О главных действующих лицах в истории с Pussy Riot

Политолог Борис Межуев

  Когда я пишу эти строки, новостная строка «Яндекса» высвечивает сообщение о том, что какая-то панк-группа замарала еще один православный храм в Пскове очередной оскорбительной надписью. Все мы понимаем, это не конец. Можно оградить отрядом ОМОНа Кремль, Белый дом, здание Государственной думы, наконец, ХСС, но невозможно защитить от посягательств, тем более трусливо-партизанских, каждый православный храм в России.

Теперь — праздник у них, у тех, кто по причинам более личного, чем политического свойства ненавидит Церковь, православие, Христа и Богородицу. Судья Сырова и все кто так или иначе причастен к злосчастному приговору над Pussy Riot сделали больше для дискредитации православия, чем все Общество воинствующих безбожников вместе взятое.

Нужно признать, что и православная община в России может разделить эту заслугу. Если бы от паствы и официальных представителей иерархии не раздавались все эти слова ненависти и злобы, думаю, судьям хватило бы ума вынести трем девочкам, запутавшимся в чужих играх, более мягкий приговор и, во всяком случае, выбрать для них условную меру наказания. То есть меру, которую в нашей стране присуждают взяточникам, но, увы, не девушкам, которые, может быть, тысячу раз уже и раскаялись в глупой выходке, если бы не раскрутка дела на полную мощность и не последующая мировая слава.

Все вменяемые люди в стране понимают: вне зависимости от юридической стороны приговора с политической точки зрения его вынесение — это удар ниже ватерлинии и в без того утлое судно российской государственности. Которая действительно слишком связана с русским православием, чтобы безболезненно пережить его общественную дискредитацию.

Я не верю, разумеется, что начнется массовый отток прихожан из храмов, поскольку те, кто хотел, уже давно оттуда ушли, а те, кто остался, не уйдут, даже если в тюрьму упекут всех панков и феминисток разом. Но я плохо теперь представляю, что кто-то всерьез сможет говорить вслух — кроме как в соответствующих компаниях — о благотворной роли Церкви в истории нашей страны без тени смущения. Да и о самом государстве теперь придется говорить в каком-то извиняющемся тоне, как о социализме в эпоху Брежнева.

Конечно, пара десятков пропагандистов, рискуя репутацией, будут находить в истории Запада множество примеров аналогичных уголовных дел. Я вот сам неожиданно вспомнил, что рок-музыканту Джиму Моррисону впаяли в 1969 году шесть месяцев в США за непристойное поведение. Можно еще вспомнить судьбу Оскара Уайльда и других героев эстетического протеста. Конечно, эти люди сами идут на то, чтобы прослыть борцами с лицемерной нравственностью. И Запад — тоже не сахар и там хватает своей жестокости.

Зачем нам вообще ссылаться на Запад? Запад кинул две атомные бомбы на два японских города, Запад стер с лица земли Дрезден, Запад чужими руками воткнул черенок лопаты в наивного, обманутого им Каддафи, а потом весело посмеялся над его гибелью. Запад умеет расчетливо дозировать садизм, мазохизм и любовь к животным. При чем здесь вообще Запад? Чтобы ужасаться тюремному сроку для трех девушек, двух из которых дома ждут дети, не нужно любить Мадонну и Пола Маккартни.

В этой истории на самом деле три действующих лица.

Первое лицо — это Ненависть. Ненависть к Христу, русской Церкви, православию. Ненависть, которую непросто объяснить и которая не сойдет на нет, если Церковь вдруг проявит неожиданную самостоятельность и непокорность по отношению к государству. Эта Ненависть совершенно осознана, расчетлива и очень умна. И она знает, как сделать так, чтобы грехи клира и паствы вышли наружу и предстали воочию.

Второе действующее лицо — это Цинизм. Цинизм тех, для кого вообще вся эта история — не более чем эпизод борьбы двух разных клик в нашей элите, какое-то скрытое перетягивание каната между президентом и патриархом, а то и вообще — мелкая бизнес-разборка. Ну и вот теперь кто-то на крючке, кто-то по уши в дерьме, а кому-то не светит хорошая должность при хорошем окладе.

Но есть и третье действующее лицо — и это Злоба. В отличие от умной Ненависти Злоба безрассудна и слепа. Она и в самом деле не видит дальше носа. Но она притаилась в наших красивых отреставрированных храмах, в велеречивых проповедях батюшек и, главное, сердцах миллионов верующих. Эта Злоба часто выражается наивно, в виде гневного крика церковной бабушки неправильно одетой женщине, зашедшей в храм поставить свечку. Но она принимает зачастую самые утонченные формы. Помню, когда один православный интеллигент радовался землетрясению в Армении как Божьей каре за карабахский протест. А кто-то очень именитый столь же удовлетворенно рассказывал о японском цунами как о небесном возмездии за требование Южных Курил.

Еще со времен Ницше мировое антихристианское подполье знает, что лучший способ борьбы с религией Христа — это публичное обнажение этой таящейся в нас Злобы. Эта Злоба удовлетворенно цитирует места из Писания о карах Господних и заставляет равнодушно игнорировать Нагорную проповедь как что-то подозрительно толстовское. И сегодня опять мы слышим крики «Мало дали. Их бы отправить в синагогу или мечеть» и прочее, за что в скором времени и не на Страшном суде станет стыдно.

Этот унизительный в первую очередь для верующих России политический процесс сделал Церковь вместилищем темной злобы, инструментом циничных интриг и легкой добычей ненависти антихристиан всего мира. Остается не слишком сильная надежда, что Мосгорсуд хотя бы пересмотрит меру наказания и отпустит девушек домой к своим детям. Хотелось бы пожелать, чтобы и умные священники присмирили своих обуянных злобой единоверцев, а православные не только почитывали на ночь вечерние молитвы, но хотя бы иногда заглядывали в Евангелие. А нашей так называемой элите полезно сходить на французский фильм «Прощай, моя королева», идущий сейчас в московских кинотеатрах, чтобы на примере несчастной Марии-Антуанетты понять, как опасно пренебрежение чувствами миллионов простых людей.
izvestia.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий