Как не позволить ювенальным технологам отобрать у вас ребенка

Ювенальная юстиция

Беседа с юристом Антоном Сорвачевым

28 июня в 13.00 в Москве состоялась пресс-конференция общероссийской общественной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление» («РВС») под названием «Органы опеки – спасатели детей или узаконенный ювенальный киднепинг?»

Для миллионов родителей эта пресс-конференция – крик о помощи. В последние месяцы российские семьи подвергаются настоящему террору со стороны чиновников органов опеки (ООиП) и КДН. Речь идет о методах тотального контроля за социально незащищенными слоями населения и торговле «живым товаром». Перед этими картинами бледнеют фантазии Кафки, Оруэлла и Хаксли.

Представители «РВС» призывают пресечь правовой беспредел. Это можно сделать посредством законодательных норм, регламентирующих экстренное отобрание ребёнка из семьи только по решению суда и предписывающих уголовную ответственность за бесчеловечные действия опеки в отношении детей и их родителей.

Но на сегодняшний день ситуация пугающая. Похоже, страна возвращается к временам Большого террора. Органы опеки ведут себя как карательная инстанция. К ним боятся обращаться за помощью. Людей, как в сталинскую эпоху, вновь учат следить друг за другом, шпионить, доносить. И, как в первые годы советской власти, вбивается клин между детьми и их родителями. Вот только вместо «самой передовой философии» сегодня в ходу столь же «передовые» юриспруденция и психология.

Антон Сорвачев – независимый юрист, координатор «Всероссийского Российского сопротивления», управляющий партнер юридического агентства ЮрКонсалт, партнер Юридического Центра «Юристы и адвокаты Москвы», начальник юридического отдела «Русской аудиторской компании Ажур». Он решил посвятить свои знания борьбе с ювенальной юстицией. Сегодня Антон на площадке «Религии и СМИ» дает рекомендации мамам и папам: как правильно действовать в ситуациях, когда ребенка хотят незаконно отобрать.

— Антон, Вы преуспевающий юрист, ведете самые разные дела. Почему занялись проблемами ювенальной юстиции?

– Я начал изучать эту тему по интернет-публикациям еще несколько лет назад. И сразу понял, что ювенальные технологии – это реальное зло, новое для нашего общества. А некоторое время спустя случаи необоснованного отъема детей начали происходить совсем рядом, буквально в соседних от меня домах. Неужели я должен был бездействовать и ждать, когда придут ко мне?

– Вы правы. Но не все так рассуждают. Сегодня ситуация меняется?

– К сожалению, наблюдается негативная динамика. В этом году, после того как с 1 мая ввели социальный патронат, семьи стали страдать еще чаще. Отъем детей практически ставится на поток, потому что перечень «оснований» для такого отъема расширился. Органы опеки включаются в Департамент социальной защиты, происходит реорганизация. В округе, где я живу, недавно имел место вопиющий случай, о нем много писали в СМИ. Забрали младенца у Валерии Воротынцевой, молодой матери-одиночки. Свои действия представители опеки и ПДН мотивировали одиозными формулировками – «ненадлежащим воспитанием», «отсутствием ремонта» и беспорядком в квартире.

– Вы вмешались?

– Вмешались и выиграли это дело. Но Витю Воротынцева забрали здоровым, а вернули матери совершенно больным, и физически, и психически. Кто за это ответит? Чиновники пользуются полной безнаказанностью.

– Вообще-то основная задача полиции и органов опеки – заниматься профилактикой и помогать семьям.

– Разумеется. Вот только на практике это почему-то мало реализуется. Может быть, потому что это сложнее, чем просто отобрать ребенка. В полиции и в органах опеки, конечно, работают и приличные люди. Но есть там и особый контингент, который за счет возможности расширенной трактовки законов решает, так сказать, свои вопросы.

– Об этом сейчас много говорят, но чаще всего как-то абстрактно. А я хотела бы спросить, что конкретно должны предпринять родители, если беда пришла в их семью? Как защищать свои права? Ведь обычно все начинается со сбора информации о жизни семьи. Школа, полиция или недружелюбные соседи пишут докладную о том, что ребенок «не в порядке»... Что можно сделать, когда еще только пытаются взять семью «на карандаш»?

– Вы правы, эти механизмы надо знать. Потому что ювенальщики часто рассчитывают как раз на запуганность и неосведомленность населения. Трагизм ситуации в том, что родители действительно могут многое сделать, но действовать в одиночку на этом этапе – не самый эффективный путь. Особенно если это родитель-одиночка или семья, находящаяся в сложной ситуации.

– Бьют всегда того, кто слабее?

– В общем, да. Поверьте моему опыту: в полную семью, где у родителей есть статус, деньги, связи, хорошая работа, приходят редко. Они выбирают жертв там, где путь отъема наиболее прост, благо таких семей много: неполные семьи, матери-одиночки, семьи инвалидов и людей с различными заболеваниями и зависимостями, многодетные, малообеспеченные. У таких людей, как правило, нет необходимых юридических знаний. Если они начинают писать куда-то жалобы или ходить по инстанциям, то, во-первых, тратят время, которого и так мало. А во-вторых, часто только вредят себе, поскольку обнажают собственную безграмотность. Выход один: привлекать организации, которые специализируются на вопросах ювенальной юстиции.

– Какие?

– Например, недавно образованное «Всероссийское родительское сопротивление» ( www.r-v-s.su, телефон горячей линии 8 (800) 100-97-24), координатором которого я являюсь, Ассоциацию родительских комитетов и сообществ (www.arks.org.ru, телефон: 8-985-182-98-98). Вам сразу подскажут, что нужно предпринимать конкретно в вашем случае. Там же помогут найти юриста, часто даже работающего на бесплатной основе. Возможность получить помощь сейчас есть у родителей по всей России.

– Что в первую очередь надо иметь в виду родителям, попавшим в подобную ситуацию?

– Главное, что надо понимать с самого начала: если органы опеки взяли вас «на карандаш», договориться с ними по-хорошему вряд ли получится. Они редко оставляют удобную жертву в покое. Надо быть очень и очень осторожным в дальнейшем. Если на первом этапе все же удалось отбиться, надо постараться не давать им ни одного формального повода для продолжения задуманного.

– Если колесо все же завертелось, пересмотреть решение возможно?

– Валерии Воротынцевой у нас в СВАО всего через две недели вернули совершенно больного десятимесячного ребенка, а забирали здорового. Мать с младенцем вынуждена второй раз лечь в больницу, температура у ребенка под 40, правильный диагноз никак не могут поставить. Даже две фотографии – до и после Дома малютки – очень красноречивы. На одной здоровый цветущий улыбающийся Витя. На другой – худой, изможденный, с застывшим взглядом. За эти две недели он перестал узнавать мать. Ребенку нанесен непоправимый урон, не сопоставимый с теми мнимыми опасностями, которые якобы поджидали его дома.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий