Киев ставит на военную победу на Донбассе. И это не безумие

Разумеется, «картографическая оплеуха» — лишь малая часть комплекса мероприятий, которые должны показать Киеву, что следующим шагом может стать признание независимости ДНР и ЛНР в их конституционных границах. А пока — максимально возможная политическая и социально-экономическая интеграция. Представительства (просто «представительства») Москвы в Донецке и Луганске — не большая сенсация, чем представительство Аддис-Абебы в Харгейсе, раз уж мы взяли за пример Сомалиленд. То, что это государство не признано ни одним другим не мешает президенту Эфиопии давать совместную пресс-конференцию с президентом Сомалиленда, не мешает направлять в эту страну официальные делегации Евросоюза, а ей иметь официальный офис связи в Вашингтоне. Почти никакое действие России не станет большим абсурдом, чем одновременное действие закона о «деоккупации» и российско-украинского договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве. Россия должна максимально, на грани фола использовать все возможности для того, чтобы предостеречь Киев от эскалации конфликта, побудить его выполнить Минские соглашения. Альтернатива — война.

В материале «…Грузинские уроки», ссылку см. выше, мы допустили, что события на Украине могут развиваться по грузинскому сценарию, когда демонстрация Россией своего «бесконечного терпения», в конце концов, убедила Михаила Саакашвили в безнаказанности атаки на Южную Осетию. Последние полгода окончательно показали: Киев не рассчитывает на безнаказанность. Он рассчитывает на победу. И это не безумие.

Реакция России на происходящее дает Киеву всё больше оснований надеяться на то, что Москва не решится превентивно признать независимость ДНР и ЛНР, заключить с ними соглашения о взаимопомощи и официально ввести войска. Не решится до удара ВСУ — первого, решительного и гибельного для Народной милиции (НМ, вооруженных сил) ДНР и ЛНР. После чего ввод ВС РФ, вступление в боевые действия «с колес» будет означать значительные потери. В Вооруженных Силах РФ на сегодня сформировано 115 батальонно-тактических групп (БТГ) — основной боевой единицы «на земле» в условиях возможной войны в Донбассе. Вероятно, не более половины их могли «где-то» получить какой-то боевой опыт. В ВСУ уже 85 БТГ. Все прошли через «АТО». Сегодня численный перевес ВСУ и «добробатов» над НМ ЛДНР — 7 к 1.

Неврастеник Саакашвили рассчитывал на блицкриг и не постеснялся в одной из бесед почти процитировать «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца» фюрера. Киевские стратеги и их кураторы, судя по всему, рассчитывают на… затяжную позиционную войну. «Затяжная» здесь означает недели, до месяца и более. Вероятно, Киев рассчитывает на то, что и после атаки ВСУ на ДНР и ЛНР Россия не решится выносить конфликт за пределы Донбасса. Но и в случае, если решится, это не будет иметь принципиального значения: максимум, на что решится Москва во избежание неприемлемых потерь — это занять несколько ключевых позиций вдоль границы РФ с ЛДНР и в любом случае не начнет активных наступательных действий, ранее, чем свою часть задачи выполнят ВКС. Уничтожение ПВО, транспортной инфраструктуры и иных объектов обеспечения ВСУ, с учетом опыта, накопленного последними, займет уже не три дня, не неделю и не полторы.

Мало кто сегодня может даже предполагать, какие сюрпризы стороны готовят друг другу. Но можно предположить, что пара недель господства противника в воздухе, отсутствия надежной связи, нехватки продовольствия — не тот срок, который вызовет коллапс управляемости ВСУ. Тем более, если эти две недели ВСУ будут наступать и смогут занять хотя бы часть городских районов Донецка, Луганска, Горловки, то же Дебальцево или Первомайск. Если украинское ТВ успеет дать репортажи с украинским флагом над Донецким аэропортом или с восторженной «зустріччю визволителів городянами». А Генштаб и, соответственно, президент успеют заявить о «полном освобождении Донбасса от агрессора».

Главный же расчет на то, что две-три недели, при удачном стечении обстоятельств месяц и более — более чем достаточный срок для того, чтобы Запад смог «убедить» Россию отказаться от контрнаступления. Т. е., называя вещи своими именами, признать поражение ЛДНР. И собственное. А ключевые слова здесь те, которым читатель почти не придал значения. Это: «более чем достаточный срок». То есть, срок, гарантирующий победу.

Опыт показывает, что все угрозы «в случае невыполнения Россией…» будут исполнены и в случае выполнения. И пресловутое отключение от SWIFT, и бойкот ЧМ по футболу, и прочая ерунда (простите, болельщики). Известнейший украинский тележурналист в каждой передаче через две предлагает пари на то, что «чемпионата не будет». Не понимая, за что Россия «заплатит эту цену».

И еще раз. Кремль, похоже, решил не создавать лишних проблем Порошенко в его якобы борьбе против «партии войны». Это ошибка. Нет плохого Обамы и хорошего Трампа, нет плохого Турчинова и хорошего Порошенко. Все они хороши ровно настолько, насколько глубоко осознают степень ущерба, который могут понести.

Поэтому следует со всей возможной убедительностью донести до киевского руководства, что уже первый удар будет настолько сокрушительным, в такие сроки, такими силами и средствами, что не оставит места для ультиматумов Запада по поводу чемпионата мира по футболу. Что ВСУ своими 85 БТГ смогут штурмовать Донецк в то время, когда ВС РФ будут брать Харьков, Полтаву, Киев и далее. Что просто не будет предмета переговоров с кем-либо о чем-либо, кроме капитуляции (разоружения, возвращения в места постоянной дислокации) конкретных подразделений ВСУ. Подполье и партизанское движение? Оно будет. Но не то, о котором твердят киевские пропагандисты (впрочем, не слишком уверенно). Счастьем для, скажем мягко, сторонников киевского режима, будет то, если российские войска войдут в их город раньше, чем власть в нем возьмет подполье. И это счастье, уверяем вас, будет актуально до «бандеровских» Луцка и Львова включительно.

Другого варианта спасти ЧМ-2018, кроме профилактической работы с Киевом, нет. Ну, вы поняли.

Альберт Акопян (Урумов)

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий