«Сажают и увозят». Что иностранные гранты делают с русскими детьми?

Евгений Карасюк
Обозреватель Slon Magazine

Дети

Финансовая поддержка российских школ и талантливых детей опасна, если осуществляется за счет иностранных грантов. Таков буквальный смысл слов, сказанных накануне Владимиром Путиным на Совете по науке и образованию при президенте РФ.

«Иностранные фонды, <…> сетевые организации просто шарят по школам РФ много лет под видом поддержки талантливой молодежи, – уведомил общественность (и заодно компетентные органы) глава государства. – Прямо со школы абитуриентов берут, сажают на гранты и увозят».

Раздувая оборонный сектор, Россия планомерно урезает расходы на образование. Тем не менее в зарубежных грантах, направленных на повышение качества обучения российских детей и подростков, Кремль видит не пользу, а вред для страны. Каковы же масштабы бедствия?

Какие «сетевые организации» «шарят» по российским школам?

В этой роли действительно выступают международные благотворительные фонды и различного рода спонсоры.

Ряд организаций, оказывающих финансовую поддержку молодежи, созданы российскими предпринимателями, что, впрочем, не мешает чиновникам записывать некоторых из них в проводники чуждой политики. Таков фонд «Династия» Дмитрия Зимина – иностранный агент (согласно майскому решению Минюста), активно финансирующий в числе прочих школьное образование. Но есть и другие источники угрозы. Фонд «ЕвроАзия» и фонд Чарлза Стюарта Мотта на Северном Кавказе, говорится в обличительном докладе Российского института стратегических исследований, помогают учителям и ученикам развивать способности отстаивать гражданские права.

Между тем деятельность фондов в российских школах – лишь часть картины, вызывающей возмущение российских властей. Значительная доля финансирования, часто с прицелом на прикладные науки, предоставляется школам глобальным бизнесом, преимущественно в области информационных технологий: Intel, Google, Microsoft, HP, Cisco и т.д. Американские лидеры IT-индустрии активно спонсируют олимпиады и творческие конкурсы, часто проводимые под эгидой Минобрнауки и государственных вузов.

За один только 2013 год в программе YouthSpark («Твой курс: ИТ для молодежи») от Microsoft приняли участие более 80 тысяч российских школьников и студентов, а бесплатные курсы повышения компьютерной грамотности и основ предпринимательства посетили свыше 200 тысяч детей и подростков. Ранее Россия заняла первое место по количеству получателей грантов (15 учебных заведений) в конкурсе «Инновации в образовании», организованном при участии HP.

Что им всем нужно?

Официальные цели звучат несколько наивно на фоне привычной кремлевской конспирологии. «Предоставить учащимся дополнительне возможности за счет внедрения в учебные программы информационных технологий» (HP) или «Важно дать детям “пощупать и потрогать” профессиональную область» (Cisco). Фонд Google выделяет гранты школам не напрямую, а финансируя профильные проекты вроде «Кодабры» (обучение детей в школах и детских домах программированию). Цель компании – помочь незащищенным группы населения, включая детей из трудных семей, в изучении компьютерных технологий.

Стимулирует ли это таланты? Помогает ли формировать кадровый резерв? Несомненно. Сайт об инновациях Think Blue, созданный на деньги Volkswagen, принципиально согласен с Путиным: «Если раньше такие гиганты IT-индустрии, как Google и Microsoft, переманивали в свой штат высококлассных специалистов из разных стран, теперь они разработали новую тактику решения кадрового голода – самостоятельно выращивать гениев программирования еще в школе». Разница лишь в том, что пропагандисты инноваций видят в этом шанс ребенка на блестящую карьеру, а президент РФ – «пылесос».

О каких суммах идет речь?

«Отечественное финансирование победит иностранные гранты», – грозно заявляет Общественная палата. Но на деле государство только сокращает расходы на образование, которое и прежде не поражали воображение. Например, гранты мэра Москвы, выделяемые столичным бюджетом на школы, за год составляют в общей сложности 750 млн рублей. Сумма в несколько раз уступает пожертвованиям основателя Facebook Марка Цукерберга на реформирование системы общественных школ города Ньюарка (штат Нью-Джерси) с населением, примерно в пятьдесят раз меньшим, чем у Москвы. Финалист конкурса научно-инженерных проектов Intel ISEF, проводимого под патронажем некоммерческой организации Society for Science & the Public, получает в личное распоряжение больше денег, чем директор столичного лицея – в виде грантов мэрии на развитие своего учебного заведения.

Что пытается сделать власть?

Усложнить, если не запретить, грантовую деятельность для любых организаций с иностранным участием (или хотя бы с подозрением на него). Косвенная цель – оградить детей от искушения учиться и работать за пределами России. Уверенный шаг в этом направлении уже сделан. Осенью прошлого года Владимир Путин на два года заморозил программу школьного обмена с США (Future Leaders Exchange). В ее рамках более восьми тысяч российских школьников провели один учебный год в Америке. Детский омбудсмен Павел Астахов отметил «грубое нарушение принимающей стороной обязательств по безусловному возвращению прибывших на обучение школьников из РФ». Впрочем, и возвращение молодых россиян из-за рубежа тоже несет в себе опасность, полагают в Госдуме. Изучив госпрограмму «Глобальное образование» – будем считать нынешних старшеклассников ее завтрашними участниками, – депутат Валерий Селезнев испытал искреннее беспокойство. «За государственные деньги люди учатся за рубежом, – заявил он BBC, – а потом с измененным сознанием, завербованные, возвращаются к нам». Что тут еще сказать? Пускай сидят дома.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий