Софийский собор: «Великая церковь» Стамбула должна снова стать мечетью? («Die Welt», Германия)

На протяжении тысячи лет собор Святой Софии в Стамбуле был самой большой церковью в христианском мире. Османцы сделали его своей главной мечетью. При Ататюрке его превратили в музей. Современные же политики хотят сделать из собора символ «новой Турции»

 Бертольд Зеевальд (Berthold Seewald)

 

«Nika!» — «Победа!», скандировали народные массы на ипподроме, а также на улицах Константинополя.

Это была победа над императором и его чиновниками. Целых 10 дней в городе горели церкви, дворцы и другие общественные и частные здания. Но победа в итоге досталась не им. Правительственные элитные войска ворвались на ипподром и позаботились о порядке — по-своему. При этом погибли около 35 тысяч человек. Император Юстиниан победил во всех смыслах.

Среди всех мятежей, которые пришлось пережить Римской империи, описанное выше восстание «Ника», произошедшее в 532 году, имеет особенное значение. Во-первых, сохранилось довольно много документов, свидетельствующих о нем. Во-вторых, не исключено, что имел место большой заговор, которого хотел и который изо всех сил провоцировал император, и который в итоге закончился большим кровопролитием. По крайней мере, именно таким образом трактует это событие биограф Юстиниана Миша Майер (Mischa Meier) — событие, после которого тот в течение всех последующих 33 лет своего правления мог больше не бояться никакой оппозиции.

В знак благодарности Богу за поддержку, а также в подтверждение своего всемогущества Юстиниан велел построить церковь, да такую, какой еще свет не видывал. Собор Святой Софии. На протяжении почти 1000 лет он оставался самой большой христианской церковью во всем мире — символом победы над неверными и непокорными, а также вечного господства Второго Рима над миром.

Символом победы Софийский собор остается и поныне. Когда через несколько поколений после Юстиниана латинского императора сменил на престоле греческий базилевс, он и его наследники короновались только в Церкви Божественной мудрости. После того, как в 1204 году рыцари, участвовавшие в Четвертом крестовом походе, завоевали Константинополь, они «посадили на патриарший престол развратника, певшего вульгарные песни и осквернявшего священное место», — писал современник.

 Символ «новой Турции»

 А после завоевания города османами в 1453 году султаны-победители превратили собор не только в главную мечеть своей новой столицы, но и сделали ее образцом для своих собственных молельных домов. А в 1934 году Мустафа Кемаль Ататюрк превратил это здание в музей и увенчал тем самым свою светскую революцию.

В наши дни в Турции вновь все громче слышны победные возгласы. Во главе выступающих стоит Бюлент Аринч, вице-премьер в правительстве Реджепа Эрдогана, возглавляющий консервативное и радикальное исламское крыло правящей Партии справедливости и развития. Как Аринч заявил недавно на одном из митингов, символом «новой Турции» должен стать «печальный Софийский собор», которому надлежит вернуть его божественное предназначение и вновь превратить в мечеть. С двумя другими Софийскими соборами — в Иснике и Трабзоне — это уже произошло. Как долго Эрдоган еще сможет противостоять этому давлению в отношении собора в Стамбуле, пока неясно. Насколько часто «Божественная мудрость» влияла на политику, свидетельствует сама история возникновения собора Святой Софии. Одно из доказательств в пользу версии, что Юстиниан инсценировал восстание «Ника», чтобы спровоцировать оппозицию на открытое выступление, связано с планами в отношении собора. Так, высокопоставленный чиновник Зонара писал, что всего через 38 дней после разрушения стоявшей на том месте ранее Софийской церкви, 15 января 532 года, началось строительство нового собора. А соответствующие планы наверняка готовились задолго до этого.

Кстати, старая церковь была также построена после восстания, в результате которого в 404 году была стерта с лица Земли Дворцовая церковь, возведенная еще основателем города Константином Великим. Стоящий на центральном бульваре города, неподалеку от дворца и ипподрома, собор Святой Софии как бы дополнял воплощенное в камне триединство императорской власти на Золотом Роге. Кроме того, Юстинианом двигало честолюбие и стремление превзойти построенную незадолго до этого Полиевктову церковь, которая, как считалось, была выше самого иерусалимского Храма Соломона.

 40 тысяч фунтов серебра на украшение Святых даров

 Возведение церкви Юстиниан поручил архитектору Анфимию из Трал и математику Исидору Милетскому. На украшение храма он не пожалел 340 центнеров золота. На одни лишь Святые дары ушло 40 тысяч фунтов серебра.

Уже 27 декабря 537 года храм можно было открывать. «Соломон, я превзошел тебя!» — прокричал, согласно летописям, пораженный правитель. То обстоятельство, что по своей форме она напоминала типичную базилику поздних античных времен, он предпочел «не заметить». Потому что купол, благодаря которому собор выделялся как центральное строение, просто потрясал воображение. Имея высоту в 55,6 метра и диаметр в 33 метра, храм превосходил все, что до тех пор построили римские инженеры.

Юстиниан поручил Прокопу, главному историку своего времени, запечатлеть величие императорских строений в одной общей летописи. Первая ее часть посвящена собору Святой Софии. Благодаря этой летописи мы можем представить себе великолепие его внутренней отделки, которая в наше время несет на себе отпечатки времени и бесчинств мародеров.

Свет, проникавший внутрь через многочисленные окна — в том числе и купольные — переливается в золотых мозаиках. «Блеск и гармония размеров украшают его, — писал Прокоп. — Каждый, кто приходит в собор помолиться, сразу понимает, что воздвигнуть его помогла не человеческая сила и не искусство, а помощь Господа; сознание его поднимается к Богу, витает в вышине и верит в то, что Господь не где-то далеко, а в этих помещениях, которые он выбрал сам».

 Языческие герои на Соборной площади

  Это была имперская идеология, реализованная в камне. Потому что наместник Бога на Земле был, в соответствии с византийской интерпретацией не римским епископом, а (восточно-)европейским императором, при котором Патриарх Константинопольский был лишь главным священником города. Какая имперская символика еще была связана с «Великой церковью», как еще называли Софийский собор, показывает другое поручение, приписываемое Юстиниану. Он якобы поручил своим наместникам в разных провинциях «искать колонны и столбы, пластины и стойки, алтарные ограды и всевозможные материалы, которые могли бы пригодиться при строительстве церкви».

Кроме того, территория вокруг храма была украшена сотнями статуй, в первую очередь, статуй языческих героев и божеств. Они должны были подкреплять амбиции Восточного Рима на то, чтобы являться настоящим наследником древней империи, повелитель которого блеском божественной мудрости олицетворял собой всемирное могущество. Эксперты Технического университета немецкого города Дармштадт показали, как архитектурные детали и литургия объединяют имперскую идею, передачу божественного блага на Землю и античную философию.

Определенно, Собор Святой Софии был символом его города и его империи. Потому что с повторным завоеванием Италии, Испании и Африки Юстиниан почти восстановил империю до ее прежних границ. Впрочем, еще сотней лет позже арабы и славяне вновь существенно уменьшили ее территорию.

Повреждения, упразднение которых Юстиниан поначалу еще мог финансировать, его потомки восстанавливать перестали. Крестоносцы были полностью истощены. После обратного завоевания города византийцами императоры со своими придворными переселились в хорошо укрепленную крепость и оставили «Божественную мудрость».

 Место раскола церкви

 Местом действия Великой Схизмы, в результате которой христианская церковь разделилась на Западную и Восточную, стал, между прочим, именно Софийский собор. Во время визита в Константинополе в 1054 году римский кардинал Гумберт Сильва-Кандидский возложил на престол храма Святой Софии папскую грамоту о низложении и отлучении от церкви константинопольского патриарха, который отказывался признать главенство Папы Римского. Это был окончательный раскол христианской церкви.

Сегодня Собор Святой Софии является одной из главных достопримечательностей Стамбула. Ежегодно его посещают более трех миллионов человек. Если Эрдоган уступит натиску со стороны происламских сил и превратит Софийский собор в мечеть, то потребуется, возможно, вмешательство ЮНЕСКО, в Списке мирового культурного наследия которой храм значится с 1985 года.

Если это действительно произойдет, то из храма придется убрать многие «следы» христианства, накопившиеся там за минувшие столетия, и завесить музейные украшения. И тогда один из величайших памятников мировой архитектуры вновь превратится в то, чем он был изначально: символом жестокой победы.

 Источник: ИноСМИ

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий