Интернет переполнен кадрами сексуального насилия над детьми: что с нами случилось?

Педофилия

Майкл Келлер (MICHAEL H. KELLER),
Гэбриел Данс (GABRIEL J.X. DANCE)

Онлайновые злодеи создают и делятся противозаконным материалом, который скрывается под завесой современных технологий. Компании информационных технологий, государство и органы власти не в силах им противостоять.

Это ужасные снимки. Дети, часто трех- , четырехлетнего возраста, подвергаются сексуальному насилию, а в некоторых случаях пыткам.

Кадры сексуального насилия над детьми делают и распространяют в сети для удовлетворения извращенной одержимости взрослых. Но такого как сейчас, не было никогда. В прошлом году IT-компании сообщили о рекордном количестве таких онлайновых фотографий и видео, составившем 45 миллионов.

Чуть больше 10 лет назад это количество составляло менее миллиона, но уже тогда распространение таких изображений достигло кризисной точки. Информационно-технологические компании, правоохранительные органы и вашингтонские законодатели отреагировали на этот рост, пообещав принять новые меры, чтобы обуздать это проклятие. В 2008 году был принят знаковый закон.

Однако количество обнаруженного контента продолжало увеличиваться, причем в разы.

«Нью-Йорк таймс» провела расследование и выявила ненасытное преступное подполье, которое невозможно сдержать теми недостаточными и зачастую ошибочными мерами, которые принимаются. Многие IT-компании слабо контролируют кадры сексуального насилия, появляющиеся на их платформах, а при обнаружении их недостаточно активно сотрудничают с властями. Та же ситуация сложилась с ненавистническими высказываниями и с пропагандой терроризма.

Занимающиеся этой проблемой правоохранительные органы недоукомплектованы и слабо финансируются, хотя объем работы у них постоянно увеличивается.

Министерство юстиции, которому конгресс предоставил обширные полномочия и поставил большие задачи, пренебрегает даже составлением обязательных докладов о ситуации. Кроме того, оно не назначило ответственное должностное лицо, которое возглавило бы работу по ужесточению преследования правонарушителей. А организация, призванная контролировать такие изображения, играя роль промежуточного федерального звена между IT-компаниями и властями, слабо оснащена и плохо подготовлена к выполнению этих требований, которых становится все больше.

Недавно эта организация под названием Национальный центр пропавших и эксплуатируемых детей (National Center for Missing and Exploited Children) приняла участие в подготовке доклада, в котором отмечается, что система достигла предела прочности, и что «сообщений о непристойных изображениях гораздо больше, чем возможностей для практических действий у независимых надзорных организаций и правоохранительных органов». Там говорится, что единственный способ справиться с преступниками — это дальнейшее развитие машинного обучения.

Журналисты «Нью-Йорк таймс» просмотрели более 10 тысяч страниц полицейских и судебных документов, провели тестирование программного обеспечения в целях оценки доступности таких изображений через поисковики, сопровождали следователей во время рейдов и обысков, а также беседовали с полицейскими, законодателями, руководителями интернет-компаний и правительственными чиновниками. Кроме того, они провели серию бесед с педофилом, который ведет сайт с 17 тысячами таких изображений, и который скрыл свою личность при помощи программного шифрования.

Давая интервью, многочисленные жертвы со всех концов США в ужасающих подробностях рассказывали о том, как перевернулась их жизнь из-за сексуального насилия. Дети, которых насиловали родственники и незнакомые люди, объясняя, что это нормально. Взрослые, подвергшиеся насилию много лет назад, но до сих пор живущие в страхе, что их узнают по фотографиям и видео в интернете. И родители пострадавших, так и не преодолевшие чувство вины за то, что не предотвратили насилие в отношении своего ребенка, и не могущие остановить распространение таких изображений в онлайне.

Многие жертвы и их родственники заявили, что их мнение о человечестве кардинально изменилось из-за самих преступлений и из-за спроса на изображения этих преступлений в онлайне.

«Я действительно не знаю, что с этим делать, — сказала одна женщина, которую в 11-летнем возрасте подверг сексуальному насилию отец, снявший свои действия на видео. — Ты пытаешься жить нормально, не позволяя, чтобы это влияло на твою жизнь. Но что касается кадров, то из-за них все это стоит у меня перед глазами как наяву».

Журналистское расследование «Нью-Йорк таймс» показало, что проблема по своим масштабам носит глобальный характер. Большинство обнаруженных в прошлом году изображений было сделано в других странах. Однако корень проблемы несомненно находится в США, потому что Кремниевая долина играет центральную роль в содействии распространению этих изображений, далеко не все сообщая властям.

Этот материал, который обычно называют детской порнографией, появился еще до цифровой эпохи, однако камеры смартфонов, социальные сети и облачные хранилища дали возможность плодить и множить эти изображения высокими темпами. Растиражированные и новые изображения заняли все уголки интернета, в том числе такие очень разные платформы как приложение Facebook Messenger, поисковая система компании «Майкрософт» Bing и облачное хранилище Dropbox.

Особенно тревожной тенденцией стало то, что онлайновые группы сегодня делятся изображениями совсем маленьких детей и насилия в крайних формах. Эти группы пользуются технологиями шифрования и темной паутиной, которая является огромным подбрюшьем интернета. Они учат педофилов совершать преступления, фиксируя это на видео, а потом распространять снятые кадры насилия по всему миру. На некоторых онлайновых форумах детей заставляют показывать плакаты с названиями этих групп и с другой опознавательной информацией в доказательство того, что кадры свежие.

Сообщений о таких фактах и кадрах насилия поступает огромное множество, и правоохранительные органы страны говорят, что они зачастую не справляются. Кто-то пытается хоть как-то уменьшить объем нагрузки, сосредотачивая первоочередное внимание на преступлениях против самых маленьких жертв.

«Идешь домой и думаешь, Боже мой, то, что приходится расставлять приоритеты по возрасту, это реально страшно», — сказала детектив Пола Мирс (Paula Meares), работающая в полицейском управлении Лос-Анджелеса и более 10 лет расследующая сексуальные преступления против детей.

В определенном смысле налицо прогресс, потому что обнаруживать эти нарастающие проблемы стали все чаще. По закону информационно-технологические компании обязаны докладывать о появлении изображений насилия над детьми только тогда, когда они их обнаруживают. Заниматься поиском от них никто не требует.

Столкнувшись с тем, что мониторинг материала ведется неравномерно, некоторые ведущие IT-компании, в том числе, «Фейсбук» и «Гугл», усилили надзор на своих платформах. Давая интервью, руководители некоторых фирм указывали на факты добровольного мониторинга и на рост числа докладов, заявляя, что это свидетельствует о их твердой решимости преодолеть существующие проблемы.

Однако полицейская документация, почтовые сообщения, а также интервью, взятые у 30 с лишним руководителей правоохранительных органов на уровне штатов и федерального звена, показывают, что некоторые компании в этом отношении недорабатывают. У них уходят недели и даже месяцы на то, чтобы ответить на вопросы властей, а иногда они вообще не отвечают. Зачастую в своих ответах они сообщают, что у них нет записей, причем даже тех случаев, о которых они докладывали.

А когда IT-компании сотрудничают в полной мере, шифрование и анонимизация создают надежные цифровые укрытия для преступников. В марте «Фейсбук» объявила о планах закодировать свой мессенджер, в котором в прошлом году появилось 12 из 18,4 миллиона сообщений со всего мира о сексуальном насилии над детьми. Об этом рассказали люди, знакомые с этими сообщениями. В докладах правоохранительным органам обычно содержится информация не об одном, а о нескольких изображениях. В прошлом году количество таких фото и видео достигло рекордной отметки, составив 45 миллионов, о чем сообщил Национальный центр пропавших и эксплуатируемых детей.

Все это время преступники продолжают накапливать материал и торговать им.

В принятом в 2008 году законе многие из сегодняшних проблем предугаданы, однако редакция «Нью-Йорк таймс» обнаружила, что федеральное правительство не соблюдает некоторые важные аспекты данного закона.

Министерство юстиции подготовило лишь два из шести требуемых по закону докладов, в которых должны быть собраны данные об интернет-преступлениях против детей и поставлены цели по искоренению этих преступлений. Кроме того, ответственных за эту работу министерство регулярно меняет. Первый человек на этом посту Фрэнси Хейкс (Francey Hakes) сказала, что с самого начала было ясно: никто не считает «эту должность важной, как о том написано в принятом конгрессом законе».

Федеральное правительство тоже оказалось не на высоте, поскольку не обеспечивает установленное законом финансирование, что серьезно препятствует работе по искоренению этой пагубной деятельности в интернете.

Конгресс регулярно выделяет около половины из 60 миллионов долларов ежегодного финансирования на эти нужды правоохранительных органов в штатах и на местах. В этом году Министерство внутренней безопасности передало почти шесть миллионов долларов из средств подразделений по борьбе с киберпреступностью на нужды иммиграционных органов, истощив бюджет этих подразделений еще до последнего месяца финансового года.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий