Из итогов века

 П.Е. Астафьев

ЕВРЕЙСТВО И РОССIЯ

Письмо къ А. А. Пороховщикову
(Вмѣсто вступленія)

Случайно прочитанная мною въ «Новомъ Времени» замѣтка по поводу вашихъ статей о «еврейскомъ вопросѣ» несказанно удивила меня и—признаюсь—вначалѣ даже огорчила за васъ. Быть до такой степени дурно понятымъ—какъ это возможно?!

Какъ возможна попытка истолковать ваши взглядына еврейскій вопросъ, какъ потворство еврейскому завоеванію все большей силы и значенія въ Россіи, какъ защиту притязаній еврейства растущаго, крѣпнущаго и усиливающагося насчетъ нашей родины? Это вы-то—сторонникъ анти-національнаго начала вообще и еврейскаго въ особенности?!—вы, который не только признаете существованіе и неотложность еврейскаго вопроса, но даже и замалчиваніе его называете прямо преступленіемъ и дѣломъ «государственной глупости»,—вы, прямо высказавшій, что «побѣдоносное шествіе еврейской общины среди православнаго русскаго народа и сопряженныя съ нимъ завоеванія во всѣхъ сферахъ общественной жизни начались съ того момента, когда умаленіе престижа государственной власти сдѣлалось очевиднымъ фактомъ, и что „еврейство росло, расплывалось и подвигалось впередъ по всей линіи по мѣрѣ отступленія правительства по всей линіи“ !! Это вы— идеалистъ, такъ глубоко православный и такъ страстно преданный народнымъ идеаламъ,—оказываетесь поборникомъ холодно-ути- литарной, положительной и чуждой всякаго идеала еврейской плутократіи и буржуазіи,—вы, кончающій одно изъ вашихъ превосходныхъ „Писемъ о Москвѣ“ словами, что если бы вашъ голосъ противъ плутократіи, противъ Рыковыхъ и Донскихъ и остался „вопіющимъ въ пустынѣ“, то такой голосъ „все же долженъ быть въ средѣ, гдѣ не всѣ еще обратились въ вѣрноподданныхъ рубля“?! Невѣроятно! Однако разгадка такого колоссальнаго непониманія противъ чего вы боретесь и что защищаете, лежитъ очень близко. Еслибы вы поменьше думали о еврейскомъ вопросѣ, поменьше надъ нимъ работали и остановились бы на одной его грубой внѣшней сторонѣ, напримѣръ на мысли—»еврей предпріимчивѣе и бережливѣе, а потому и богаче меня: слѣдовательно долой еврея!" то васъ навѣрное всѣ отлично поняли бы. Толпа понимаетъ хорошо вѣдь только мысли прямолинейныя, одностороннія! Скажи вы: “еврей намъ мѣшаетъ и никакихъ человѣческихъ правъ у него нѣтъ— слѣдовательно бей еврея", или наоборотъ, совѣтуй вы такъ: «человѣческаго достоинства и права нѣтъ ни у еврея, ни у меня—все это сентиментальности; но у еврея есть деньги, а у пасъ ихъ нѣтъ, поэтому—продадимся еврею» — вы никого бы не удивили и не введи бы въ недоразумѣніе. Пожалуй даже и мало кого въ наше грустное, нехристіанское время возмутили бы вы такимъ рѣшеніемъ вопроса путемъ сведенія его на почву безъидейной «борьбы за существованіе» почву, на которой вообще доводы разума и нравственности неумѣстны, а рѣшаютъ все животная потребность самосохраненія и сила. Но вы захотѣли внести въ ваше рѣшеніе еврейскаго вопроса и разумную идею, и нравственныя требованія, и— вызвали недоразумѣніе! Вы, какъ человѣкъ христіанской и русской, благородной и великодушной культуры, какъ идеалистъ наконецъ, признаете и за евреемъ человѣческія права и достоинства, не допускаете мысли о неблаговидной борьбѣ съ евреемъ только ради животнаго инстинкта самосохране  нія. Вы и допускаете, однако, борьбу съ нимъ и даже требуете ее во имя принципа, во имя высокой идеи, которая есть и идея христіанской и русской народной культуры вообще. Вотъ этой- то идеи вашей, извѣстная часть общества, отдалившаяся и отъ православнаго и отъ народнаго идеала, забывшая его, вычеркнувшая изъ своего умственнаго обихода, частію не хочетъ, частію уже и не можетъ понять, и видитъ въ васъ только защитника еврейства.

А между тѣмъ, ваша идея эта, оправдывающая борьбу съ еврействомъ и требующая ее, какъ борьбы нравственной и культурной, борьбы за нравственность и культуру, очень ясно и достаточно высказана вами и въ вашихъ "Письмахъ о Москвѣ и, особенно, въ третьемъ выпускѣ вашего изданія «Россія наканунѣ XX столѣтія». Мнѣ въ особенности ваша идея совершенно ясна можетъ быть потому, что крайне сочувственна. Не еврейство, какъ совокупность извѣстныхъ личныхъ и племенныхъ силъ, потребностей, богатствъ и т. п. составляетъ для васъ объектъ борьбы, но еврейство, какъ преимущественный носитель и выразитель тѣхъ исключительно-утилитарныхъ и положительныхъ началъ, которыми въ наше время живетъ и движется громадная часть и нашего, христіанскаго только по названію, общества. Эта часть есть чуждая всякаго идеала, религіознаго, политическаго и народнаго, не признающая ничего, кромѣ себялюбивыхъ стремленій особи къ благополучію, исключительно соціальная буржуазія. Вездѣ она была силою только разрушительной: вездѣ она была средой, въ которой выросли и окрѣпли стремленія, расшатавшія понемногу и старую государственность, и религіозность, и національное сознаніе. Выступивъ на историческое поприще на западѣ въ ХVІІ вѣкѣ, узаконенная и облеченная всякими правами первою французскою революціей, захватившая въ XIX вѣкѣ, въ свои руки, путемъ распространившагося повсюду парламентскаго режима и представительства и государственную власть, —она теперь, въ концѣ вѣка, расшатала конституціонное государство, сдѣлавъ его «правительствомъ партій», убила въ западномъ обществѣ всякую вѣру, всякій безкорыстны и идеализмъ, обезцвѣтила и опошлила характеры, очистила почву для всемертвящаго пессимизма. Тѣмъ же является эта представительница отрицающей всякіе идеалы себялюбивой особи, космополитическая и чисто соціальная сила буржуазіи и у насъ, въ Россіи. Въ нашей исторіи она всегда, какъ вы не разъ указывали, была ничѣмъ, только паразитнымъ и ничтожнымъ наростомъ. Не она принимала участіе въ работѣ сложенія и укрѣпленія русской государственности; не она участвовала и въ спасеніи этой погибающей государственности и народности въ тяжелые моменты историческихъ испытаній; не она произвела что-нибудь и въ нашей церковной жизни и въ нашей наукѣ и искусствѣ. Все это создавалъ и выносилъ на себѣ богатырь-идеалистъ—русскій народъ земледѣлецъ и землевладѣлецъ, всего менѣе буржуазный по своимъ стремленіямъ и силамъ, и буржуазіи, какъ силы, въ исторіи нашей за всю прожитую тысячу лѣтъ вовсе не было. Появилась она у насъ лишь при первыхъ попыткахъ самоупраздненiя государства, въ подражаніе «просвѣщенному западу», со второй половины XIX вѣка, — на нашихъ глазахъ. Ея безъидейные и себялюбивые, анти-государственные и космополитическіе инстинкты и въ Россіи остаются тѣ же, какими они окончательно выяснились на западѣ, т. е. не созидающей творческой силой, но поѣдающій лучшіе соки народа, разрушающей и ею духовную и ею политическую жизнь, на что вы такъ прямо и такъ. упорно указываете вашими сильными и, главное, вѣрными доказательствами.

Такъ вотъ противъ нашествія этой-то грозной разрушительной силы буржуазіи и боретесь вы въ концѣ концовъ; борьба же противъ еврейства, наиболѣе ярко и полно выражающаго жизненныя начала буржуазіи, въ той борьбѣ составляетъ только крупный, но не первостепенный эпизодъ. Такъ смотрите, повидимому, на дѣло вы; также смотрю на него и я. Хотѣлось бы, поэтому, надѣяться, что ваша рѣчь о еврейскомъ вопросѣ еще не закончена, но только временно прервана. Въ этой надеждѣ я и былъ бы радъ видѣть помѣщенными въ вашемъ изданіи прилагаемыя три письма мои «Еврейство и Россія»—тѣмъ болѣе, что солидаренъ съ вами не только съ существенной мысли, но даже и въ испытанномъ несчастій—вызвать недоразумѣнія и ложные толки уже первою попыткой се высказать.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий