Мама напрокат

Суррогатное материнство

Адвокаты Радмила Симакин и Юлия Виттих (Дортмунд)

Недавнее появление на свет маленьких Лизы и Гарри, детей Аллы Пугачёвой и Максима Галкина, обсуждалось несколько недель подряд русскоязычным населением всего земного шара.

Одновременно это радостное событие стало поводом для дискуссий о допустимости суррогатного материнства. Не отставая от светской хроники, хотим осветить эту тему для читателей журнала «Партнёр», обращая особое внимание на актуальную правовую ситуацию в Германии.

Бездетный брак влечет за собой много душевных мук обоим супругам. Конечно, можно усыновить ребенка из детского дома, но такой процесс может длиться годами. Не каждая пара также в состоянии выполнить условия, которые требуют закон и органы опеки. Да и вообще, способен ли ребенок неизвестных родителей заменить свою родную кровинушку? Для супругов, попавших в такую ситуацию, суррогатное материнство – единственная надежда стать счастливыми родителями. Но могут ли жители Германии надеяться на родительское счастье, на нарушая при этом закон и не покидая границ этой страны? – Однозначно НЕТ!

Параграф 1591 Гражданского кодекса сформулирован кратко: «Мать ребенка – та женщина, которая его родила». Закон не допускает ни отклонений, ни толкования. Таким образом, женщина, предоставившая свою яйцеклетку, по закону не является родственницей появившемуся на свет малышу.

В отличие от биологического отца, генетическая мать не имеет возможности установить свое материнство в судебном порядке. Таким образом, немецкий законодатель занимает четкую позицию и отказывается идти в ногу с возможностями современной медицины. Эту линию законодатель закрепляет также в других правовых нормах.

Так, вступивший в силу в 1991 г. Закон о защите эмбрионов (Embryonenschutzgesetz) запрещает врачам производить любые действия, направленные на вынашивание женщиной «чужой» яйцеклетки. Такая «терапия» является уголовным преступлением и грозит врачу, который ее осуществил, денежным штрафом или тюремным заключением до трех лет.

Запрещена также посредническая деятельность при поиске суррогатных матерей. В подобном случае посредник может быть наказан денежным штрафом или тюремным заключением до одного года (§ 14b Adoptionsvermittlungsgesetz).

Становясь на сторону суррогатной матери, закон порицает и запрещает любой вид коммерческой деятельности в этой сфере. Любой договор между генетическими родителями и суррогатной матерью противоречит нравственным устоям общества и не имеет в Германии правовой силы. Тем не менее родители-заказчики и суррогатная мать безоговорочно освобождаются от уголовной ответственности.

Рождение ребенка за пределами Германии также не является выходом из положения. Свидетельство о рождении, в котором генетическая мать внесена как мать ребенка, в Германии не признается. Правовая ситуация генетического отца несколько лучше, так как он имеет возможность при согласии суррогатной матери признать свое отцовство. Однако признание отцовства исключается в том случае, если отцом ребенка по закону является другой мужчина, например, муж суррогатной матери.

Трагичная, но вполне реальная ситуация складывается, если ребенок рождается за пределами Германии и ни суррогатная мать, ни ее супруг не имеют немецкого гражданства. В этом случае генетические родители не имеют никакой возможности установить родство с ребенком, что влечет за собой невозможность оформления немецкого паспорта и въезда ребенка в Германию. Единственным способом решения этой проблемы является проведение одного за другим двух судебных процессов: установление отцовства биологического отца, а затем перенос на него родительских прав. Воссоединения семьи придется ждать много месяцев.

Сравнивая правовую ситуацию в Германии, России или, например, США, где во многих штатах суррогатное материнство разрешено и представляет собой развитую и приносящую огромные доходы индустрию, можно спорить, на чью сторону стать: на сторону успешных супругов, стремящихся дать свои гены, заботу и любовь желанному малышу или суррогатной матери, зачастую из-за нужды сдавшую «в аренду» свое тело и здоровье. Ведь за девять месяцев она может полюбить ребенка и не захотеть расстаться с ним. Но прежде чем рассуждать о том или ином подходе к суррогатному материнству, давайте вспомним малютку Маньи из Индии, ставшую сиротой еще до рождения, когда брак ее биологических родителей банально распался ...

 

Источник: Журнал «Партнер» №12 (195) 2013г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий