Исцеление и рост (сборник статей известного экс-гея)

Алан Медингер

Злоупотребление анализом прошлого

Те, кто работает с детьми, подвергшимся сексуальным домогательствам, или с их семьями, знают, как сильно реакция родителей на случившееся влияет на реакцию ребёнка.

Если кто-то пытался щупать ребёнка за интимные части тела, когда он ехал в автобусе, а родители воспримут это происшествие как нечто ужасное, и срочно отправят его к психотерапевту, то мальчик, вероятно, будет полагать, что ему нанесли серьёзный ущерб, и это может сильно повлиять на его жизнь. Наоборот, когда отец мальчика скажет: «Да, повсюду эти извращенцы. Снова столкнёшься с таким — скажи водителю или убегай прочь», — тогда такой эпизод вряд ли приведёт к значительным последствиям.

Дети учатся у взрослых, как им реагировать на различные жизненные ситуации. Недавно я слышал, как один человек спросил девочку, отец которой бросил семью: «Ты очень сильно сердишься на отца?» Я содрогнулся, потому что понял: ребенок истолковал это как «Ты должна сердиться на твоего отца». Она не гневалась на него прежде, но после такого вопроса-утверждения начала. Надо отметить, что дети реагируют так только на высказывания значимых взрослых (чаще всего это родители). Та же самая фраза, сказанная незнакомцем, не возымеет подобного действия.

Мы, взрослые, также уязвимы для влияний этого типа. Хотя родители уже не имеют над нами такой власти, как в детстве, их место заняли другие авторитеты, которые могут сильно влиять на нас, даже когда мы этого не осознаём. Эти авторитеты — люди, которых мы считаем экспертами в области человеческого поведения: психологи, психиатры, социологи, социальные работники, и т.д. В данной статье их всех я буду называть «эксперты». Они не говорят нам, как относиться к событиям недельной давности, но определяют наше отношение к тому, что произошло десять или двадцать лет назад.

Понимание, того, как влияют на нас эксперты, часто имеет огромную ценность. Элизабет Моберли – психолог-исследователь, чье объяснение глубинных причин гомосексуальности, данное в книге «Гомосексуализм и Новая Христианская Этика», помогло очень многим. Я не раз видел, как мужчины 30-ти и более лет, боровшиеся с гомосексуализмом большую часть жизни, начинали плакать, когда я объяснял им теорию доктора Моберли. Они соглашались с картиной, представленной в её книге, где показано, что гомосексуальность – лишь попытка восполнить нехватку отца. Внезапно они обретали понимание, почему они стали гомосексуалами, и интуитивно чувствовали, что это понимание – ключ к дальнейшему исцелению.

Бог дал нам пытливый ум. Мы инстинктивно интересуемся тем, как устроены вещи вокруг нас, как устроены мы сами. Я убеждён, что желание понимать дано нам специально, чтобы мы могли с его помощью лучше следить за творением Божиим. Итак, любознательность — это хорошо. Но желание понимать, как и многие другие дары, может приносить несчастья: например, когда мы слишком полагаемся на мнение экспертов, пытаясь понять своё поведение. Я часто сталкиваюсь с тем, как люди берут ту или иную психологическую теорию, а потом подгоняют своё прошлое под неё. «Такой-то профессор говорит, что X вызывает Y. У меня есть Y; значит, со мной случилось X».

Самые вопиющие примеры этого связаны с феноменом подавленных воспоминаний 80-90х гг. в Штатах, когда люди «вспоминали» никогда не происходившие события. Эти события якобы были настолько травмирующими, что их пришлось полностью забыть, — но на самом деле «события» были придуманы с помощью самого эксперта! Но такое встречается все реже, а здесь я хочу поговорить о несколько ином злоупотреблении, которое встречается теперь не менее часто. Это происходит, когда берётся реально происшедшее в прошлом событие, а затем оно неверно истолковывается с использованием какой-либо психологической теории. Позвольте мне проиллюстрировать это примером из моей собственной жизни.

Мой отец часто играл в мяч с моим старшим братом, Питом, но никогда — со мной. Это факт. Теперь, я легко могу интерпретировать этот факт таким образом, как будто мой отец предпочел мне моего более развитого физически брата. Пит был ближе к отцовскому идеалу мальчика, чем я, поэтому мой отец принимал Пита, и отвергал меня. Это хорошо объясняет, почему я вырос гомосексуалистом, а мой брат – нет; и это прекрасно соответствует теории, что главная причина мужского гомосексуализма – отвержение ребёнка его отцом. Но теория может быть либо не очень точна, либо не вполне подходить к моей ситуации. И в действительности всё было как раз иначе: мой отец много раз предлагал мне поиграть с ним, но я всегда отказывался. Он никогда не подталкивал меня к этому (в этом можно увидеть его пассивность), но и не отвергал меня. Если бы я решил, что он меня отвергал, это осложнило бы, а не ускорило процесс моего исцеления.

Приведу еще несколько вариантов неправильного использования психологии для анализа прошлого. Часто мы представляем себя в роли жертвы. Человек, ведомый желанием быть жертвой, может найти для этого подходящее психологическое объяснение, и полностью сосредоточиться на том, что сделали с ним. Так он снимает ответственность с себя, и возлагает её на других. Если человек гневлив, он своим прошлым опытом может оправдывать вспышки гнева. А если он склонен к осуждению, психология может предложить ему много объяснений этой привычки, которые снимают с него ответственность. Фокусируясь на том, что сделали наши родители, мы можем незаслуженно ранить их, и сильно повредить нашим взаимоотношениям с ними в настоящем. Можно выдумать себе «гиперопекающую мать» или «эмоционально отсутствующего отца», или превратить мимолётный эпизод взаимного сексуального исследования с чуть более старшим соседским мальчиком в случай настоящего насилия с его стороны.

Возможно, мы прекрасно помним то, что произошло с нами в детстве, но нам всегда сложно вспомнить, как мы на это реагировали. Одна из причин этого — удивительная способность детей принимать вещи, как они есть. Это ограничивает их картину мира, но в то же время, они не думают, что ситуация не такая, какой она должна быть. Мама и папа могут быть чересчур надоедать друг другу, но если они при этом они не проявляют насилия и порочности, ребёнок будет считать, что так и должно быть. Однако позже, под влиянием экспертов, он может придумать, что это его эмоционально опустошило.

Я не думаю, что каждый ребенок из Бангладеш, ужасно нищей страны, эмоционально травмирован бедностью. Я уверен, что большинство из них принимают это как часть своей жизни. Они не знают, что жизнь может быть другой.

Неправильное употребление психологических теорий для анализа своего прошлого может привести к абсолютно ложным выводам. Теория может быть неверной или просто непригодной для нашей ситуации. И тогда окажется, что мы вложили огромное количество душевных сил в нечто совершенно бесполезное. Так, могло бы случиться со мной, если бы я поверил, что мой отец отвергал меня.

Так что же, не изучать своё прошлое вообще? Конечно, нет. Зачастую, наше прошлое может дать ключи к исцелению и развитию, ускользавшие от нас в течение многих лет. Мы должны анализировать прошлое, но должны делать это с осторожностью и молитвой. Вот некоторые мысли, которые могут помочь вам в этом:

1. Делайте это со смирением. Не думайте, что какая-либо психологическая теория полностью объяснит ваше прошлое. Мы с вами — чрезвычайно сложные существа. Смотрите на любую теорию, особенно новую, со здоровым скептицизмом. Те, кто изобретает такие теории, порой преувеличивают их возможности, особенно, когда говорят, что эта теория применима к каждому, у кого есть данная проблема; на самом деле — это редкий случай.

2. Ищите решения в области духовного, чтобы отказаться от неверных интерпретаций вашего прошлого. Если ваш анализ прошлого не ведет вас к:

а) раскаянию в ваших более серьёзных грехах,
б) прощению тех, кто действительно травмировал вас,
в) углублению близости с Богом,
г) значительным изменениям в вашем поведении,

— то начинайте искать ответы в другом месте.

3. Не задерживайтесь в прошлом слишком долго. Это делает нас жертвами, даёт нам оправдание за наше греховное поведение. Жизнь в прошлом прекрасно воспитывает жалость к себе.
Иисус не анализировал прошлое людей в своём служении им — мне вспоминается только один подобный случай с женщиной у колодца. Священное писание ясно говорит, что мы должны сосредоточиться на сегодняшнем дне. Сегодня — единственный день, когда мы можем раскаиваться, прощать, отрекаться от лжи, принимать новые решения.

Делайте всё это, и — живите.

Начало / Далее

 Источник: Преодоление-Х.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий