Протодиакон Андрей Кураев: «Не ведомство церкви быть прокуратурой, квалифицировать преступления, требовать жестких мер»

Профессор Московской духовной академии, богослов и православный миссионер – всегда независим, поэтому им недовольны и в Церкви, и вне Церкви. Весной Ученый совет Московской духовной академии осудил Кураева за его снисходительную  оценку акции Pussy Riot. Летом в адрес Патриарха Кирилла пошли письма с просьбой запретить служение «антицерковного деятеля Андрея Кураева в связи с его богохульной деятельностью». Сам протодиакон Кураев называет таких просителей «православными Pussy Riot».

Отец Всеволод Чаплин? Всеволод Чаплин!

— Это очень интересный феномен сегодня — православный перфоманс, это игра в православие. Вот позиция отца Всеволода Чаплина — это  православный перфоманс! В мире постмодерна на перформанс отвечают тем же. Игра в ответ на игру. В данном случае — игра в супер-ортодоксию для  сознательного эпатирования публики. Если бы это было искренне, то это был бы отдельный  разговор. А пока… бояться о. Всеволода...  Людям кажется, что это ужасное средневековье, а на самом деле это модернизм, так как человек  сам не верит в то, чем пугает других.

Подождите, но Чаплин фактически спичрайтер Патриарха?!

— Вот как это совместить я не знаю.

—  То есть  сам он не сильно верит?

— Вопрос веры отца Всеволода интересен и отнюдь не закрыт для многих людей, которые его хорошо знают не один десяток лет. Если бы появился человек из ниоткуда  и начал вот так говорить, то можно было изумиться – «как такие вещи можно говорить в 21 веке?!». Но жизнь о. Всеволода прошла на глазах церковной элиты, в том числе экспертной, его взгляды и его отношение  к православию нам хорошо известны. Поэтому и говорю: не пугайтесь о. Всеволода. Он добрый. Это просто перфоманс.

—  Но тогда почему ему Патриарх доверяет?

— Доверяет или не может от него дистанцироваться, я этого не знаю. О. Всеволод, безусловно, очень работоспособный человек и  очень талантливый человек. Один из его талантов, нужных именно в его нынешней должности — он идеально работает с официально-протокольным языком.

—  Он призывал девушек из Pussy Riot покаяться и тогда Церковь их простит, но ведь девушек судит не церковный суд, а светский?!

— Здесь идут непонятки из-за многоуровневости слов. Церковное прощение в собственно церковном языке означает просто допуск к Причастию. У каждого из нас есть свои вины перед Богом и поэтому, по церковной традиции,  к чаше с Кровью Христовой я могу подойти только после исповеди. Это общеизвестно. Если этим женщинам нужно будет участие в таинствах Русской Православной Церкви, и они будут об этом просить, их любой из нас, и я в том числе, готов выслушать. И ни к какому суду это просто не имеет отношения.

—  Возвращаясь к Чаплину, тем что он критиковал девушек, он не нарушал Нагорную  проповедь – «любите врагов ваших»?

— Ключевые слова Писания взывают к своему истолкованию. Сегодня одни толкователи говорят, что эти слова Христа не знают исключений. Другие же считают, что они относятся лишь к личным недругам, но не к врагам отечества или веры. В любой религии есть два русла: богословие любви и богословие ненависти. Но их именно два, и это означает, что у меня есть право выбора, обязанность выбора.

—  У меня такое ощущение, что нынешнее состояние Церкви — это богословие ненависти…

— Это не так. Нельзя по некоторым спикерам судить, что думает Церковь.

—  В июле в Москве было  массовое стояние, где выступал Чаплин, и  шла речь о том, что надо девушек  из Pussy Riot выпустить, но взамен того, чтобы они такую же акцию сделали в синагоге и мечете. И тогда наказание им пойдет оттуда, и это будет сильнее, чем от православных.

— Нужно людям, которые дают такие советы этим феминисткам, самим пойти к психотерапевту. Тут очевидная психическая травма,  фрустрация, вызванная не до конца осознаваемым внутренним разрывом между психической реальностью и теми требованиями, что человек к себе сам же и предъявляет.

Такие советы и мечты означают, что человек залез в конфессию не по размеру. Внешне он выбрал христианство, а внутренняя структура его эмоций и мечтаний соответствует миру Ветхого Завета или ислама, где «око за око, зуб за зуб». И человеку неудобно, он чувствует какое-то внутреннее беспокойство. Все его естество жаждет ответить от души по принципу  «размахнись плечо, раззудись рука», но формально-принятые убеждения в правоте Нагорной проповеди его ограничивают. Отсюда и мечта вуайериста: сам не смогу, но хоть посмотрю, как другие это сделают! Поначалу и я возмущался такими публичными мечтаниями о посыле в мечеть. Но потом понял, что это надо воспринимать просто как исповедь пациента.

—  Даже если этот пациент в рясе?

— Ну, что ж  поделать! В церкви как и в больнице – больны все, в том числе и хирурги.

 Легко дать людям разрешение на выплеск  ненависти, но загнать его обратно значительно тяжелее 

— С Pussy Riot у вас тоже другая позиция, отличная от той позиции, которую официально озвучивает Чаплин, и вы даже сказали, что готовы предоставить им кров, т.е. вы готовы фактически их спрятать?

— Да, конечно, не в смысле от правосудия, а от погромщиков.

—  От того самого религиозного перфоманса?

— Если дойдет до насилия, то это будет уже не перфоманс, а реальная боль и реальное преступление.

—  Вы думаете, если их отпустят, то их жизни может угрожать реальная опасность?

— Надеюсь, что уже нет, если специально не разогревать волну под названием -  «не забудем, не простим».

—  Но она уже разогрета.

— Думаю, что это серьезнейшая ошибка церковного пастырства. Есть вещи, которые нельзя будить. Легко дать людям разрешение на выплеск  ненависти, но загнать его обратно значительно тяжелее. Думаю, что произошла  банальная политическая ошибка. Была иллюзия, что можно принять эту подачу, перефинтить ее и использовать на благо Церкви. Мол, весь мир увидел, что нас обидели. Весь мир видит (обязан увидеть) нашу боль и нашу беззащитность. А потому нужно принимать закон, который  криминализировал бы кощунство, издевательство над чужими святынями, и в Уголовный Кодекс надо внести соответствующую статью. Для этого церковные спикеры долго не давали утихнуть вниманию к февральской выходке и требовали жесткой реакции властей. Но потом в раскрутке ситуации подключились уже более серьезные игроки. И в итоге общественное мнение в статусе жертв видит  уже не нас, а арестованных феминисток.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий