Исцеление и рост (сборник статей известного экс-гея)

Алан Медингер

От изоляции к дружбе и близости

Гомосексуализм представляет собой проблему взаимоотношений. В процессе исцеления сначала выстраиваются наши отношения с Иисусом Христом, но сразу же вслед за этим возникает потребность учиться выстраивать здоровые отношения с другими людьми одного с нами пола. Мы должны распознать препятствия, которые удерживали нас от таких отношений, научиться проводить различие между дружбой и близостью и осознать, каковы же наши потребности в той и другой области.

Если доктор Билл Консиглио прав, и гомосексуализм часто начинается с низкой самооценки, тогда многие гомосексуалисты, благодаря своей убежденности в том, что они мало интересны или желанны для других людей, вполне соответствуют определению эмоционально изолированных людей.

По мнению Элизабет Моберли, критический элемент в развитии гомосексуализма — отдаленность от родителя одного с ребенком пола, которая вызывает оборонительное отчуждение, и потому многие гомосексуалисты в раннем возрасте обнаружили эффективный способ, который может предохранить их от эмоциональной травмы, — бегство в отчужденность.

Многие из нас полагают, что гомосексуализм представляет собой, по сути, две проблемы: проблему идентичности и проблему взаимоотношений. Конечно, эти две проблемы в какой–то мере пересекаются (наше восприятие собственной личности в определенной степени является результатом наших отношений с окружающими), но на остальных уровнях эти две проблемы должны рассматриваться раздельно.

Проблема взаимоотношений имеет две стороны: недостаток взаимоотношений и неправильные отношения. Конечно, наша врожденная потребность в здоровых продуктивных отношениях, и наша неспособность их устанавливать приводят к искаженным взаимоотношениям. Борьба по преодолению гомосексуализма является сражением со склонностью к греховным и нездоровым сексуальным и эмоциональным отношениям и обучением здоровому и правильному общению.

Недавно Брюс МакКатчен рассказывал о книге «Ложная близость», которую я считаю ценным пособием, как для нас, так и для тех людей, которым мы несем служение. Одним из основных авторских положений является утверждение, что человек с пагубными сексуальными привычками пытается использовать секс как заменитель близости. Блокированный от истинной близости глубоко внедренными в сознание схемами самообороны человек с сексуальными проблемами стремится к сексуальному контакту или к фантазиям, которые могут временно заполнять пустоту, вызванную недостатком реальной близости. Я согласен с автором, но полагаю, что на более глубинном уровне гомосексуалист или человек с сексуальными проблемами пытается использовать секс как замену взаимоотношениям. Кроме того, я полагаю, что, вдохновляя того, кто борется с этими проблемами, искать близости без первоначальной работы над взаимоотношениями, мы форсируем естественный ход процесса и, в результате, зачастую не достигаем ни того, ни другого. Рискну заметить, что, по сути, за исключением брака, взаимоотношения более важны, нежели чем близость. Я говорю это, основываясь на моих наблюдениях, что среди одиноких людей лишь немногие способны нормально существовать, вообще игнорируя какие–либо отношения, но я также видел многих, кто не имеет никого, с кем бы у них существовали отношения близости, и, тем не менее, их жизнь протекает вполне неплохо.

Я использую термин взаимоотношения, чтобы описать состояние между двумя людьми или в группе людей, которых объединяет нечто важное. И в этом смысле, думаю, это более сильное слово, нежели дружба, которая может подразумевать взаимное удовольствие от общения друг с другом, но не обязательно включает в себя аспект эмоциональной привязанности.

С другой стороны, взаимоотношения могут восполнять важные эмоциональные потребности, но не включать в себя полную открытость, честность и уязвимость, необходимые для подлинной близости.

Давайте вначале посмотрим, что же представляют собой взаимоотношения. После этого мы рассмотрим их отличие от близости, и затем обратимся к проблемам эмоциональной изоляции и путях их разрешения для человека, стоящего на пути преодоления гомосексуализма.

Каковы же отличительные черты необходимых нам отношений? Рассматривая проблемы эмоционально изолированных людей, зададимся вопросом: что во взаимоотношениях можно определить как те ключевые моменты, которые способны удовлетворить фундаментальные потребности, и недостаток которых может привести к искаженным сексуальным или эмоциональным отношениям?

Прежде всего, серьезные, значимые отношения добровольны. Мы можем работать в переполненном офисе или жить в большой семье и, несмотря на это, оставаться страшно одинокими. Физическое сосуществование с другими людьми не является залогом подлинного общения. Мы должны выбрать быть с этими людьми, а они — сделать аналогичный выбор в отношении нас.

Во–вторых, в таких отношениях присутствуют общие интересы, цели, или ценности и ожидания, а не взаимные потребности. Отношения, которые основаны на стремлении удовлетворить наши внутренние потребности за счет другой стороны, имеют тенденцию формировать взаимную зависимость друг от друга, и будут истощать нас. Отношения же, строящиеся на основании общих интересов, целей и надежд, направлены вовне и ведут к радости совместных открытий и переживаний. Это придает им живительную силу

Это подводит нас к третьей особенности значимых взаимоотношений: они доставляют нам радость. Я наслаждаюсь тем, что мы делаем вместе, и мне нравится находиться рядом с тобой. За исключением этих трех элементов наши взаимоотношения могут обретать различные формы. Участвующие в них люди могут быть во многом схожи, а могут дополнять друг друга. Они могут быть примерно одного возраста или принадлежать к разным поколениям. Хотя, существует большая вероятность, что они возникнут между двумя людьми одного пола, но и это не всегда так. В них могут быть вовлечена небольшая группа — больше чем только два человека…

Чем же таким обладают близкие отношения и чего не имеет тот тип дружбы, который описан выше? В самых общих чертах, их отличает элемент подлинного знания друг друга, более глубокий уровень честности и открытости, и, как следствие, более высокий уровень доверия.

Вы на самом деле меня знаете, и вы принимаете меня, так что я могу ожидать, что вы всегда будете находиться рядом со мной. Очевидно, что подобная глубина приносит особое вознаграждение, которое отсутствует в других взаимоотношениях.

Но искать близости, не позволяя ей естественным образом развиться из дружбы, значит повторять на эмоциональном уровне, что мы уже сделали на физическом уровне. Мы настолько изголодались по общению, что бросаемся с головой в наиболее интенсивные отношения, какие только можем получить, будь то отношения физические или эмоциональные. В таком случае, мы встаем на путь разрушения, отправляясь ли вместе в постель, или начиная выкладывать друг другу наши самые глубокие, самые темные тайны. Такие потребительские, сосредоточенные на нашей нужде в общении отношения почти всегда обречены на провал

Между мужчинами процесс эволюции от дружбы до более глубоких отношений, как кажется, протекает более естественно, нежели у женщин. Прежде всего, мужчины, поскольку они по природе своей более склонны фокусироваться на окружающем мире, тяготеют к тому, чтобы строить свои отношения на основе общих интересов и надежд. Кроме того, из–за меньшей ориентации на вербальное выражение, у них меньше склонности (а, возможно, и потребности) в разговорах по душам. Таким образом, отношения созидаются со временем, так что, когда возникает реальная нужда, мы знаем, к кому можем обратиться. Мужчины могут возрастать в дружеских взаимоотношениях на протяжении ряда лет, до того как эта близость будет выражена словесно.

У меня есть пара таких друзей. Один из них был моим другом 20 лет, и я не думаю, что мы когда–либо побеседовали по душам, и на самом деле мы не настолько уж часто и виделись. Тем не менее, я уверен в этом, мы оба прекрасно знали о той связи, которая между нами существовала. Когда я потерял работу, он тотчас же оказался рядом, и его присутствие было абсолютно естественной вещью, результатом той невысказанной связи, которая укреплялась между нами в течение ряда лет. Несколькими годами позже, когда он оказался в сложной ситуации очень личного характера, я находился рядом с ним. Годы сформировали доверие, сделали возможными честность и открытость, хотя оно никогда не подтверждалось какими–то словами.

Как всем хорошо известно, у женщин совершенно иная тактика общения, как из–за большей предрасположенности к вербализации, так и благодаря интуиции, которая позволяет им понимать других людей на глубоком уровне гораздо более охотно, нежели это делают мужчины. Поэтому, когда женщина испытывает потребность в общении, ей надлежит сознательно сдерживать себя, а не бросаться в отношения с преувеличенными ожиданиями. Подобные ожидания редко осуществляются и зачастую отпугивают людей. Мы сталкиваемся с этим в нашем служении постоянно.

Если мы, В нашем служении людям, преодолевающим гомосексуальность, слишком сильно — и слишком рано — делаем акцент на близости, то мы зачастую подталкиваем мужчин к тому, к чему они еще не готовы, и толкаем женщин на нечто, с чем они пока неспособны справится. Давайте сделаем небольшой шаг назад.

Теперь давайте поговорим, что же отделяет людей. Что именно нам необходимо преодолеть, чтобы обрести способность вступать во взаимоотношения с людьми и восполнять нашу естественную потребность в общении и установлении отношений?

Прежде всего, это неведение. Мы попросту не осознаем, насколько важны взаимоотношения, или же концентрируемся на браке, как наиболее глубокой форме близости и упускаем из виду потребность в обычном человеческом контакте. Я обнаружил, что когда я начинаю погружаться в самоизоляцию, то лучше всего меня вытаскивают из этого состояние какие–нибудь совместные развлечения с людьми, которые мне нравятся, — намного лучше, нежели поиск причин, отчего я чувствую себя одиноко.

Не так давно у меня был период, когда я чувствовал себя отрезанным от других людей. Как–то вечером мой сын убедил меня и других членов нашей семьи сыграть в Триполи. Не то чтобы я так уж люблю эту игру, но после вечера, который мы провели за одним столом, смеясь и поддразнивая друг друга, я почувствовал себя полностью обновленным. Я не могу объяснить, что же произошло, но точно так же я не могу объяснить и то, что происходит в моем организме, когда я ем по утрам свою овсянку. Я понятия не имею, какое действие оказывают на мое тело рибофлавин и ниацин, но я доверяю специалистам, которые говорят, что эти вещества мне необходимы. И таким же образом я верю в то, что общение с другими людьми, — даже если речь идет просто об игре — каким–то образом оказывает поддержку моей душе.

У христиан в особенности могут возникать подобные проблемы, поскольку они слишком много внимания уделяют тому, чем они занимаются с другими людьми, вместо того, чтобы просто общаться с людьми, которые им симпатичны.

Гомосексуальность развивается из нашей реакции либо на наши неудовлетворенные эмоциональные потребности на раннем этапе нашей жизни, либо на какую–либо травму — зачастую совращение. По сути, это защитная реакция. «Ты больше не причинишь мне боль» или «я сам способен позаботиться о себе». Мы не осуждаем ребенка, который реагирует таким образом; возможно, данная реакция была для него или для нее единственным способом пережить нанесенную травму. Но если такие реакции становятся нашим способом общения с миром, то они в корне неправильны и греховны. Вдобавок, они ведут нас к отверженности.

Большей частью, нас отгораживает от людей стена своего «Я», которую мы сами возвели в своей жизни, стена, которая нами построена нами, и только нами может быть разрушена. Она может принимать различные формы.

Нас отделяет от людей самозащита. В конечном счете, это стена от близости, на которой написано: «Если кто–нибудь приблизится ко мне, то причинит мне боль». Но зачастую эта стена выстраивается против любых видов взаимоотношений. Никто не отвергнет вас, если вы ни с кем и не пытаетесь завязать отношения. Вас никогда не смогут унизить, если вы и не рискуете что–то сделать.

Нас отгораживает от людей эгоцентризм. Вера в то, что удовлетворение моих собственных нужд настолько важно, что все остальное приобретает второстепенное значение, является гарантированным барьером к нормальным взаимоотношениям. На самом деле, большинство из нас в действительности плохо представляет себе, в чем же мы на самом деле нуждаемся. Те, кто кочуют из церкви в церковь, поскольку не могут найти ту общину, которая бы их насыщала, скорей всего смертельно жаждут взаимоотношений, которых им так недостает. Считая, что им нужно вдохновенное поклонение, сильная проповедь или динамичный хор, они нигде не задерживаются достаточно долго, чтобы завязать взаимоотношения, которые действительно питали бы их и поддерживали.

Жалость к самому себе (самощажение), которая зачастую идет рука об руку с сосозащитой и эгоцентризмом, возможно, сильнее всего остального препятствует нашим отношениям с другими людьми. Моя эмоциональная боль — результат вины окружающих — или Бога. Полнейшая непривлекательность жалости к себе обеспечивает изоляцию человеку, который поглощен ею. Кто же захочет быть другом этакой «черной дыры?».

Самозащита, эгоцентризм и жалость к себе представляют собой греховный способ общения с миром. Они греховны, потому что помещают нас в центр Вселенной, и они являются грехом для христиан, так как проистекают из страха, что мы должны сами защищать себя, будто Божьей защиты не достаточно.

Важнейший шаг к разрушению этой стены — это покаяние. Мы исповедуем перед Богом, что наша самозащита, наш эгоцентризм и наша жалость к себе являются ошибочными путями. Мы должны желать доверять Ему и пытаться жить, сообразуясь с той природой, которой Он наделил нас как свое творение, способное к полноценному общению.

Это рискованный шаг для тех, кто действительно привык жить в самоизоляции. Но он не обязательно должен быть гигантским. Это не прыжок через стену в глубокие интимные отношения, а скорее постепенное удаление из этой стены камня за камнем. Нужно начинать понемногу позволять другим людям входить в мою жизнь, просто начинать радоваться общению с другим человеком.

Сотворив Адама, Бог сказал: «Нехорошо человеку быть одному». Хотя наилучшим решением проблемы одиночества стало сотворение женщины, Бог не остановился на том, что человеку нехорошо просто оставаться без жены. Очевидно, что Бог выразил потребность мужчины и женщины в общении с другими людьми, а не только друг с другом. То, что Он сотворил семью, то, что Он наделил нас различными дарами, тот факт, что в тесном взаимодействии друг с другом мы способны осуществить гораздо больше, нежели по одиночке, — все это верный знак того, что Бог предусмотрел для нас широкий спектр взаимоотношений помимо брака.

Бог дал нам средство к удовлетворению нашей всегдашней потребности в интимности — он дал нам славные близкие отношения с Его Сыном.

А пока, мы можем вырваться из изоляции от других людей, если просто станем искать дружбы. Это может быть нелегким и длительным процессом, но в конце концов дружба станет источником жизни. Дружеские отношения могут вести, а могут и не вести к интимности, но в итоге именно они придадут смысл нашему существованию.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий