Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для программы «Хард ток» на телеканале «Би-Би-Си», Москва, 16 апреля 2018 года

Сергей Лавров

Вопрос: На прошлой неделе весь мир был глубоко обеспокоен в связи с возможностью прямого военного противостояния между США и Россией. Как Вы считаете, насколько близко мы подошли к такому развитию событий?

С.В.Лавров: Я не считаю, что мы подошли уж очень близко. Я считаю, что данную ситуацию создали наши западные коллеги, которые повели себя крайне безответственно. Они обвинили сирийские власти в применении химического оружия против мирного населения и заодно обвинили нас как союзников сирийского Правительства. Причем они сделали это, не дожидаясь, пока инспекторы ОЗХО осмотрят место происшествия. На самом деле, именно в тот момент, когда представители ОЗХО были готовы отправиться из Ливана в Сирию, и были нанесены эти удары. Как объяснили наши военные, канал связи для предотвращения непредвиденных инцидентов (так называемый «деконфликтинг») постоянно работает.

Вопрос: Я хочу кое-что уточнить, и давайте попробуем обойтись без профессионального жаргона. Я правильно понимаю, что Соединенные Штаты и их союзники заранее проинформировали вас о готовящихся ударах, и вы со своей стороны заверили их, что со стороны России не последует ответного удара?

С.В.Лавров: Я бы предпочел не вдаваться в детали относительно этих рабочих контактов между нашими военными. У военных России и США имеется канал связи как между двумя столицами, так и в самой Сирии, и наши военные весьма профессионально обсуждают между собой все подобные вопросы. Они прекрасно понимают друг друга. Возможно, они как никто другой понимают всю опасность подобных авантюр.

Вопрос: Г-н Лавров, этот кризис ведь еще не закончился, правда?

С.В.Лавров: Это зависит от тех, кто устроил весь этот кризис.

Вопрос: Если посмотреть на заявления ваших дипломатов, вывод напрашивается сам собой. Так, например, ваш посол в США заявил, что эти авиаудары не останутся без последствий. Владимир Путин назвал это незаконным актом агрессии. Мир хочет знать: что Россия намерена делать?

С.В.Лавров: Это констатация факта. А последствия, несомненно, будут. Мы, я бы сказал, утратили последние остатки доверия по отношению к нашим западным друзьям, которые предпочитают опираться в своих действиях на очень странную логику — «наказания без вины не бывает». Например, они сначала наказывают нас за Солсбери, а потом ждут, когда Скотленд-Ярд закончит расследование. Сначала наказывают за Думу в Сирии, а потом ждут, когда эксперты ОЗХО приедут и осмотрят место происшествия. То есть эта «тройка» западных стран действует по принципу «раз наказали, значит виноват».

Вопрос: По поводу тех инцидентов, о которых Вы только что упомянули, — Думы и дела Скрипалей — мы с Вами еще поговорим подробно. Но сначала я хотел еще поговорить с Вами о состоянии наших дипломатических отношений. Постоянный представитель США при ООН Н.Хейли заявила, что Соединенные Штаты остаются «в полной боевой готовности». Как бы Вы отреагировали на такого рода заявление?

С.В.Лавров: Мне кажется, им сначала нужно навести порядок у себя дома, в Вашингтоне. Мы полагаем, что такого рода заявления может делать только или верховный главнокомандующий, или военное руководство. У российских и американских военных, как я уже сказал, есть канал связи для предотвращения непредвиденных инцидентов, но это конфиденциальная информация.

Вопрос: Вы говорите о дефиците доверия, вернее, Вы говорите о полном отсутствии доверия.

С.В.Лавров: Я сказал, что мы утратили последние остатки доверия. Остатки — это еще не полное отсутствие.

Вопрос: Я хочу задать еще один очень простой вопрос.  Когда Вы, Министр иностранных дел Российской Федерации, утром просыпаетесь и читаете в «Твиттере», что Президент и верховный главнокомандующий США фактически угрожает вам и говорит: «Готовься, Россия! Сейчас к вам прилетят наши хорошие, новые, умные ракеты!», что Вы по этому поводу думаете?

С.В.Лавров: Я думаю по этому поводу, что Президент США написал что-то в «Твиттере».

Вопрос: И как Вы реагируете на его твиты?

С.В.Лавров: Как говорится, все познается на практике. Мы решили посмотреть, как эти «новые», «умные» и «хорошие» ракеты покажут себя во время удара. По нашим подсчетам, две трети ракет не достигли цели, поскольку были благополучно сбиты.

Вопрос: Но никаких доказательств у вас нет, правильно?

С.В.Лавров: Министерство обороны России представило свою оценку и готово к профессиональной дискуссии по данному вопросу.

Вопрос: Мы еще вернемся с Вами к вопросу о достоверности той информации, которую предоставляют все участники этого конфликта, но сейчас давайте еще немного поговорим о дипломатии. Премьер-министр Великобритании Т.Мэй, и французский Президент Э. Макрон очень четко отметили в своих заявлениях, что единственной целью этой операции было предотвратить дальнейшее применение химического оружия сирийскими властями. Операция не преследовала цель каким-то образом повлиять на ход сирийского конфликта и уж, конечно, не была направлена на смену режима в Дамаске.

С.В.Лавров: Это они так сказали.

Вопрос: А Вы с этим не согласны?

С.В.Лавров: Нет, не согласны. Ваша программа называется «Хард ток» – «Непростой разговор», а нам нужны «хард фэктс» — конкретные факты. А все эти заявления про «хайли лайкли» (с высокой долей вероятности) выглядят попросту смехотворными.

Вопрос: Простите, когда Вы говорите «с высокой долей вероятности», Вы что имеете в виду? Заключение экспертов о том, что силы Президента Б.Асада применили в Думе химическое оружие?

С.В.Лавров: Нет, когда я говорю про выражение «хайли лайкли» (с высокой долей вероятности), я имею в виду, что это новое изобретение британской дипломатии, которым Великобритания прикрывается, когда наказывает людей. Она заявляет, что эти люди «с высокой долей вероятности» виновны. Знаете, у Л.Кэрролла в книжке «Алиса в Стране чудес» есть сцена суда, и там, когда король спрашивает: «Может, сначала выслушаем присяжных?», королева кричит: «Никаких присяжных! Сначала приговор, а потом уж вердикт присяжных!» Вот это и есть — «с высокой долей вероятности».

Вопрос: Хорошо, это Ваше мнение. Давайте теперь поговорим о том, что случилось в Думе. Но прежде позвольте задать Вам очень простой вопрос. Россия выступает против применения химического оружия и считает, что те, кто применяет химическое оружие, должны понести наказание, правильно?

С.В.Лавров: Это вопрос? Я думал, Вы намного лучше информированы относительно российской позиции по данному вопросу. Вы задаете вопрос, ответ на который очевиден.

Вопрос: Да, действительно, все очевидно — вы подписали все соответствующие договоры, вы разделяете решимость международного сообщества добиться полного запрещения химического оружия.

С.В.Лавров: Более того, в 2017 году мы завершили программу по уничтожению химического оружия в России, и этот факт был официально верифицирован ОЗХО. Весь Исполнительный комитет ОЗХО приветствовал этот шаг. А вот США, к сожалению, пока не выполнили взятых на себя обязательств, а вместо этого предпочитают бесконечно откладывать это дело на более поздний срок.

Вопрос: Хорошо, пусть это все очевидные вещи, и мы прекрасно понимаем, какова официальная позиция России по данному вопросу. Но в таком случае вы же хотите, чтобы люди, виновные в применении химического оружия в Думе (а то, что оно там действительно применялось, подтверждается многочисленными свидетельствами), понесли наказание?

С.В.Лавров: Подождите, подождите. Вы опять жонглируете фактами. Нет никаких доказательств того, что 7 апреля в Думе применялось химическое оружие.

Вопрос: Но ведь Э.Макрон и другие представители Франции четко сказали, что у них есть разведданные о полетах вертолетов сирийских правительственных сил над Думой. У них есть снимки газовых баллонов, найденных на месте атаки. Кроме того, мы знаем, что за последние несколько лет сирийские власти уже не раз применяли химическое оружие.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий