Лев прыгнул. Ювенальная юстиция в России

Алена. Часть 7

Алена в большей степени подвержена влиянию бабушки, чем младшая Оля. Естественно, ведь в Оле Трибунские не заинтересованы и весь их напор направлен на то, чтобы морально изуродовать именно Алену. Повторяю, все это они делают только потому, что хотят завладеть моей квартирой. Они жертвуют внучкой ради своих шкурных интересов. Алена подвергается жесточайшей психологической обработке.

Вот, например, я разговариваю по телефону с отцом, что-то с ним выясняю, и слышу на заднем плане, как Трибунская диктует Алене, — «Скажи, что у тебя нет матери!», ребенок кричит, — так, чтобы я услышала в трубке — «У меня нет матери!». Мой друг Павел, кстати, тоже неоднократно слышал подобную диктовку со стороны Трибунской.

Врач психиатр, который наблюдал Алену, сказал мне однозначно: «как только вернете девочку домой — сразу ее ко мне».

В 2009 году я отправила девчонок в детский оздоровительный лагерь (ДОЛ) «Озерный», чтобы отдохнули перед школой и немного выпали из поля зрения бабушки и дедушки. Дети поехали с удовольствием!

Трибунские прискакали туда почти сразу — недели не прошло. С видеокамерой, чтобы запечатлеть двух брошенных, несчастных девочек, которых направила в эту клоаку их сектантка-садистка мать — я, то есть. Эта запись попала ко мне. Вот ее фрагмент, в котором бабушка диктует детям, что говорить на камеру. Девочки, еще не полностью обработаны бабушкой, младшая даже вполне бодро заявляет, что «у нас был день бегуна», но ведь Наталье Николаевне нужно не это!

Трибунская (Лене): — Говори, что у тебя болит сердце!

Лена: — У меня болит сердце! — давит из себя слезы.

Я даю небольшой фрагмент этой записи, ввиду того, что это действительно страшное зрелище — бабушка просто на глазах доводит до истерики двух маленьких детей, в конце плачут уже обе в голос, — но, если у почтенной публики есть желание, могу выложить, даже с субтитрами. Еще одна причина, по которой я пока не выкладываю видео полностью: девочки растут, Алене сейчас 14 лет, я не хотела бы, чтобы кто-нибудь из ее одноклассников увидел эту съемку целиком. Да и ей самой, думаю, смотреть это будет неприятно — не очень красиво так расклеиваться, какой бы сумасшедшей не была бы твоя бабушка. Короче, бережем друг другу нервы.

Кроме того, Наталья Николаевна постоянно вбивает в голову Алене, что она «суицидная». Якобы Алена, — это опять же со слов Трибунской, поэтому не знаю, правда ли? — однажды пригрозила выброситься из окна. Может быть, бабушка довел? Сложно сказать. На видеозаписи, которую мы увидим ниже ясно слышно, как Трибунская настойчиво повторяет этот термин. Что это? Бабушка вольно, или невольно программирует ребенка на самоубийство? Я вполне допускаю, что если человеку, тем более в нежном возрасте, постоянно твердить, что он самоубийца, ему может захотеться оправдать ожидания! Не приведи Господи!

Тем не менее, Лена, когда находится под влиянием бабушки, искренне верит, что та спасла ее от неминуемой гибели, от матери-ведьмы и подобных напастей. Однако, когда Алена со мной, ее, что называется, отпускает. Она становится нормальным ребенком, для которого мама — не враг.

Это видео сделано тогда же и там же, только несколько минут спустя: бабушка с дедушкой пытаются «извлечь» Алену из «Озерного». И именно Алену! На Олю наплевать! Видео как такового там нет, Трибуский просто забыл выключить камеру — хотя плачущая, паникующая Алена, которая твердит «я никуда не поеду» (то есть, она уже отказывается ехать с бабушкой!), запечатлена вполне четко, — но звук очень точно отражает напор Натальи Николаевны и в отношении ребенка, и в сторону администрации учреждения. Есть там и «суицид» и «у нас мама в секте». У Алены, оказывается, больное сердце, а справка об этом ее недуге, естественно, «есть у нас» (у Трибунских). Разумеется, это чистое вранье, но кто читал предыдущие части, тот  в курсе, что Трибунские могут достать любые справки. Если завтра Алене нужно будет не пойти в школу под предлогом того, что у нее легкая форма эбола, я не удивлюсь. Администратор и вожатая, к их чести, не поддались увещеваниям и угрозам Трибунсчких, — грозили прокуратурой, — Алену не отдали. Я немедленно, в этот же день приехала с бывшим мужем, и детей пришлось забрать домой. Пробыли они в «Озерном» около недели, Трибунские сорвали им отдых. Вот это видео.

Наталья Николаевна и Алексей Николаевич Трибунские пытаются обманом и угрозами выкрасть внучку Алену из лагеря «Озерный»:
Я публикую это затем, чтобы было ясно: нахождение детей рядом с Натальей Николаевной Трибунской угрожает их психическому здоровью и даже жизни!

А вот протокол «допроса» Алены (разумеется, это была беседа, детей в нашей стране не допрашивают) через несколько дней после этих событий.

Как видно, ребенок «оклемался». Выражает свои мысли ясно. Маму ведьмой не считает:

 Маму ведьмой не считает:

Вот  этот документ целиком (нажмите для увеличения):

Замечу только то, что эта бумага написана не под мою диктовку, это отчет помощника прокурора.

Отчет помощника прокурора

Кстати Трибунские методом запугивания неоднократно заставляли детей писать заявления очерняющие меня. Госпожа Гнедова, по моим наблюдениям, имеет особую страсть к таким текстам — к текстам, где запуганные дети повторяя ложь Трибунской доносят на свою мать. Эх, не в то время родилась госпожа Гнедова. Ей бы в 1937-й. Вот там бы она развернулась! У меня, кстати, есть парочка таких бумаг, выложу в приложении

И наконец, заключение Бюро независимой экспертизы «Версия», составленное на основании разговора с Аленой и просмотра вышеприведённых видеозаписей. Кстати, в заключении имеется выборочная расшифровка первого видео из «Озерного»

Вот наиболее важные страницы этого документа, весь опубликовать проблематично, он очень большо (нажмите, чтобы увеличить):

Заключение Бюро независимой экспертизы "Версия"  Заключение Бюро независимой экспертизы "Версия"  Заключение Бюро независимой экспертизы "Версия"  Заключение Бюро независимой экспертизы "Версия"

[а это небольшая его расшифровка.]

Одним словом, эксперт «Версии», подтверждает, что Трибунские наносят непоправимый ущерб моим детям. И сейчас я живу ради того, чтобы это прекратилось!

В полном документе (см. выше) эксперт советует всей семье пройти судебное психолого-психиатрическое обследование. Я такое обследование прошла. Трибунские, как уже упоминалось, — уклонились.

В какой-то момент, видимо поняв, что девочки взрослеют, и что простое запугивание вроде «твоя мама ведьма» уже не работает, Трибунская начала вбивать им в голову мысль, что «мама, — я, то есть, — должна вас слушаться»! Должна исполнять любую вашу прихоть. И девчонки, надо сказать, повелись. Ведь мама заставляет учиться, делать домашку, выполнять обязанности по дому! А у бабушки с дедушкой — полная лафа! Даже учиться не надо! Алена весь 6-й класс практически не училась. Трибунские заявляли, что она учится дома с репетиторами, но это с их слов, а значит на 100% — ложь! Это и оказалась ложью, когда Алена не была аттестована за 6-й класс в своей школе. Об этом следующая глава чуть ниже.

Осталась добавить, что Трибунская ждет, не дождётся, когда Алена получит паспорт. Знаете почему? Интересно, может ли человек с нормальной психикой предположить, почему она этого так ждет? Ну, наверно, потому, что внучка станет дееспособной, станет полноценным гражданином страны!.. Правильно! Наталья Николаевна с волнением и радостью ждет, когда внучка получит паспорт, станет дееспособным, полноценным гражданином страны, и… САМА СМОЖЕТ СУДИТЬСЯ СО СВОЕЙ МАТЕРЬЮ!

Она искренне в восторге от этой перспективы, — Алена подхватит ее падающее знамя, и они вместе, с удвоенной силой примутся уничтожать меня — врага детей, сумасшедшую сектантку.

Я спрашиваю, какие «тараканы» должны водиться в человеческой голове, чтобы в ней возникали такие идеи?

«Обучение Алены»

В 2009 году я переехала в Москву. Я надеялась, что Алена в московской уже школе привыкнет к новому коллективу, заведет друзей, отвлечется от влияния бабушки. Московская школа шла даже на то, чтобы ее привозили хотя бы раз в неделю (сейчас в некоторых учебных заведения существуют такой «полуэкстернат»). То есть, в принципе, я была даже согласна на вариант, чтобы Алена осталась жить с бабушкой, — раз уж ребенок настолько зазомбирован! — но училась в Москве! Надеялась, что постепенно она обзаведется друзьями, и больше не захочет возвращаться в Видное.

Конечно, Алене в новой школе пришлось трудно. Взрослея, дети все тяжелее переносят смену коллектива. Одним словом, бабушка забирает Алену на осенние каникулы и снова отдавать отказывается. Забегая вперед, скажу, что Алена вернулась только весной 2010-го, когда вовсю шел суд, который потом запретил Трибунским вмешиваться в процесс воспитания моих детей. Алена, прямо во время суда встала, и просто мне сказала: «мама, пошли домой». Я уверена, что она исполняла заказ бабушки. Ведь если ребенок сам вернулся к маме, то вроде и предмет разбирательства отсутствует! Суд хотел даже закрыть дело. Тем не менее, я довела его до конца, и настояла на том, чтобы в заключении было четко зафиксировано место проживания Алены — Москва.

Кстати, вот это решение суда. Хотела приберечь его на следующую, последнюю (надеюсь) часть моего рассказа, но, думаю, что его надо выложить здесь. Это самое главное решение во всей этой истории. Оно запрещает Трибунским вмешиваться в процесс воспитания Алены и Оли, обязывает их вернуть мне девочек.

Вот выдержка:

Решение Суда

И это РЕШЕНИЕ СУДА ДО СИХ ПОР НЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ! Видновская мафия всеми неправдами тормозит исполнение решения суда уже два года! В следующей части я расскажу, как это получилось.

Вот решение суда полностью.

(Нажмите, чтобы увеличить)

Решение Суда  Решение Суда

В общем, фиксация места проживания Алены, разумеется, не помогла. Трибунские периодически выкрадывали детей. В какой-то момент я смирилась, потому, что детям нужно было спокойно учиться, а это значит жить на каком-то разумном расстоянии от школы. Я смирилась с тем, что они учатся в Видном. И зря!

В 2011-м году выяснилось, что Алена не аттестована за 6-й класс — это уже были не цветочки, это уже пошли ягодки «бабушкиного воспитания»! Оказалось, что Алена просто не ходила в школу месяцами под разными предлогами!

Я стала принимать меры. После череды событий, о которых нет смысла подробно рассказывать, я смирилась с тем, что Алена будет все равно учиться в Видном, — Бог с вами!, лишь бы действительно училась!, — и начала вести переговоры с администрацией одной из видновских школ. Дама-директор, в принципе была согласна взять Алену, но когда я приехала писать заявление, смутилась, и сказала, что меня ждут в видновском управлении образования. И тут начинаются чудеса! Я попадаю на прием к госпоже Титовой — заму городского главы по образованию, которая мне заявляет, что Трибунские видите ли, могут не согласиться с тем, чтобы Алена училась в выбранной мной школе, — и это при том, что уже есть решение суда, запрещающее Трибунским вмешиваться в воспитание детей!, — да и сама Алена, якобы, от этого не в восторге. И предлагает мне следующий вариант.

Оказывается, в Видном есть т.н. лицей «Перспектива» — платное учебное заведение «элитного» класса, где в группе обучается всего два-три ребенка. Отличная почва для детской социализации, не так ли!? Сразу скажу, что я против любой «элитарности» в образовании, — потом в жизни будет тяжело.

Между тем госпожа Титова мне намекает на то что, финансирование лицея осуществляется не только за счет средств родителей, есть и серьезные государственные вложения. К чему это вела госпожа Титова? А вела она к тому, что управление образования, если захочет, может устроить туда любого ребенка. Титова буквально бравировала этой возможностью!..

Ладно, томить не буду. Я наивно думала, что она подготавливает меня к тому, чтобы устроить Алену в этот лицей (а на это бы я не согласилась), но реальность оказалась еще интереснее!

Оказывается Алена УЖЕ учится в этом странном заведении!!! Без документов! Без личного дела! Без заявления законных представителей, т.е. родителей, которое в данном случае — обязательно! Никакие бабушки, дедушки, гнедовы, титовы, шемягины, трибунские такие вопросы по законы не решают! Их мнение — не учитывается. Только мнение родителей! Более того, оказалось, что Алена уже аттестована за 6-й класс в этом лицее!

Я написала Титовой следующее заявление. Скорее для того, чтобы официально зафиксировать свое несогласие с этим беззаконием.

Заявление Титовой

А ведь, правда, на моих глазах творилось прямое, наглое, неприкрытое беззаконие! Ах, как бы я хотела узнать мотивы, которыми руководствуются эти женщины!

А потом появилась эта бумажка.

Этот документ я называю «решение большой революционной тройки». Сразу скажу, что Алена ныне не учится в лицее «Перспектива», а этот документ просто написан Гнедовой, Шемягиной — Ба! Знакомы все лица! — и Титовой, только для того, чтобы завуалировать свои предыдущие незаконные решения! В этой бумаге они подают их под благовидными предлогами. Более того, потом они упрекали меня в том, что я не присутствовала во время принятия сего документа. Это ложь! Я не была уведомлена о том, что «тройка» заседает! Они мне сказали, что сделают паузу, посоветуются с Трибунскими, известят меня о дате и времени заседания, на котором будет принято решение. Они этого не сделали! Не сделали потому, если бы я присутствовала, на этом совещании, я, разумеется, воспрепятствовала бы составлению этой филькиной грамоты!

(Нажмите, чтобы увеличить)

Протокол  Протокол  Протокол  Протокол

Но документ был составлен. И я сразу написала заявление в прокуратуру. Директор «Перспективы» Брагина Татьяна Николаева начала оправдываться, говоря, что де не принимала Алену в свое заведение. Но это опровергает внутренний документ, который проходил и в опеке и в управлении образования. Я его видела собственными глазами. Но он странным образом испарился! Его теперь нет нигде, ни в опеке, ни в управлении, хотя я не оставляю надежды его отыскать.

Впрочем, незаконность действий всей этой клики, косвенно подтверждает тот факт, что с момента моего обращения в прокуратуру «Перспективу» мне навязывать перестали. Они прсото испугались! Я, наконец, устроила Алену в обычную школу, но не в ту, которую хотела, там администрация больше не хотела связываться с нашей веселой семейкой. К сожалению, новая  школа Алены тоже находится в Видном…

Недавно я узнала, что Алена, как и прежде, посещает школу через раз. Интересно, будет ли моя дочь аттестована за 7-класс? Что ж, это еще одна медвежья услуга, еще один изощренный прием уродования моих детей, который с таким удовольствием, даже наслаждением, используют Трибунские. Более того, Алена, не учившаяся в 6-м классе, скорее всего, чувствует, что сильно отстает от сверстников, поэтому, думаю, у нее нет особого желания ходить в школу. А ведь так она отстает еще больше. Одним словом ситуация усугубляется с каждым днем.

Я хочу выразить «благодарность» трем женщинам (Шемягиной, Гнедовой и Титовой), которые довели мою дочь да такого плачевного состояния. Когда я на днях закончу этот текст, я напишу письмо президенту России В.В. Путину. Можете не сомневаться, напишу так, что меры будут приняты. Мне даже не нужно будет как-то особо-художественно описывать события, я просто напишу правду. Будьте уверены, дамы, ваши имена в это письме — будут обязательно!

Так, про документально-зафиксированное неадекватное поведение Трибунской в школе в эту часть не влезло. Значит будет в следующей, надеюсь, последней части. Будет еще пара «технических» глав, где я опубликую все документы, относящиеся к делу (а потом в тексте постараюсь расставить на них ссылочки), а так же имена, должности, фамилии тех, кто сыграл как положительную, так и отрицательную роль в этой истории.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий