Рассказ сбежавшей из Норвегии Инги Эйкевог. Часть 1

Я начинаю публиковать записи Инги Эйкевог, недавно сбежавшей из Норвегии со своим маленьким ребенком.

Анна Кисличенко

Я, честно говоря, под впечатлением. Пару лет назад у меня была идея съездить именно в Скандинавию, чтобы познакомиться с иным опытом воспитания детей, который мне издали казался чем-то вполне прогрессивным в тех аспектах, что там не носятся за детьми с теплыми жилеточками, с ложками каши и вообще относятся по-взрослому. Столкнувшись за последнее время с огромной разницей культурных отличий, я передумала осуществлять учебный тур. Не зря говорится, гусь свинье не товарищ. Очень уж мы разные.

Сегодня я познакомилась с Ингой, очень милой разумной женщиной. Вот текст ее рассказа, часть 1:

Находясь в здравом уме и твердой памяти, я обращаюсь с просьбой помочь и защитить меня и моего сына, граждан России, от посягательств властей Норвегии на мои материнские права и на право моего ребенка проживать на его Родине вместе с матерью.

В связи с последними драматическими событиями, связанными с нарушением прав российских матерей и их детей, насильственно разлучённых на территории Норвегии и Финляндии, а также на основании моего личного негативного опыта, связанного с временным пребыванием в Норвегии, я опасаюсь снова ехать в Норвегию на место жительства моего супруга.

Мой муж, гражданин Норвегии, пытался запретить моему сыну, гражданину России, выезд из его страны, тем самым оставляя сына «в залог» моего возвращения (хотя я никогда не согласилась бы оставить ребенка даже на короткий период); подвергал меня принудительной ассимиляции, дискриминации и ограничивал меня в праве заботиться и воспитывать нашего сына.

На территории Норвегии я также подвергалась опасности преследования службой опеки «Барневарн», имеющей неограниченные полномочия и за последние годы зарекомендовавшей себя опасной за творимый ею произвол в отношении детей и их родителей.

Я корю себя за недостаточную информированность в отношении этой проблемы до поездки в Норвегию, за свою доверчивость и за то, что положилась на «честность и порядочность» своего мужа.

За выезд из Норвегии с сыном, состоявшийся при добровольном и письменном согласии мужа, последний обвиняет меня в похищении ребенка, требует в кратчайшие сроки приехать в Норвегию с сыном, угрожает экстрадицией меня и сына, обращением в полицию с заведением дела о похищении, обращением в Министерство Юстиции и Интерпол. От имени своего адвоката он заявляет, что сделает всё для возвращения ребенка в Норвегию.

В середине октября на мой адрес электронной почты поступило письмо на английском языке, напечатанное на фирменном бланке адвокатской конторы, от женщины Janet Riise, представившейся адвокатом моего мужа.

В письме содержалась информация, не совсем или вовсе не соответствующая действительности. Как то, что наш сын — гражданин Норвегии, и у него также есть российское гражданство.

Я бы существенно перефразировала эту фразу: наш сын — гражданин России, и у него также есть норвежский паспорт, полученный с моего разрешения через 9 месяцев после его рождения.

Наш сын родился в России, получил свидетельство о рождении со штампом о гражданстве, прописан по месту жительства в Москве и он выехал из России по заграничному паспорту гражданина Российской Федерации. По нему же он и въехал обратно в Россию.

В тексте также присутствуют слова, что Норвегия — привычное место жительство нашего сына (это спорный вопрос, т.к. там он пробыл всего 1,5 месяца, а в России он прожил 10 месяцев с самого рождения).

А также, что согласно Норвежскому Закону о детях, статья 40, один из родителей не правомочен покидать страну с общим ребенком без согласия другого супруга.

У меня есть нотариально заверенный оригинал добровольного письменного соглашения, полученного мной от мужа, согласно которому я могу переезжать из Норвегии в Россию и обратно в течение года (несмотря на сопротивление супруга выдать мне этот документ и его слова, убеждающие меня, что при выезде из Норвегии такой документ не требуется).

В письме добавляется, что я не имею права вывозить ребенка из страны на более долгий период (какой?) или переезжать без согласия супруга (опять же, у меня есть согласие), а удерживать сына в России, согласно тексту письма, является нарушением, опираясь на статью 3 Гаагской Конвенции. Я не удерживаю сына в России. Это его Родина и он гражданин этой страны по праву рождения и согласно имеющимся у него документам.

Если ребенок не вернется в Норвегию в кратчайшие сроки, то супруг доложит об этом в полицию, будет требовать выдвинуть обвинения против меня и просить полицию доложить о похищении ребенка в Интерпол.

Муж также заявит в Министерство Юстиции о похищении ребенка.

Муж сделает всё, что в его силах, чтобы убедиться, что ребенок возвращён в Норвегию (звучит как угроза).

Мне предлагается предупредить эти меры, вернувшись в Норвегию с сыном.

В письме содержатся две грубые грамматические ошибки, одна из которых даже может быть подвергнута острой сатире и ставит под вопрос компетентность адвоката, от лица мужа обвиняющего меня в вышеперечисленном. Во фразе «a breech of the Norwegian Criminal Act» содержится ошибка («breech» — зад, ягодицы, вместо «breach» — нарушение) из-за которой фраза «Нарушение  Норвежского Уголовного Законодательства» обретает комический смысл.

Согласно ст.6 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации»,

. Гражданин Российской Федерации, имеющий также иное гражданство, рассматривается Российской Федерацией только как гражданин Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом. Россия и Норвегия не имеют соглашения о двойном гражданстве.

2. Приобретение гражданином Российской Федерации иного гражданства не влечет за собой прекращение гражданства Российской Федерации.

Даже находясь в Норвегии, я и сын попадали под юрисдикцию законодательства Российской Федерации, а именно ст.7. того же закона «Предоставление защиты и покровительства гражданам Российской Федерации, находящимся за пределами Российской Федерации», благодаря чему я и сын имели полное право вернуться в Россию.

Мой сын родился в России, является её гражданином и имеет право проживать на территории своей Родины, а также расти и воспитываться в соответствии с традиционными Российскими ценностями, культурой и нравственными заповедями.

Моему сыну 1 год и 2 месяца. Он очень привязан ко мне и нуждается в своей матери.

Я прошу без предубеждения отнестись к моему повествованию о моем пребывании в Норвегии, основанном на моих личных впечатлениях и наблюдениях, а также рассказах моего супруга и его окружения.

Я не стремилась в страну, которую принято считать самой благополучной в мире, за «красивой жизнью». Материальное положение мужа также не было привлекательным, чтобы меня можно было заподозрить в корыстных целях. Моё желание было создать семью на основе уважения и любви.

Продолжение следует

ЖЖ Анны Кисличенко

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий