Семейной политике нужна стратегия восстановления

Этот рынок вводился под лозунгом «деинституционализации», то есть избавления от «институциональных» форм (детдомов) в пользу «семейных». Но сами эти термины отражают поверхностный взгляд, замечающий лишь видимые бытовые условия. И то можно возразить: детдом, где дети живут малыми «семейными» группами, и многодетная «опекунская семья» мало отличаются для детей в бытовом смысле. Главное же — этот вопрос разбирал на съезде В. Терентьев — надо смотреть в сущность отношений. И в детдоме, если он целенаправленно строится как учреждение для воспитания, а не только содержания, могут развиваться отношения в сущности семейные, бескорыстные. И «приемная семья» — это «опека по договору», отношения гражданские, отчужденные, значит, не бескорыстные. То есть сущностное отличие лежит в другом.

Принимающие детей опекуны сознательно между усыновлением и договором, между ролью матери и мачехи выбрали второе, то есть деньги. А с ними выбрали (они сами!) всё, что влекут договорные отношения — контроль и возможность расторжения договора без суда, то есть полную зависимость от лицензиара.

(За такой выбор мы не можем и не хотим упрекать самих приемных родителей, во всяком случае огульно. Многие из них искренне хотят дать семейное тепло детям, которые в нем нуждаются, и вроде бы какой же им резон отказываться от предложенных самим государством возможностей? Но деньги искушают и тех, кто без денег бы ребенка не взял, — иначе бы политика стимулирования не работала. И в очередь за детьми добавляются и такие, кто если и думал сначала, что его главный мотив бескорыстен, то потом жизнь поправляет эту самооценку, и те, кому просто нужны деньги, а не дети. А с тех пор, как стали платить большие деньги на усыновление и содержание подопечных инвалидов, присвоение ребенку инвалидности делает его лакомой добычей для рынка, и, как мы иногда сразу наблюдаем, предметом пристального внимания опеки.)

Подлинное содержание политики «деинституционализации» — замены учреждений («институций») «семьями» — легко выражается на языке рынка. Деинституционализация — это приватизация призрения сирот. По замыслу ее стратегов — полная, безвозвратная, со сжиганием мостов в виде ликвидации детских домов. В результате в проигрыше оказываются обе бескорыстные формы — родная семья и детдом, в выигрыше — форма отчужденных отношений, по сущности тоже институциональная, только частная. В обществе среди обычных свободных суверенных семей разрастается сектор подконтрольных, замещающих семью сообществ. Сектор «управляемого человечества». А главным индикатором текущей семейной стратегии сделан не объем этого сектора, а показатель, который этого процесса просто не замечает, — объем Банка данных о сиротах, то есть объем предложения детей на рынке, число детей, ожидающих перевода из обычной семьи в замещающую, суррогатную. «Так как это их право жить в семье нарушается», — поясняют стратеги. То есть у них выходит: если ребенка забрать у матери и тут же отдать платной мачехе, «право жить в семье» не считается нарушенным. А Банк данных такую передачу ребенка и вовсе не заметит — туда ведь попадают только те, кого не сумели передать мачехе в течение месяца!

2017 год для семейной политики не рядовой — в этом году мы провожаем, наконец, Национальную стратегию действий в интересах детей. Ее авторы не хотят признавать, что эта стратегия, которая откровенно проводила требования Совета Европы, — непосредственный виновник тех явлений, которые были представлены на съезде. Не говоря о прочих ювенальных и просто антипедагогических установках Нац. стратегии, по крайней мере две ее крупные идеи напрямую организуют вторжение в семью.

Это идея «раннего выявления неблагополучия» — бесстыдства самого этого выражения «наверху» уже не чувствуют. То есть идея необходимости поработать с семьей, в которой еще вообще ничего не случилось, но жадная прозорливость сопроводителей уже знает, что «у таких семей» может в будущем что-то случиться.

И идея «межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия». По ней все ведомства вместо выполнения своих собственных функций, в том числе по сдерживанию друг друга, начинают дружно работать на одну задачу выявления объектов для обоих рынков. В итоге: 1) функция, например, социальной защиты подавляется; 2) в обществе разрушается доверие — любое обращение за помощью может закончиться преследованием; 3) служащие полностью перестают понимать границы своих полномочий. Например, МВД начинает слушаться опеку вместо того, чтобы возбуждать на нее дела по превышению полномочий.

Необходимая стратегия семейной политики должна начинаться с решительного осуждения текущей семейной политики, сведенной к «проблеме сиротства» и решаемой рыночными методами. Стратегия должна восстановить нормальные, давно декларированные, а теперь забытые принципы государственой семейной политики. В совместной ответственности за детей семьи и государства государство должно заниматься своим делом — заботиться о социальной среде. То есть создавать точки опоры для семьи (рабочие места, детские сады и ясли, больницы и школы, культурные образцы поведения и чувств, кружки и секции для здорового досуга) и защищать семьи (все, а не адресно) от опасных для них явлений (в сфере информационной безопасности, оборота алкоголя и наркотиков, антикультурных образцов...). И этим обеспечивать, чтобы в любой, самой слабой семье дети имели возможность вырасти воспитанными, культурными и образованными. А вмешиваться в семью можно лишь тогда, когда из семьи исходит что-то антиобщественное, или в семье совершается преступление. Социальная помощь (а не услуги) должна оказываться только по заявлению и предлагаться, рекламироваться, а не навязываться...

Сложность не в том, чтобы выписать эти банальности о нормальных взаимоотношениях семьи и государства. Сложно построить переход к стратегии восстановления. Потому что, во-первых, в сознании занятых в этой сфере уже произошли серьезные деформации, так что и банальности отстоять непросто. А во-вторых, разбужены мощные интересы, опирающиеся на глобальных игроков, и они будут сопротивляться. Поэтому для победы в идеологической сфере важно сделать то, о чем мы сказали еще в 2013-м году в Красноярске. Сделать максимально прозрачными западные идеологические влияния, отменив исключения для работы в сфере семьи, образования, культуры при признании организации иностранным агентом. Мы справимся с нашими внутренними оппонентами, но надо перекрыть питающие их денежные реки.

Сложность — в ликвидации рынков, особенно рынка платного родительства. Безусловно, дискриминация детей по форме их «устройства» гнусна. Государство должно защищать всех детей в равной мере. Но перед людьми, опекунами по договору, уже взяты обязательства. Значит, понадобится какой-то переходный период, в течение которого их надо будет еще раз поставить перед выбором — либо усыновить своих детей, либо переоформиться в учреждение со всеми вытекающими требованиями. Рычагом для этого процесса может послужить, с идеологической стороны — взгляд на опеку по договору как не на семейную, а частную институциональную форму, а с организационно-юридической стороны, обеспечение приоритета усыновления перед неродственной опекой. То есть согласие «платного родителя» на усыновление не должно требоваться, но если он хочет усыновить ребенка, к которому привязался, у него должен быть приоритет.

Необходима идеологическая «реинституционализация» — прекращение огульного охаивания системы детских домов. Детские дома дают и примеры равнодушия к судьбе детей, и примеры великолепных воспитательных учреждений. Следовательно, в стратегии восстановления им должно быть уделено серьезное, целеустремляющее внимание. За основу нужно взять не чисто сиротские учреждения, а интернатную систему, позволяющую родителю из рядовой семьи оставить ребенка на ночь или на время работы в ночную смену или вахтовым методом, а также в случае трудной жизненной ситуации. Жизнь в таком государственном интернате должна строиться как элитарный образовательный процесс — с лучшими педагогическими и медицинскими кадрами. Именно учреждения, в которых содержатся сироты, должны становиться в каждом регионе «Президентскими лицеями», за право жить и учиться в которых шла бы борьба среди «родительских» детей.

Эти меры невозможно провести мгновенно, и они не сделаются сами по себе, без целеустремленной государственной воли. Поэтому эти вопросы — подлинно стратегические. Но некоторые аппетиты для добычи детей можно прекратить питать достаточно быстро, причем с пользой для бюджета. Кроме предложенных нами законопроектов, необходимы следующие срочные меры:

Устранить искусственные препятствия для заботы о детях не только родителями, но и с их согласия родственниками и другими гражданами. В случае утраты родителей родственники должны иметь возможность забрать в себе детей без всяких предварительных условий и проверок, по принципу «в тесноте, да не в обиде». К недостатку ресурсов семьи в таком случае нужно относиться так же, как и в случае родной семьи, то есть оказывать просимую помощь и проверять, только если возникнет повод.

Отменить приказы федеральных ведомств, организующие беззаконие, то есть расширяющие права служащих по вмешательству в семьи по сравнению с законом (список дадим). Также отменить все местные регламенты межведомственного взаимодействия по выявлению неблагополучия — достаточный регламент уже содержится в ФЗ-120 и может совершенствоваться в порядке обычной законодательной работы.

Устранить всякое соприкосновение органов опеки с неопекунскими семьями. Прекратить административное давление на служащих опеки, делающее их ответственными за неблагополучие в обычных семьях. Прекратить давление Правительства РФ на регионы, связанное с показателями «семейного устройства».

Исполнительная власть должна быть исполнительной. Запретить внедрение исполнительной властью каких-либо новаций в работе с семьями без гласного, публичного обсуждения с общественностью (не связанной с ее грантами) и представительной властью.

Создать условия для восстановления доверия граждан к государственным службам, для чего запретить информационный обмен между службами, не связанный с непосредственными обязанностями каждой службы.

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий