О гностиках и масонах

— А чем им мешают христиане?

— В закрытых клубах все держится на духе денег и власти. Бывший глава Всемирного банка Жак Аттали говорил еще в начале 90-х, что будущая цивилизация — это цивилизация кочевников. Транснациональным корпорациям не нужны люди, у которых есть чувство Родины, привязанности, какие-то непрофессиональные обязанности. Им хочется сосредоточить все обязанности человека на рабочем месте; всё остальное должно быть легко выносимо за скобки. Я полагаю, что за нападками на христианскую модель моногамной многодетной семьи стоят интересы вот такого бизнеса.

В советское время говорили, что религия отвлекает людей от строительства коммунизма. Складывается ощущение, что сегодня кто-то видит в ней досадное отвлечение от дел и в капиталистическом мире. Во всяком случае, если присмотреться, что происходит в глобальной политике на уровне ценностей — какие ценности поддерживаются, а что оттесняется на обочину-то вырисовывается достаточно ясный тренд. Он радикально антихристианский и антитрадиционалистский.

Этим элитам нужна власть не просто над кошельками (с этим у них уже все в порядке), а над умами и сердцами людей.

Надо учитывать, что кроме масонских лож есть и другие, отчасти пересекающиеся с ними сети, например, явно поддерживают друг друга «голубая мафия» и масоны. И это не только шоу-бизнес, но порой и уровень госуправления. Сидит в правительстве РФ чиновник и кладет на самое дно папки присланные из Думы на согласование законопроекты о защите семьи и детства, и в итоге на приходе одного чиновного гея законы не принимаются годами.

Виталий Милонов, депутат Петербургского городского законодательного собрания, автор регионального закона, запрещающего пропаганду гомосексуализма, рассказывал мне, что к нему приходят письма с угрозами: «мы тебя, выродок, убьем» Он отправляет их Следственный комитет, реакция — ноль. Такое впечатление, что у человека, на стол которому их положили, не только мундир «голубой». А ведь речь об угрозах депутату законодательного собрания.

— То есть слова Патриарха о войне против Церкви — это не фигура речи?

— Когда мы видим у радикальных антихристиан трибуны глобального и федерального уровня, огромные медийные возможности, надо иметь мужество сказать то, что сказал Патриарх Кирилл: идет война против Церкви. И ведется она отнюдь не группой российских хулиганов…

Я не любитель военно-фронтовой лексики, но не могу не прислушаться к Патриарху. Он говорит о войне вовсе не потому, что его обидели какие-то девчонки. Полагаю, он реагирует не на выходку в храме, а на то, как медиа, особенно на Западе, подали эту историю.

— Какие же ценности могут предложить современные идеологи взамен евангельских?

— Участвуя в Международном гуманитарном форуме в Баку (уровень форума был самым серьезным — 11 президентов, 12 лауреатов Нобелевской премии), я был поражен последовавшим после президентских поздравлений установочным выступлением Каталины Боджиай (она — президент генеральной конференции ЮНЕСКО).

После дежурных слов об уважении разнообразия и ненужности обязательной идеологии, вдруг прозвучал призыв — все мы должны следовать философии убунту. Оказалось, что это философия коллективности, солидарности: твоя боль — моя боль, мы должны быть вместе и помогать друг другу.

Зарывшись в Интернет, я выяснил, что загадочной философии убунту всего-то 20 лет. И порождена она знаменитым чернокожим англиканским архиепископом, лауреатом Нобелевской премии Десмондом Туту. Это попытка привить своему народу какие-то представления о приличиях на основе христианских истин. То есть это слегка замаскированная христианская проповедь. Может быть, для зулусов так доходчивее. Но зачем европейскому политику так маскировать христианские ценности?! Чьей цензуры, какого главлита он боится?

Чьей цензуры боится Джоан Роулинг? Уже после выхода всех свои семи книг про Гарри Поттера она призналась, что изначально задумала эту сказку как христианскую, но боялась, что ее секрет раньше времени станет известен издателям и рецензентам…

Вспомним недавние споры в Европе по поводу категорического запрета упоминать в прессе и Конституции Европейского союза христианские истоки и ценности. Этого требовала Польша, Португалия… Но антихристианская евробюрократия оказалась сильнее. Евроконституция была провалена, но отнюдь не из-за протестов христиан (скорее ее похоронили голландские сторонники свободы наркотиков и гомосексуализма).

Оказавшись на Западе, ты не всегда можешь выбрать близкую тебе ценностную стезю и даже тему для исследований. Один мой крестник в начале 90-х поехал учиться в Сорбонну, так его желание взять тему по христианству было отвергнуто, и его понудили писать комплиментарную диссертацию по масонству.

— Почему при такой серьезной угрозе разговоры о масонах в России производят впечатление не серьезной аналитики, а детских страшилок?

— Потому что не в той стране живем. Жили бы в западном мире, имели бы возможность внимательнее следить за прессой… Там, кстати, сделано немало журналистских расследований и книг-досье о такого рода секретных организациях. Но и секретные элитные клубы научились грамотно реагировать на такие расследования. Они не оспаривают сказанное о них, но мгновенно издают еще сотню книжек о себе… макулатурного уровня. С такой критикой масонов, что предпочтешь быть другом масонов, чем прослыть адептом такой их критики. Заболтать тему — это один из методов ухода от критики.

— Есть ли в России настоящие масоны?

— Хотите, покажу фотографию баннера с омской улицы — с приветствием участников масонского собрания? Они там открыли очередной округ. Причем, округа у них «нарезаются» в трансграничном варианте — в него может войти часть России, Казахстана, Китая.

Кстати, на словах они вроде бы не против Церкви, в программе омского «слета» наряду с языческими купаниями на Ивана Купалу значилось посещение местного православного монастыря. Я потом спрашивал у участников, как все прошло, и выяснилось, что на языческие купания поехали всем составом, а в монастырь направили группу местных инвалидов.

— Если масонов интересуют деньги и власть, а не тонкости духовной жизни, почему они не могут просто мирно сосуществовать с представителями мировых религий, в частности, с христианами? Зачем нужна война?

— Я думаю, что здесь примешивается что-то субъективное. Ну как личная обида слепит глаза и подталкивает к иррациональным шагам. Зачем большевикам в декабре 1917-го, когда у них еще власть под ногами шаталась, надо было принимать не прибавляющий им тогда народной симпатии Декрет об отделении церкви от государства — с лишением церкви прав юридического лица, прав собственности, с запретом на обучение детей религии?

Значит, личная затаенная ненависть к христианству была так велика, что проявлялась в готовности идти на политические риски, на усиление позиции своих вооруженных врагов. Лишь бы этим «сволочам в рясах» причинить максимальную досаду…

Незабытые обиды, реальные или придуманные, часто вторгаются в реальную политику. Чем питается иррациональная ненависть, какой социальный опыт — личный или коллективный — может за этим стоять? — это вопрос к историкам и психологам.

Христианам же стоит помнить, что как бы ни были нелогичны и предвзяты наши критики, для нас важнее всего просто не давать и повода для этой критики. И от споров о древних тамплиерах просто перейти к реальной помощи ныне живущим людям.

***

(это интервью готовилось дял одного серьезного светского издания, причем по заказу его главреда. Но отчего то не пошло).

Источник

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий