Почему нужно каяться за суррогатное материнство?

Протоиерей Максим Козлов

Священный Синод Русской Православной Церкви вынес решение о том, что крещение ребенка, появившегося на свет путем суррогатного материнства, возможно только после церковного покаяния его родителей. Комментирует это заявление Синода протоиерей Максим Козлов,  член Синодальной библейско-богословской комиссии, настоятель храма Серафима Саровского на Краснопресненской набережной.

Цель документа — внести необходимую ясность о суррогатном материнстве в общество, где отсутствует отчетливое представление о том, что такое христианство и что означает быть христианином. К сожалению, минувшие десятилетия отчасти приучили наших людей воспринимать Церковь как своего рода комбинат религиозных услуг, где можно получить то, что хочется, при этом ничего, кроме оплаты, от Вас не потребуется.

Поэтому и документ о суррогатном материнстве следует рассматривать в контексте общей позиции Русской Церкви, которая ожидает от родителей ответственного отношения к крещению собственного ребенка.

Когда же речь идет о суррогатном материнстве, люди, по сути дела, свидетельствуют, что они выбрали поступок, недопустимый с точки зерния христианской нравственности. Недопустимый потому, что здесь речь идет о принципиальном искажении института брака как союза одного мужчины и одной женщины, у которых рождаются дети. Возникает третий участник союза — суррогатная мать, которая низводится до физический эксплуатируемой телесности: она должна выносить ребенка, получить за это деньги и отбыть восвояси.

Это, повторяю, принципиальное искажение института брака как союза мужчины и женщины, которые делят в жизни и радости, и горести, в том числе и те горести, которые могут быть связаны с бесплодным браком. Христианин помнит о том, что существует воля Божия, по отношению к любому факту жизни человека, тем более такому важнейшему событию, как рождению ребенка.

При этом ЭКО Церковь не запрещает — за исключением случаев, когда речь идет о редукции, то есть об избавлении от «лишних» оплодотворенных яйцеклеток. Потому что при всей проблемности этого действия, все же речь не идет об искажении понятия брака и роли матери.

Каждому человеку — в том числе родителям, допустившим суррогатное материнство — открыта возможность покаяния, то есть изменения  отношения к собственным грехам.

Но это должно быть именно покаяние. С тем, чтобы не получилась, что можно сидеть одновременно на двух стульях: и вопиющим образом свидетельствовать о том, что у человека свои взгляды, свое мировоззрение, и одновременно делать вид, что он каким-то образом причастен к Православию. Собственно, необходимостью покаяния люди просто ставятся перед возможностью выбора: или быть православным христианином и ребенка так воспитывать, или находиться вне ограды церковной. Безусловно, ребенок за грехи родителей ответственности не несет, поэтому в последнем случае он, вырастая, сам может принять решение о крещении.

Безусловно, кто-то может и просто не рассказать о том, что его сын или дочь появились на свет именно путем суррогатного материнства. Но все-таки обмануть священника на беседе или на исповеди — это еще не значит обмануть Бога…

По крайней мере, принятие документа приведет к тому, что люди, в том числе публичные, не станут моделями для подражания, демонстируя, что можно и не отвлекаться на вынашивание собственного ребенка, когда деньгами легко обеспечивается его появление на свет.

 

Автор: КОЗЛОВ Максим, протоиерей

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий