуждается в очищении и обновлении – лишь тогда человек честный и порядочный сможет с чистой совестью вновь переступить ее порог».

Повторение, конечно — мать ученья (в том числе и священного), но сплошное повторение — это уже заикание. Напрасно Баранов добавил (надеюсь, что хоть здесь лично от себя): «Я предполагаю, сколько грязи, измышлений и пакостных слов выльют на меня священноначалие, собратья и православные фундаменталисты»

Ну что ж вы так плохо о собратьях-то думаете, пускай теперь и бывших для вас. Вам — не «измышления» придумывать, вам сочувствовать надо, ибо на Руси убогих всегда жалели.

Общая газета

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий