Пётр и Ольга Столыпины. История любви

Пётр и Ольга Столыпины

Каждые два-три дня пылкий влюбленный посылал даме своего сердца письма с такими признаниями: «Милая, ненаглядная, любимая, драгоценная и единственная… Ангел… Дорогая зазнобушка моя… Душка ненаглядная… Желанная… Моя прелесть… Дорогой ангел, бесценное обожание… Милое, обожаемое сокровище мое… Родная голубка… Такое у меня умиление, такая нежная к Тебе любовь…» и тому подобное.

Кем же был этот Ромео? Юным романтиком? Отнюдь. Эти строки принадлежали зрелому 42-летнему мужчине и предназначались не деве юной, а собственной жене, обремененной заботами об их шестерых детях. Имя этого пылкого влюбленного – Петр Аркадьевич Столыпин.

За громадой дел, совершенных этим незаурядным человеком и достаточно известным широкому кругу людей, как-то в стороне остались подробности его личной жизни. Между тем они достаточно интересны и поучительны, чтобы о них рассказать. И, в частности, о его любви к Ольге Нейдгардт и нетривиальной истории их женитьбы.

Жизнь Петра Столыпина в течение сорока лет была связана с Литвой. Здесь он обосновался с семилетнего возраста, когда родители будущего реформатора России поселились в Вильне. Позже Столыпин служил ковенским уездным, а затем губернским предводителем дворянства. И когда был назначен гродненским, саратовским губернатором и, наконец, стал премьер-министром России, Столыпин бывал в Литве, постоянно наезжал в свое имение Калнабярже (тогда говорили — Колноберже) под Кедайняй, где его семья обычно проводила теплое время года. Кстати, в последнюю в своей жизни поездку в конце августа 1911-го премьер Петр Аркадьевич также отправился из Калнабярже, где в то лето располагалась ставка главы кабинета министров России. Через несколько дней после приезда в Киев для участия в торжествах по случаю открытия памятника императору Александру Второму в результате покушения Столыпин был убит.

…Итак, в Вильне Петр получил домашнее образование и продолжил обучение в Первой государственной гимназии. В списке ее выпускников 1877 года значится и отмеченный серебряной медалью старший брат Петра — Михаил Столыпин. Михаил выбрал для себя карьеру военного, блестяще закончил военную академию в Петербурге и поступил на службу в элитный Преображенский полк. Казалось, ничто не должно было омрачать дальнейшую карьеру молодого офицера, чей отец, кстати, дослужился до воинского звания генерал-лейтенанта... Однако случилось непредвиденное: ссора Михаила Столыпина с князем С.И.Шаховским привела к дуэли, в результате которой Михаил получил тяжелое ранение. С этой минуты присутствовавший на поединке Петр Столыпин ни на миг не покидал брата…

Предсмертная агония умирающего офицера длились несколько дней. У постели дуэлянта постоянно дежурили Петр, а также нареченная невеста Михаила Ольга Нейдгардт… Словно предчувствуя, что минута расставания с жизнью вот-вот наступит, Михаил, будучи еще в полном сознании, вложил руку своей невесты в руку Петра и благословил младшего брата на заботу о девице Ольге.

Двадцатилетний Петр Столыпин был в то время студентом–второкурсником естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Ольга Нейдгардт состояла фрейлиной при императрице Марии Федоровне.

Трудно сказать, в какой именно момент чувство признательности между Петром и Ольгой, возникшее в часы круглосуточных бдений у постели дорогого для них обоих человека, переросло в чувство привязанности друг к другу, а затем и в высшее ее проявление – любовь. Но ровно через два года после кончины Михаила Столыпина Петр и Ольга поженились. Тем самым, согласно установлениям высшего света, был выдержан «испытательный срок» для невесты, потерявшей нареченного жениха, по истечении которого она снова становилась свободной в выборе спутника жизни. И фрейлина императрицы твердо ответила «да» на предложение студента Петра Столыпина (теперь уже четверокурсника) стать его супругой.

Выходит, подобные истории — когда умирающий благословляет женитьбу на своей невесте родственника или близкого друга — случались не только в ходульных романах, но и в реальной жизни. В нашем случае сюда примешивался и какой-то дополнительный мистический смысл: ведь в судьбе фрейлины точь-в-точь повторилось случившееся ранее с ее патронессой, российской императрицей Марией Федоровной. И наверняка фрейлине была известна, пусть и в общих чертах, история замужества ее августейшей покровительницы.

Мария Федоровна – в девичестве датская принцесса Дагмар – была помолвлена с Великим князем Николаем Александровичем, старшим сыном российского императора Александра Второго и наследником престола. Цесаревича, как было заведено при российском дворе, загодя готовили к грядущей великой миссии. В течение нескольких лет он проходил специальный курс «государевой науки», изучая тонкости экономики, политики, культуры, других наук, чтобы быть готовым в нужный момент стать самодержцем.

К весне 1864 года Николай прошел необходимое обучение, настало время подыскивать себе невесту. Династические интересы Дома Романовых привели его в Копенгаген, столицу Дании, где он и был представлен тамошней принцессе Дагмар. Долго ли, коротко ли, но в сентябре 1864 г. состоялась помолвка российского цесаревича и датской принцессы. Незадолго до объявленной свадьбы цесаревич Николай отправился в путешествие по Италии и там неожиданно заболел, получив туберкулезное воспаление спинного мозга. Его отправили на лечение в Ниццу. Усилия европейских светил медицины, среди которых был и первейший из российских докторов Пирогов, увы, смогли лишь на время отсрочить кризис.

В первых числах апреля 1865 года стало ясно, что дни наследника престола сочтены. Младший брат Николая Александр, второй по старшинству среди Великих князей Дома Романовых, срочно отправился во Францию, по пути к нему присоединились принцесса Дагмар и ее мать, датская королева Луиза. Дежурство у постели Николая на вилле Бермон в Ницце несли нареченная невеста и его младший брат. Трое суток продолжалось их бдение у постели дорогого для обоих человека, но 12 апреля 1865 г. случилось неминуемое – цесаревич скончался. Легенда донесла до нас последние слова Николая. Соединив руки брата Александра и своей нареченной невесты Дагмар, умирающий внятно произнес: «Любите, любите…»

Сразу же после кончины Николая император Александр Второй издал Высочайший Манифест о провозглашении наследником-цесаревичем своего сына Александра. А в остальном вышло так, как завещал Великий князь Николай Александрович. Его младший брат вскоре по-настоящему увлекся датской принцессой, они стали встречаться, и с согласия обеих сторон венценосных родителей состоялась их помолвка, а затем – 28 октября 1866 года – и свадьба 21-летнего наследника российского престола и 19-летней датской принцессы, отныне ставшей российской цесаревной, принявшей православие с именем Мария.

В марте 1881 года после трагической гибели от рук террористов Александра Второго на российском престоле его сменил наследник-цесаревич, который стал именоваться императором Александром Третьим, а его супруга – императрицей Марией Федоровной.

Вот такая предыстория.

…Женитьба Петра Столыпина и Ольги Нейдгардт была неординарной и по двум другим существенным признакам. Петр был на три года младше своей суженой. В те годы супружеский союз, когда жена была старше супруга, расценивался как нонсенс. По крайней мере, в дворянской среде. А Петр и Ольга были представителями семей, родословные которых по линии столбового дворянства прослеживались в течение нескольких веков. Еще одной серьезной меткой их союза можно считать то обстоятельство, что свадьбу отыграли, когда Петр еще являлся студентом. В России студенты, как правило, не обзаводились семьей, а решались на этот шаг, только получив диплом.

Вскоре после свадьбы жизненные обстоятельства вынудили студента-четверокурсника Петра Столыпина оставить занятия в университете, а через год держать выпускные испытания на правах соискателя-экстерниста. Среди профессоров, принимавших у него экзамены, был и знаменитый химик Дмитрий Менделеев. История сохранила похвальный отзыв ученого о способностях студента-заочника. Положительно была оценена и диссертация Столыпина, представленная им для защиты. 7 октября 1885 года Петр Столыпин был утвержден Советом Санкт-Петербургского университета кандидатом физико-математического факультета. Поразительно, но факт: именно в этот день в семье молодоженов Столыпиных родился первенец — дочь Мария.

Став взрослой, Мария Столыпина (по мужу — фон Бок) написала книгу «Воспоминания о моем отце». Среди прочего в ней описывается семейная обстановка в доме Столыпиных. Из признаний дочери следует, что их семья была единым дружным организмом, а взаимные чувства родителей укреплялись на фоне общих забот по воспитанию Столыпиных-младших, численно возраставших год от года.

Плодовитость супружеской пары в России всегда являлась признаком крепкой семьи. У Петра и Ольги Столыпиных родилось шестеро детей – пять дочерей и, наконец, в 1903 году – последний, единственный сын, названный Аркадием в честь деда.

Ежегодно в Калнабярже Столыпины проводили, как они называли, «праздники рабочих». Устраивались они осенью, после уборки урожая. В этот день детям всех наемных рабочих столыпинского имения было принято дарить по комплекту теплой одежды, а их матерям — по теплому платку. Шили платья для девочек и рубашки для мальчиков всем столыпинским домом: и гувернантки, и жена Петра Аркадьевича, и их дети. Работали все лето – ведь подарки надо было приготовить для сорока семей.

В семье Столыпиных было принято вслух читать детям сказки, доступную для их восприятия классику. Петру Аркадьевичу особенно нравился Тургенев, и, по словам Марии Бок, его произведения вслух читали особенно часто. Семья была крепкой, глубоко верующей, истинно дворянской. Как-то Петр Аркадьевич шутливо заметил: «У нас староверческий дом — ни карт, ни вина, ни табака…»

Семья возрастала не только численно, но и той степенью доверия и взаимного уважения, без которых немыслимо строительство здания под названием «семейный дом». И, несомненно, стержнем этого дома было чувство, имя которому – Любовь. Кажется, с течением временем оно только укреплялось…

Признания в любви, приведенные нами в начале, – это выдержки из писем 1904—1905 годов (цитириуется по: П.А.Столыпин. Переписка. Москва, РОССПЭН, 2004). Все они отправлены Петром Аркадьевичем супруге в Литву, в Калнабярже. Адреса же отправителя разные – Саратов, Симбирск, Москва, Вена, Санкт-Петербург, Чулпановка, Кузнецк и пр. Столыпин слал жене телеграммы и из поездов по адресу: «Ковенская губерния, Кейданы Либавско-Романовской железной дороги. Ее Превосходительству Ольге Борисовне Столыпиной». На станции были осведомлены, что о получении столыпинских телеграмм надо оповещать Калнабярже. От Кейдан (ныне Кедайняй) до Калнабярже каких-нибудь полтора десятка километров, так что телеграфные весточки доставлялись в столыпинское имение без промедления. Слал П.Столыпин и весточки с волжских пароходов по пути их следования. Например, в его письме на бланке «Пароход общества «Самолет» «Пушкин» есть приписка «Между Симбирском и Самарою».

В то время Столыпин был губернатором крупнейшей губернии России – Саратовской. В содержательной части его писем – наставления по ведению хозяйства в Каланабярже, рассуждения об общих знакомых, об обстановке во вверенной ему губернии, где, кстати, уже назрела так называемая революционная обстановка, сообщения о множестве больших и малых дел, которыми приходилось заниматься Петру Аркадьевичу вдали от семьи, в том числе о приюте на несколько дней в Саратове группы ковенских гимназистов с их наставниками, путешествовавших по Волге на теплоходе, а также вполне рутинных — к примеру, о поездке в фамильное имение в Поволжье и хлопотах по его разделу и продаже.

Менялись города и веси, куда судьба забрасывала Петра Столыпина, не менялось только отношение автора писем к даме его сердца, и адрес, куда отсылались весточки: Калнабярже.

Трудно отказать себе в удовольствии процитировать столыпинские производные от слова «душа», обращенные к любимой жене: Душка, Дутик, Дутя, Дуду, Дудутя, да еще с прибавлениями: Душка ненаглядная, Дутик сладкий, Дуду Душка ненаглядная и т.п. Вот к каким лирическим высотам уводит фантазия влюбленного человека! А самую суть своего чувства в письме от 15 мая 1904 года Столыпин выражает так: «Все, что мне дорого, я оставил в Колноберже…»

В заключение еще о нескольких совпадениях. Премьер-министр России Петр Столыпин скончался от выстрелов террориста в сентябре 1911 года, когда ему было 49 лет. Император Александр Третий умер естественной смертью в 1894 году также в 49-летнем возрасте. Период вдовства императрицы Марии Федоровны, как и ее бывшей фрейлины, превысил три десятилетия. Российская вдовствующая императрица пережила своего августейшего супруга на 34 года и скончалась на своей родине, в Дании, в 1928 году в 81-летнем возрасте. Ольга Борисовна Столыпина пережила своего супруга на 33 года и скончалась в эмиграции в 1944 году на 85-м году жизни.

Источник: газета «Обзор»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий